Posted 2 апреля, 13:35

Published 2 апреля, 13:35

Modified 2 апреля, 17:46

Updated 2 апреля, 17:46

Лишить здоровья по закону: разрешат ли труд подростков на вредном производстве

2 апреля 2024, 13:35
Ряд предприятий страны выступил с инициативой разрешить несовершеннолетним подросткам работать на производстве с вредными и опасными условиями. Логика простая: мигранты массово уезжают, надо кем-то заполнять рабочие места. Решит ли это проблему кадрового голода?

Ирина Мишина

Мигранты массово уезжают из страны. Тяжелое производство, на котором многие из них были заняты, простаивает. Тут наши законодатели и решили обратиться к молодому поколению.

По закону на вредном производстве — нельзя, но на практике — можно

Невольно вспомнились времена Великой Отечественной, когда к станкам вставали 12-14-летние дети. Неужели сейчас дойдет до такого?

Ситуация в промышленность действительно аховая. По данным «Мониторинга предприятий» Банка России, дефицит кадров в январе–марте побил рекорд. Обеспеченность работниками снизилась до минимума с 1998 года. Хуже всего ситуация у обрабатывающих производств, предприятий промышленности, добычи полезных ископаемых.

Пенсионеров к работе на производстве уже привлекали, но они надолго на тяжелом производстве, как правило, не задерживаются: подводит здоровье. Вот законодатели и решили обратить взор на юное поколение. Инициатором стал Татарстан, где парламент инициировал новый документ.

Суть его в том, чтобы разрешить привлекать подростков в возрасте с 16 до 18 лет к труду на вредных и опасных производствах. Соответствующие поправки депутаты предложили внести в статью 265 Трудового кодекса (ТК) РФ, которая запрещает использовать труд несовершеннолетних на работах с вредными или опасными условиями труда, а также там, где работа может навредить здоровью и нравственному развитию подростков.

Список таких вредных и опасных должностей утвержден отдельным постановлением правительства РФ. Например, молодых людей в возрасте до 18 лет нельзя использовать на работах, связанных с добычей нефти и газа, а также привлекать к литейным и сварочным работам в машиностроении.

Однако, Татарстан предложил дополнить статью хитроумной оговоркой о том, что использовать труд подростков в возрасте от 16 до 18 лет на работах с вредными или опасными условиями труда можно «по срочному трудовому договору для прохождения производственной практики, а также в случае трудоустройства после получения среднего профессионального образования в организацию, где они проходили производственную практику». Другими словами, если подростку еще нет 18, но он прошел практику на «опасном» предприятии, работать там ему можно. И даже нужно.

Трудовое законодательство — не панацея

Первым нанимать подростков на вредное производство решили на автомобильном КАМАЗе. Стоит отметить, что КамАЗ уже прибегал к нестандартным методам решения кадровых проблем, привлекая к работе мигрантов и заключенных. Однако вопрос нехватки квалифицированных специалистов по-прежнему остается острым для предприятия.

Также приглашать подростков на вредное и опасное производство будут на татарстанской «Алабуге». Эту инициативу уже поддержали в других регионах. Это Кабардино-Балкария, Камчатский край, Сахалинская, Ивановская и Томская области. А вот законодатели Красноярского края сочли, что нужны дополнительные обсуждение и доработка.

«Я узнал об этой проблеме в Татарстане, в колледже Алабуга-политех. Там реализуется программа специалитета, которая позволяет получить образование и трудиться до 18 лет. Однако в Трудовом кодексе есть ограничения для привлечения несовершеннолетних на определенные должности, но при этом указана ссылка на постановление правительства. В нем — условия, при которых можно трудится несовершеннолетним. У работодателей возникают трудности из-за юридических неточностей. Но выпускникам учебных заведений надо проходить практику и трудиться. Я считаю, при соблюдении норм охраны труда это делать можно, и Трудовой кодекс это позволяет. Те, кто проходил практику, готовы работать, им необходимо создать безопасные условия», — заявил «НИ» руководитель комитета Госдумы по труду и социальной политике Ярослав Нилов.

И привел пример: человек достиг 17-и с половиной лет и готов встать к станку, стоит ли этому препятствовать? Минтруд, уточняет Нилов, сейчас изучает возможность корректировки трудового законодательства.

Депутат также считает, что если подросток имеет квалификацию, образование, при соблюдении норм охраны труда он вполне может работать на тяжелом производстве. «Надо подходить к этому гибко, учитывая запросы рынка», — считает Ярослав Нилов.

Загвоздка в законодательстве действительно есть. Сейчас есть противоречие между Трудовым кодексом РФ и постановлением кабмина РФ. Трудовой кодекс запрещает работу на опасном производстве, а документ правительства разрешает привлекать подростков от 16 лет, если они при этом проходят производственную практику.

Условие — такой юный сотрудник работает не больше четырех часов в сутки, а на предприятии строго соблюдаются санитарные нормы и правила охраны труда (но и здесь есть исключение — верхолазные, взрывоопасные, подземные и подводные работы). Но эксперты считают это лишь лазейкой, которая позволит попросту эксплуатировать подростковый труд.

Существует конвенция Международной организации труда, которая запрещает допуск несовершеннолетних к вредным и опасным условиям труда, напоминает проректор Финансового университета при правительстве РФ Александр Сафонов.

«Если мы пойдем по пути разрешений под предлогом нехватки рабочих рук — тогда и инвалидам, и беременным женщинам надо разрешать работу на опасном производстве. Когда писали Трудовой кодекс, учитывали особенности молодого организма, который до 21 года еще не сформирован. Мы говорим о ранних инфарктах и инсультах, так зачем создавать для этого новые предпосылки? Тяжелые условия труда влияют не только на здоровье, но и на генетику, на репродуктивные возможности. К чему тогда все разговоры и здорлвье нации и повышении рождаемости?», — задается вопросом Александр Сафонов.

На самом деле трудовое законодательство на практике часто нарушается, руководители трудовых практик работают в «своих интересах», со студентом часто не заключают грамотно договор. «Зачем платить студенту и заключать с ним договор, когда он и так вынужден работать, чтобы закрыть практику», — рассуждают некоторые работодатели.

Выход — в модернизации, а не в эксплуатации

«На рынке труда сейчас действительно серьезный дефицит кадров. Безработица низкая — всего 1,5%. Большой спрос на работников в промышленности. Если не привлекать мигрантов, источники исчерпаны: старшее поколение подкосил ковид. В связи с этим мы уже сняли все возможные ограничения и разрешили подросткам во многих отраслях работать с 16 и даже с 14 лет. Но это возможно в сфере обслуживания, например. Разрешать работать на опасном производстве нельзя. Подростки не всегда адекватны, у них заниженное чувство опасности. Там, где есть движение, станки, инструменты, может быть риск для жизни. Технику безопасности у нас соблюдают чисто формально», — заявила «НИ» научный руководитель Института развития креативных индустрий Татьяна Абанкина.

С ней согласна председатель комитета Госдумы по вопросам семьи, материнства и детства Нина Останина.

«Главная задача государства — дать подростку здоровье и образование. Если начинать работать с 16 лет на вредном производстве, к 30-и годам не будет вообще никакого здоровья. Я не поддержу эти изменения, которые собираются вносить в Трудовой кодекс. Работать можно на практике в каникулярное время, а не с отрывом от учебы. Иначе мы получим поколение не доученных больных детей», — считает депутат.

Решать проблему кадрового дефицита можно по-разному. Сейчас, например, запущен национальный проект Минэкономразвития «Производительность труда». Но главное — это модернизация. На сегодня значительная часть промышленных предприятий России продолжает использовать устаревшую, изношенную технику и оборудование.

У 45% предприятий промышленности — машины и оборудованием в возрасте от 10 до 30 и более лет; средний возраст зданий и сооружений — 23 и 19, сообщает Центр конъюнктурных исследований (ЦКИ) ИСИЭЗ НИУ ВШЭ. По сути, вредное производство — это пережиток прошлого. Но технический прогресс у нас идет, увы, медленно.

«Недавно был на одном из стекольных заводов Саратова, там использовались до недавнего времени тяжелые металлы, которые ведут к изменению не только здоровья, но и генетики. Когда гидролизный процесс загнали в закрытый контур, изменили технологию, все сразу пошло иначе. Производство автоматизировано, сидят люди в белых халатах. И сразу увеличилась производительность, и люди пришли на работу. А вредное производство — это пережиток прошлого», — считает экономист Александр Сафонов.

Минтруд, разумеется, может рассмотреть поправки в Трудовой кодекс и разрешить подросткам доступ к вредному производству. Но остается вопрос: пойдут ли сами подростки на это вредное производство?

"