Posted 24 мая, 12:09

Published 24 мая, 12:09

Modified 24 мая, 12:11

Updated 24 мая, 12:11

В мечети Казани

Что скрывает никаб? Муфтий Москвы просит доказать связь одежды с экстремизмом

24 мая 2024, 12:09
Фото: InKazan
В мечети Казани
Запретить никабы нужно по соображениям безопасности, говорит глава СПЧ Фадеев и те, кто его поддерживают. Докажите, что никабы ей угрожают, отвечают сторонники муфтия Москвы Аляутдинова. Дискуссия о женской одежде выходит на новый уровень, и власти попадают в ситуацию цугцванга.

Елена Петрова

Что волнует противников никаба

Позиция сторонников запрета никабов и паранджы простая: невозможно понять, кто скрывается за накидкой. Может быть, это не религиозная женщина, которая строго следует исламу, а «небольшой, но крепкий» мужчина, задумавший недоброе. Заместитель директора Института стран СНГ, политолог Владимир Жарихин уверен, что «никабы опасны, посколько полностью исключают идентификацию лиц».

Интересно, что Валерий Фадеев, который вынес тему никабов на всенародное обсуждение, обращается не к федеральным властям, а к религиозным организациям и регионалам. Это и понятно: на федеральном уровне противники женщин в накидках поддержки не имеют, напоминает издание InKazan. Действительно, прошлой осенью в московском метро молодой человек увидел женщину в никабе и потребовал от нее открыть лицо, опасаясь за свою безопасность:

«А вы все [пассажиры вокруг] толерантные, да? То, что у нас русских пацанов на СВО убивают, пока эти здесь сидят… Я хочу, чтобы она сняла это и нормальную одежду носила. Она закрывает лицо — у нас это террористическая угроза может быть, понимаешь?»

СК РФ начал проверку мужчины, и даже одиозный депутат из Петербурга Виталий Милонов публично осудил его.

Госдуму вопрос никабов разделил. Депутат Михаил Матвеев пишет запросы в МВД и просит объяснить ему, почему правоохранительные органы бездействуют. В МВД говорят, что закона в Российской Федерации, по которому ношение религиозной одежды запрещено, нет. Вот если женщина в никабе забредет на митинг оппозиционных сил, тогда ее задержат, потому что для полицейских что никабы, что балаклавы — одно. С 2004 года на демонстрациях и митингах закрывать лицо нельзя.

В мусульманской среде единого мнения по поводу никабов и хиджабов нет. Впрочем, и по другим вопросам различия среди различных духовных центров ислама в России огромные.

Что говорят мусульмане

Мнение муфтия Москвы Аляутдинова отличается от позиции Духовного управления мусульман самого большого в России мусульманского анклава в Татарстане и Башкирии. Там говорят четко: никабы не поддерживаем. Такая же жесткая позиция в Чечне — там «арабская одежда» под фактическим запретом. Для чеченского мусульманства и клана Кадырова все, кто носит никабы — вакхабиты. Еще не забыты теракты с «черными вдовами» в начале 21 века. Собственно, и договор между Москвой и Грозным и был основан на том, что Кадыров должен карать железной рукой всех экстремистов.

Московский муфтий, получивший исламское образование в Египте и принадлежащий к другому, молодому поколению духовных наставников мусульман, чем тот же Талгат Таджутдин из Уфы, окончивший единственное медресе в Бухаре еще в советские времена, сначала предрекал раскол по вопросу никабов.

Сейчас Ильдар Аляутдинов говорит более спокойно: если противники докажут, что женщины под покрывалом угрожают всеобщей безопасности, мусульмане подчинятся новым требованиям:

«Если официальными органами будет выявлена связь ношения никаба с ростом риска экстремизма, и как итог запрет никаба послужит сохранению жизней наших граждан, то Духовное управление мусульман готово поддержать предложение В. Фадеева, отказавшись от желательного (в данном случае — ношение никаба) в пользу обязательного, т. е. сохранения жизни и здоровья людей».

Но есть и много «но»:

«Любой запрет, особенно касающиеся религиозного вопроса, воспринимается обществом болезненно и не остается бесследным. Любому верующему тяжело принять факт запрета того, что не запретил Сам Всевышний.»

Российские мусульмане признают, что никабы ни в Татарстане, или Башкортостане, или на Кавказе никогда не носили, однако аргументы безопасности — это абсолютно надуманная история.

Исламовед Рустам Батров из Казани напоминает, что еще три года назад вся страна ходила в масках из-за пандемии, и никому не приходило в голову даже вспоминать о безопасности:

«Я соглашусь, что никабы не в традиции российских мусульман, но панки ходят с ирокезами или тоннелями в ушах — это что, в традициях российского многонационального народа? »

Никаб как индикатор «свой-чужой»

Однако допустить наглухо закутанных в черные покрывала женщин в общественную жизнь или запретить им выражать свои религиозные чувства таким способом перестал быть спором о традициях. Сейчас общественная дискуссия о никабах проходит под знаком теракта в «Крокус-Сити-Холле».

«Это не направлено на укрепление дружбы народов — это направлено на то, чтобы показать, кто здесь чужой», — уверен исламовед Рустам Батров.

Историк церкви Сергей Бычков также видит связь между никабами и «Крокусом»:

— Здесь опять это деление свой — чужой. Если в никабах — то чужой. А имамы защищают никабы, это и понятно. Они хотят защитить национальную идентичность. Что-то надо противопоставить той волне ксенофобии, которая сейчас развивается. Нельзя забывать, что русское население уменьшается, а приток мусульман все больше и больше.

Антимигрантские настроения в обществе возникли не вчера. Гражданам не нравились инородцы, которые приезжали в России и продолжали жить своими обычаями. Власти не очень интересовались мигрантами, которые решали проблему нехватки рабочей силы, и никаких государственных программ по интеграции так и не возникло. Зато полиция и прочие миграционные службы чувствовали себя вполне комфортно — коррупция в их среде цветет и по сей день пышным цветом.

Несмотря на образцово-показательные депортации таджиков из московских аэропортов, российским властям замолчать проблему будет трудно. Когда в пабликах полстраны ругали мигрантов, никто из властей на это просто не реагировал. А вот угроза религиозному миру внутри государства не нужна никому. Многие мусульмане чувствуют себя обиженными.

«Может быть, в головах создателей этой инициативы есть намерение ударить по мигрантам, но это ударит и по российским гражданам, которые в таких архаичных формах исповедуют ислам», — считает Рустам Батров.

Депутат Госдумы России Айрат Фаррахов живет по принципу «поменьше запретов».

«Все, что касается никабов, это, безусловно, не наша культура. И, конечно, это не культура шариата. Это традиции каких-то очень немногих стран, а потому вопрос — почему мы должны на уровне федерального законодательства это запрещать? Это вызовет дискуссии и еще непонятно, в какую сторону они заведут».

Муфтий Москвы сегодня снизил градус, теперь очередь СПЧ.

"