Posted 15 мая, 14:21

Published 15 мая, 14:21

Modified 15 мая, 14:23

Updated 15 мая, 14:23

Мнения аналитиков относительно грядущего банковского кризиса в стране разделились.

«Плохие долги» и банковский кризис: россиянам стало сложнее справляться с кредитами

15 мая 2024, 14:21
Фото: 1MI
Мнения аналитиков относительно грядущего банковского кризиса в стране разделились.
Эксперты заговорили об угрозе банковского кризиса. На такой сценарий указывают индикаторы системных финансовых и макроэкономических рисков. Однако с такими выводами согласны не все.
Сюжет
Банки

Анна Скудаева

Высокие ставки и «плохие долги»

Как отмечается в отчете Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), вероятность возникновения системного банковского кризиса в стране оценивается как «высокая», а кризиса «плохих долгов» — как «средняя».

Но на фоне возможных шоков есть и позитивные прогнозы: «бегства вкладчиков», экономической рецессии, а также валютного кризиса в стране в ближайшее время, скорее всего, не произойдет.

Одной из наиболее серьезных проблем, вызывающих беспокойство участников финансового рынка, аналитики называют кризис «плохих долгов». Проще говоря, просроченные кредиты и невозможность заемщиков их погашать.

«Множество заёмщиков (прежде всего — по потребительскому кредиту), попавших в хроническую зависимость от привлечения новых средств, при более жестких условиях перекредитования становятся неплатёжеспособными», — отмечается в докладе ЦМАКП.

Кризис «плохих долгов» постепенно нарастает, хотя отчеты говорят об «охлаждении» кредитного рынка из-за заградительно высоких ставок.

И если ипотека «живет» по своей программе и напрямую зависит от действий госпрограмм, то потребительское кредитование за счет макропруденциальных лимитов не первый месяц «скукоживается». По прогнозу Центробанка, в 2024 году можно ожидать заметного охлаждения розницы: прирост ипотеки, по прогнозу, составит 7–12% за год (вместо +34,5% годом ранее), а прирост потребительского кредитования — 3–8% (потребкредиты в 2023 году показали рост на 15,7%).

В долгах, как в шелках

Потеряв возможность перекредитоваться, россияне, перегруженные потребкредитами, оказываются на грани банкротства.

«Предполагается, что после состоявшегося выхода кредитного рынка на определенные, превышающие безопасный уровень, темпы роста, последующее „охлаждение“ рынка уже не отодвигает, а наоборот — запускает подобный кризис», — отмечают эксперты ЦМАКП.

Аналитики указывают, что многие россияне демонстрируют признаки «рискованного финансового поведения»: рост их расходов существенно опережает динамику их доходов. В таких условиях многие вынуждены брать займы для того, чтобы оплатить первоочередные нужды.

«В случае, если это станет устойчивой тенденцией, это может привести к разбалансировке финансов домашних хозяйств, и, соответственно, снижению их платёжеспособности», — предупреждают аналитики.

Бегом в МФО

В то время как банковские кредиты из-за высокой кредитной нагрузки становятся для многих недоступными, некоторой категории россиян приходится пользоваться услугами мкрофинансовых организации (МФО), где деньги граждане вынуждены занимать под грабительские проценты. А это загоняет заемщиков в еще более жесткую финансовую кабалу.

В марте, следует из данных НБКИ, россияне оформили 2,97 млн микрозаймов, тогда как в феврале их было 2,94 млн. При этом средний размер микрозайма (или «займа до зарплаты» до 30 тысяч рублей) составил 9,95 тыс. рублей, увеличившись на 2,3% по сравнению с предыдущим месяцем (в феврале 2024 года сумма микрозайма в среднем составляла 9,73 тыс. руб.).

А по сравнению с данными 2023 года средний чек «займа до зарплаты» в марте 2024 года вырос более существенно — на 13% (в марте 2023 года он составлял 8,8 тыс. руб.).

Остановить «плохие долги»

Как отмечает начальник аналитического отдела ИК «РИКОМ-ТРАСТ», к. э. н. Олег Абелев, цель политики ЦБ по увеличению ставки состоит в том, чтобы приостановить скачок плохих долгов.

«И стратегия ЦБ оказалась вполне успешной. Мы видим, что удалось охладить спрос на заемные продукты. В 1 квартале наметилось замедление спроса на заемные деньги. Удалось избежать риска изъятия ликвидности с банковских депозитов. Более того, сейчас наблюдается, наоборот, рост средств на счетах и депозитах. За последний месяц примерно на триллион выросли объемы средств на счетах и депозитах населения в банках. С точки зрения ликвидности банковская система сейчас довольно неплохо себя чувствует», — полагает эксперт.

По его словам, этот фактор сейчас — основной из тех, которые влияют на общий уровень закредитованности банковского сектора.

«Ужесточение условий кредитования, повышение стоимости заемных средств должно привести к тому, что темпы роста кредитования должны снижаться. И мы видим, что на кредитном рынке есть охлаждение», — отмечает Олег Абелев.

Однако, по его мнению, говорить о масштабном кризисе по всему банковскому сегменту нельзя.

«Скачки плохих долгов могли иметь место в сегменте микрокредитования, при рефинансировании кредитов и займов. Как раз новая практика ЦБ с введением показателя предельной долговой нагрузки была призвана снизить спрос на рефинансирование, купировать скачки плохих долгов», — убежден аналитик.

Отставить панику!

В свою очередь, директор по корпоративным финансам компании Finbridge Александр Уваров полагает, что предупреждения некоторых аналитиков о грядущем банковском кризисе в стране несколько преувеличены.

«Предпосылки для возникновения серьезного банковского кризиса в России (в виде бегства вкладчиков, заморозки активов, национализации крупных игроков, необходимости масштабной рекапитализации банковского сектор и т.д) в настоящий момент не просматриваются», — уверен Александр Уваров.

Он поясняет, что если основываться на отчете ЦБ за апрель, то доля проблемных кредитов как корпоративных заемщиков, так и розничных остается стабильно исторически невысокой (5,2% и 4,3%).

«Безусловно, сектор сталкивается с проблемой ускоряющихся темпов кредитования, которая может привести к кризису плохих долгов, но для оценки общей ситуации нужно принимать во внимание еще и низкую безработицу и ситуацию на рынке труда», — считает эксперт.

Отложенное развитие

А вот прогнозы по корпоративному кредитованию регулятор в начале весны изменил. Центробанк полагает, что рост корпоративного кредитования в 2024 году составит 6-11%, вместо ранее прогнозируемых 5-10%.

Начальник отдела аналитических исследований Института комплексных стратегических исследований, кандидат экономических наук Сергей Заверский обращает внимание на то, что основным драйвером роста корпоративного кредитования остается структурная трансформация экономики.

«В последние два года идут активные процессы, связанные с импортозамещением, формированием новых производственных и логистических цепочек, что требует значительных средств. Многие компании начали активную реализацию инвестиционных проектов, и высокий уровень ставок, конечно, увеличивает их издержки, но слабо влияет на готовность продолжать инвестиции в уже начатые проекты», — полагает он.

По мнению экономиста, недоступность кредитов может повлиять на готовность бизнеса инвестировать в будущем.

«Мы видим, например, что новый прогноз Минэкономразвития по динамике инвестиций в основной капитал предполагает существенное снижение их темпов роста уже по итогам этого года. Что, в свою очередь, скажется вскоре и на динамике кредитования», прогнозирует эксперт.

Сергей Заверский также указывает, что в последнее время банки сокращают вложения в облигации, в том числе в рамках замещения облигаций на кредиты.

«Объем вложений банков в долговые ценные бумаги снизился за март на 0,2 трлн руб., и в первую очередь именно из-за сокращения вложений в корпоративные бумаги. В результате, если рассматривать динамику предоставления банками средств бизнесу по обоим каналам в совокупности, то темпы ее роста уже не выглядят настолько впечатляющими, так как темпы роста вложений банков в облигации снизились по сравнению с прошлым годом примерно в 2-3 раза», — указывает эксперт.
"