Posted 19 мая, 13:54

Published 19 мая, 13:54

Modified 19 мая, 13:58

Updated 19 мая, 13:58

Глава Чечни Рамзан Кадыров

Вся «регентская» рать: Кадыров занялся вопросами «престолонаследия»?

19 мая 2024, 13:54
Фото: Елена Афонина/ТАСС
Глава Чечни Рамзан Кадыров
Сразу несколько знаковых фигур из ближайшего окружения главы Чечни оказались в федеральном медийном поле на фоне слухов о слабом здоровье Рамзана Кадырова и скандала из-за попытки «вернуть родным» сбежавшую из дома Лию Заурбекову.

Николай Владимиров

Укрепление федеральных позиций

В Чечне продолжаются кадровые перестановки, которые эксперты связывают с «болезнью» Кадырова и подготовкой соответствующего трансфера власти в республике. Несмотря на то, что пиарщики Кадырова демонстрируют видеокадры, подтверждающие его отменное здоровье (глава Чечни работает со штангой, руками сдвигает тяжелый внедорожник и т. п.), а также его появление на инаугурации Владимира Путина, кадровая суета вокруг его родственников и ближайших друзей может свидетельствовать об обратном.

Создается впечатление, что Кадыров пытается максимально укрепиться в федеральном правительстве и центральных аппаратах силовых структур для подготовки своего преемника.

Так, из уже состоявшихся кадровых решений обращает на себя внимание назначение (согласно источникам Telegram-каналов) главой правительства РФ Михаилом Мишустиным родственника главы Чечни Одеса Байсултанова первым заместителем министра спорта.

Это назначение, если оно официально подтвердится, интересно тем, что Байсултанов до февраля 2020 года к федеральному спорту не имел никакого отношения. Двоюродный брат Кадырова ранее возглавлял правительство республики, был замполпреда президента РФ в СКФО, а с апреля 2016 года работал первым замминистра по делам Северного Кавказа.

По слухам, он мог лоббировать проект строительства скоростной железной дороги между Ростовом-на-Дону, Краснодаром и всеми республиками Северного Кавказа расчетной стоимостью 1 трлн руб., интерес к которому якобы был у Рамзана Кадырова.

Однако в начале 2020 года Владимир Путин упразднил министерство по делам Северного Кавказа, после чего Кадырову удалось передвинуть свою креатуру на другую топовую позицию в федеральном правительстве. Теперь же Байсултанов стал на ступеньку ближе к министерской должности.

Лорд освободился для новой должности

Однако самым обсуждаемым событием уходящей недели стала добровольная (так официально заявлено) отставка с поста спикера парламента Чеченской Республики Магомеда Даудова. О ней было официально объявлено 15 мая.

Даудов — интересная фигура. В первую Чеченскую войну он был на стороне сепаратистов. Во вторую — в противоположном лагере под началом нынешнего главы Чечни. До того, как стал главой парламента, передвигался по полицейской карьерной лестнице и много сил приложил для ликвидации видных деятелей ичкерийского режима.

Кроме того, правозащитники ему приписывают негуманные методы обращения с представителями сексуальных меньшинств в республике. В Чечне Даудова знают как Лорда — не то позывной, не то прозвище, данное ему, по слухам, Рамзаном Кадыровым после первого знакомства. Магомед Даудов (Лорд), по мнению политологов, является одним из двух самых доверенных единомышленников Кадырова — наряду с депутатом Госдумы Адамом Делимхановым.

В Telegram-каналах со ссылкой на источники во власти фигурируют разные должности, на которые Кадыров может попытаться продвинуть своего протеже. Это и замминистра обороны, и замглавы Росгвардии.

Если Кадырову удастся поставить Лорда на пост заместителя Андрея Белоусова, то уже можно будет говорить о чеченской группе в оборонном министерстве. Несколько ранее другой видный соратник главы Чечни, экс-командир батальона «Ахмат» Апти Алаудинов занял должность заместителя начальника Главного управления по военно-политической работе Минобороны РФ.

Интересно, кстати, что в 2000-е годы Даудов и Алаудинов, возглавлявшие республиканские полицейские подразделения, отвечали за «зачистку» республики от известных деятелей и полевых командиров непризнанной Ичкерии.

Называют и еще одну возможную должность Даудова — глава правительства Чечни. Но эксперты считают такую рокировку маловероятной в силу нынешней не очень большой значимости этого поста.

Считается, что для Кадырова гораздо важнее поставить своих людей на посты глав республиканских силовых структур, что пока ему не вполне удается. Например, он никак не может согласовать на должность главы МВД республики своего родственника по линии жены Дэни Айдамирова. Главой регионального управления ФСБ в республике недавно был назначен Дмитрий Кечкин, которого никак нельзя назвать «человеком Кадырова».

Не допустить «варяга»

Возникает вопрос — зачем Кадырову понадобилось двигать на работу в Москву Магомеда Даудова, отвечавшего в республике за всю внутреннюю политику?

По мнению экспертов, это может быть связано именно с «престолонаследием» в Чечне. Известно, что баланс сил и интересов чеченских элит соблюдается исключительно Кадыровым. В случае его ухода с поста главы республики между различными тейпами может начаться жесткая борьба за это кресло, не исключено, что и весьма кровавая ввиду местных нравов и обычаев, а также «эха войны».

Поэтому, чтобы соблюсти равновесие, федеральный центр может поставить на эту должность «варяга». Возможно, даже чеченца по национальности, но не замешанного в местной «политике» последних двух десятилетий. В этой ситуации вполне понятно, что влияние на политические процессы такого фактора как особые личные отношения между Путиным и Кадыровым уменьшится. А это ставит под удар весь клан Кадыровых, фактически единолично руководящий республикой.

Именно этот риск, очевидно, и толкает Кадырова на срочные кадровые решения. Бытует версия, что у Кадырова есть свой вариант решения проблемы «престолонаследия», о котором он пытается договориться с Кремлем. Коротко его можно назвать «регентство».

Дело в том, что сыновья Рамзана Кадырова в силу юного возраста очень нескоро смогут претендовать на пост главы Чеченской Республики. Поэтому нужен надежный человек, известный не только на республиканском, но и на федеральном уровне, чтобы стать главой республики — временно, пока один из сыновей Кадырова (сегодня считается, что главный претендент на власть — 16-летний Адам) не дорастет до минимального «конституционного» возраста президентства.

Сами же дети Рамзана Ахматовича в это время будут руководить разными важными республиканскими министерствами и ведомствами, балансируя влияние «временного» президента и продолжая быть гарантами соблюдения разного рода межтейповых договоренностей, заключенных при участии Кадырова.

Три главных «регента»

В данный момент экспертами рассматриваются три кандидатуры на роль такого «регента».

Считается, что меньше всего шансов на это у Адама Делимханова в силу его своеобразной репутации. Второй кандидат — как раз Магомед Даудов, и именно для подготовки его к этой роли требуется срочная «командировка» в Москву на како-нибудь видный пост в федеральном правительстве. Лорд никогда не работал за пределами Чечни, и это нужно срочно исправить.

Третья кандидатура — упомянутый выше Апти Алаудинов. Это самый узнаваемый на федеральном медиаполе из всех, за исключением Кадырова, чеченец благодаря неустанным трудам федерального телевидения по освещению его деятельности на СВО.

Но с Алаудиновым вопрос не такой простой. Пишут, что одно время он выпал из фаворы Кадырова и даже уехал из Чечни на ПМЖ в Москву, а затем был им отправлен на СВО во главе своей «армии» по принципу «кого не жалко». И из двух последних кандидатов в «регенты» доверия у Кадырова к Лорду, конечно, больше.

Несомненно, что кандидатов на «регентство» со стороны Кадырова может быть и больше. В частности, пишут, что еще один видный представитель чеченкой власти может быть делегирован на пост замминистра федерального правительства. Кроме того, упомянутый выше Одес Байсултанов вполне может рассматриваться на эту роль (хотя на федеральном уровне у него нет узнаваемости, телевизор при необходимости это поправит).

Московская полиция не «прогнулась» перед Делимхановым

А подозревать федеральный центр в планах поставить на освобожденное Кадыровым место независимого от нынешнего главы Чечни и при этом влиятельного в республике человека (на роль которого может рассматриваться и Алаудинов) поводов у Рамзана Ахматовича прибавилось как раз на уходящей неделе.

Речь идет о довольно типичной истории, когда совершеннолетняя девушка сбежала из Чечни в поисках свободной светской жизни, а местные силовики и родственники (часто это одни и те же люди) ее выслеживают и отправляют домой под стоны и проклятия правозащитников и при индифферентном отношении к этому российской власти.

Однако очередная такая история в Москве закончилась совсем нетипично. 19-летняя Лия Заурбекова сбежала из дома в Чечне 13 мая. Родственники как-то выследили ее в Москве, но она их опередила и успела спрятаться в отделе полиции на Каширском шоссе.

Родственники окружили этот отдел полиции с требованием выдать девушку. Сама Лия заявила полицейским о физическом и эмоциональном насилии со стороны родственников и нежелании с ними жить.

Дальше вроде бы все шло по накатанной схеме. В самом первом сообщении об этом ЧП в одном из Telegram-каналов говорилось, что полиция, по ее заявлению, не намерена содействовать девушке, объяснив конфликт «их семейными традициями». При этом в игру включился Адам Делимханов, угрожая наказанием тому, кто «ввел в заблуждение и манипулировал» девушкой.

Позднее чеченский омбудсмен подтвердил, что Делимханов лично занимается эти делом. Казалось бы, вопрос решен. Начали шуметь правозащитники, но к ним в последние годы, особенно в отношении своеобразных обычаев чеченцев, мало кто прислушивается.

Однако же развязка конфликта всех поразила — московские полицейские не только не выдали девушку, но и при поддержке правозащитников переправили ее из-под носа родственников в безопасное место. А на утро она, по ее утверждению, была уже за пределами России.

Такая молниеносная операция силовиков ломает все шаблоны чеченских вольностей и очень зримо намекает на то, что у Рамзана Кадырова в России уже не все схвачено и ему есть о чем беспокоиться. Как и его окружению.

"