Posted 13 мая, 18:39

Published 13 мая, 18:39

Modified 14 мая, 11:06

Updated 14 мая, 11:06

На передовой требуется пополнение

Мобилизация 2.0: успеть раньше Зеленского

13 мая 2024, 18:39
Фото: Изображение Midjourney
На передовой требуется пополнение

О мобилизации заговорили снова: нужна ротация войск на передовой

Писатель и участник СВО Захар Прилепин воспользовался сменой главы Минобороны, чтобы поднять больше всего волнующий фронтовиков и членов их семей вопрос: когда будет ротация войск на передовой?

Николай Владимиров

Две правды о ротации войск в СВО

Личная просьба министру… Так Прилепин обратился к будущему главе Минобороны Андрею Белоусову. «При первой же возможности попросил бы Андрея Рэмовича ротировать те 300 тысяч мобилизованных, что почти безвылазно находятся на фронте почти два года», — написал 13 мая Прилепин в своем тг-канале.

В связи с этим довольно резким заявлением популярного в военной среде общественного деятеля и политика в аналитический оборот вернулась тема «частичной мобилизации», точнее ее второй волны. Потому что, по мнению многих экспертов, отправить на «летние квартиры» 300 тыс. мобилизованных и не «уронить» при этом фронт на Украине без призыва как минимум такого же числа «свежих» солдат и офицеров вряд ли получится.

Интересно, что эта тема — необходимости ротации военнослужащих, участвующих в СВО — всячески замалчивалась в федеральном медийном пространстве в последние полтора года вне зависимости от того, как шли дела на фронте.

Сам же Прилепин в своем заявлении говорит о противодействии «фабрик ботов» попыткам ее обсуждения. Некоторые депутаты Госдумы из числа бывших военных, позволявшие себе размышлять о второй волне мобилизации, быстро ставились на место старшими товарищами.

И Владимир Путин, и теперь уже экс-глава Минобороны Сергей Шойгу, и руководитель профильного комитета по обороне Госдумы Андрей Картополов не один раз в последнее время заявляли, что необходимости во «второй волне» просто нет, поскольку пополнение рядов участников СВО производится в достаточном количестве за счет добровольцев-контрактников.

И это было правдой — линию фронта военным удалось удержать и даже начать развивать контрнаступление на отдельных участках. Но есть и другая правда, о которой говорят Прилепин, участники различных акций родственников мобилизованных в регионах и военкоры — люди не могут годами находиться под огнем. Им нужны отдых и психологическая и физическая реабилитация. И контрактники, приходящие в войска, этих ветеранов не заменят. Они лишь заполнят лакуны, оставленные убитыми и ранеными.

Почему замалчивалась проблема новой мобилизации

Но тема новой волны мобилизации для власти была очень невыгодна по многим причинам.

Во-первых, она порождала негативные ожидания и настроения у сотен тысяч семей накануне важных президентских выборов.

Во-вторых, предыдущая мобилизация вызвала отъезд из страны, по некоторым данным, до миллиона граждан — молодых, образованных и полных сил, что не могло не сказаться на экономике страны. Они уже частично вернулись, но малейший риск нового призыва на СВО тут же направит их обратно, что еще больше усугубит кадровый голод во многих отраслях народного хозяйства.

В-третьих, значительная часть молодых мужчин остаются в «серой зоне» экономики, работая без трудовых договоров вдали от места прописки, — чтобы не привлекать к себе внимание военкомов. А это тоже не добавляет экономике устойчивости, а государству — налогов.

В-четвертых, резко сократилась деторождаемость. Что неудивительно — молодежь и так в последние десятилетия обзаводилась детьми поздно, предпочитая сначала создать для них и для себя комфортные финансовые условия. А в условиях военного конфликта, который может разрушить семью, планы по рождению детей могут себе позволить только те, кому мобилизация не грозит.

И из этого списка неприятных последствий мобилизации к настоящему времени стал менее актуальным только один — президентские выборы уже позади и недовольство граждан на политической жизни страны сильно не отразится. Возможно, поэтому и не такая резкая реакция ЛОМов и «фабрик ботов» на слова Прилепина, какой бы она могла быть еще пару месяцев назад.

Киев поставит под ружье сотни тысяч граждан

Интересно, что перед украинским руководством стояла такая же проблема. Несмотря на впечатляющие цифры численности украинских вооруженных сил — около миллиона военнослужащих (по разным данным — от 800 тыс. до 1,3 млн человек) — реальная численность сухопутных войск, способных вести боевые действия, примерно в два раза меньше.

Сам президент Зеленский в конце прошлого года называл цифру 600 тыс. «воинов разных родов войск». Если же поверить западным СМИ и рассказам украинских военнослужащих, у Киева в зоне конфликта еще меньше солдат и они изрядно потрепаны в боях, поскольку так же, как и российские военные, за два года кампании не ротировались.

Кроме того, из-за перебоев с поставками западных вооружений украинские военные на передовой способны оказывать все меньшее сопротивление наступающим войскам РФ, их психологический настрой неуклонно ухудшается, постоянно растет число «самовольно ушедших с места службы».

В связи с этим президент Зеленский вопрос с мобилизацией и соответствующим негативом общества для себя решил. Украинская мобилизация начнется уже 18 мая. Хозяину Банковой проще перенести недовольство граждан — он президентские выборы проводить не собирается до окончания конфликта с Россией, несмотря на большие вопросы к его легитимности.

Причем, судя по заявлениям украинских политиков, Незалежную ожидает чуть ли не тотальная мобилизация — отменяется категория «ограниченно годных» к несению службы, из-за чего в войска могут попасть даже психически нездоровые граждане и носители ВИЧ-инфекции; служить разрешат осужденным за убийства и другие преступления особой тяжести и т. д. При этом ни о какой ротации войск на линии фронта речь не идет.

Времени мало: перестановки в Минобороны отодвинут принятие решения

И это решение Зеленского еще более обостряет проблему с ротацией передовых российских войск и соответствующей второй волной мобилизации. Ведь эти новые сотни тысяч солдат, поставленных под ружье на Украине, несмотря даже на всю их неподготовленность и отсутствие боевого опыта, придется встречать действующей российской группировке войск, измотанной двухлетними сражениями. И контрактники, пополняющие эту группировку чрезвычайными финансовыми усилиями российских регионов, смогут только укрепить ее, но не заменить.

Конечно, украинские мобилизованные второй волны появятся на передовой не завтра. Понадобится от нескольких месяцев до полугода, чтобы их собрать и мало-мальски обучить.

Насколько можно судить по сообщениям СМИ двух стран, в России военный учет должен быть налажен лучше — к осени должны заработать два электронных реестра Минобороны, которые значительно упростят процесс призыва граждан на военную службу. С середины прошлого года в них накапливаются данные по призывному контингенту и запасникам. Скорее всего, при необходимости их можно начать использовать и раньше осени, но вряд ли сотрудники военкоматов к этому сейчас готовы.

Кроме того, нет достоверной официальной информации, насколько готовы к приему на службу одновременно сотен тысяч рекрутов тыловые структуры — их надо обуть, одеть, вооружить, кормить, лечить, обучать и т. д. Помнится, в первую волну частичной мобилизации в РФ с этим были немалые проблемы.

В любом случае, время для принятия решения о второй волне мобилизации в России у власти достаточно ограничено: решение нужно принять в течение месяца-двух, чтобы успеть отмобилизовать нужное количество новых рекрутов к моменту появления на фронте украинских новобранцев. И этот процесс усложняется сменой руководства в Минобороны РФ — наверняка всяческие кадровые пертурбации и согласования отнимут немало времени, из-за чего принятие масштабных решений будет парализовано.

Возможно, конечно, российские власти что-то знают о скором мирном окончании конфликта и потому не торопятся с мобилизацией и ротацией войск на передовой. Слухов о таком варианте развития ситуации в мировых СМИ ходит немало, но насколько они достоверны — большой вопрос.

"