Posted 12 февраля, 15:35

Published 12 февраля, 15:35

Modified 12 февраля, 15:37

Updated 12 февраля, 15:37

Росгвардия не нужна: Абхазия отказалась от сотрудничества с силовым ведомством

12 февраля 2024, 15:35
Еще неделю назад информагентства передавали новость о готовящемся подписании соглашения о сотрудничестве между МВД Абхазии и Росгвардией, и вдруг сегодня из Сухуми пришел отказ — глава МВД заявил, что документ «не подлежит подписанию». Что случилось с лояльной Абхазией?

Елена Петрова, Наталья Сейбиль

В солнечной Абхазии на безоблачные отношения двух братских народов нашла туча. Еще три дня назад информагентства сообщали о готовящемся к подписанию договоре между МВД республики и Росгвардией договоре.

«Проект соглашения о сотрудничестве [между МВД Абхазии и Росгвардией] предполагает обмен опытом по актуальным направлениям взаимодействия, подготовку кадров на базе учебных заведений и учебных центров Росгвардии. Также речь идет о проведении совместных учебно-методических сборов и тренировок, развитии информационных технологий и обмене законодательными и иными нормативными правовыми актами в области обеспечения правопорядка», — цитирует пресс-релиз МВД Абхазии ТАСС.

Кто против Росгвардии в Абхазии

Однако об истинном масштабе планировавшегося сотрудничества стало известно после того, как МВД было вынуждено отказаться от этих планов под напором абхазской оппозиции. Выяснилось, что по этому соглашению Росгвардию можно было бы привлекать к наведению порядка на территории Абхазии.

«Абхазия — суверенное, независимое государство», и правоохранителей в регионе «достаточно» — так обосновал министр внутренних дел свой вердикт: «Не подлежит подписанию».

В Абхазии оппозиция может и умеет противостоять решениям правительства, вплоть до выхода на митинги и активной политической борьбы. Поэтому прозвучавшая в обращении сразу пяти НПО — «ФНЕА», «Апсны», «Аруаа», «АНД» и «Наша Столица» — к главе МВД угроза его отставки в случае разрешения российским силовикам входить на территорию республики была для Роберта Киута реальной.

Проект соглашения в обращении был назван «антинародной инициативой».

Говорим «МВД», подразумеваем «Президент»

Однако само обращение направлено не против главы МВД, а против президента страны Аслана Бжании, которого оппозиция подозревает в желании «поделиться суверенитетом» с Россией. Своего президента обвиняют в поднятии тарифов на электроэнергию, монополизации топливного рынка, непотизме и распродаже родины.

При этом политических разногласий у оппозиции в отношении России не было и нет. Абхазы благодарны северному соседу, что после многолетних сомнений Российская Федерация в 2008 году официально признала независимость Абхазии от Грузии.

«Абхазия является самым надежным партнером для России не только в регионе, но и в мире в целом. Республика Абхазия единственная страна в мире, которая на всех уровнях поддержала СВО, десятки добровольцев из Абхазии сложили головы на фронтах военной операции. Абхазия — единственная страна в мире, которая присоединилась к санкциям против Турции в 2016 году. Наши организации неоднократно выступали за равноправное участие Республики Абхазия в Союзном государстве», — напомнили министру и президенту представители оппозиции.

Тем не менее, о своей позиции политики говорят без экивоков:

«Это прямое вмешательство во внутреннюю политику нашего государства. В противном случае, предупреждаем, что наши действия не ограничатся призывами к отставке министра внутренних дел.»

Москва грозит «серьезным разговором»

В России к таким действиям со стороны оппозиционного Сухума относятся с неодобрением, говорят эксперты. Российский политолог, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев напоминает:

— Мы не настаиваем бешеным образом. Но нам бы хотелось, чтобы там было всё по справедливости, учитывая, что мы в немалой степени им финансируем суверенитет и независимость этой республики. Мы не настаиваем ломать их конституцию. Это сейчас вопрос внутриполитический. Руководству Абхазии сложно, потому что есть такие активисты оппозиции, которые против этого.

Больше всего в Москве не находит понимания бизнес, который ведет Абхазия с Турцией. Всю электроэнергию черноморская республика получает из России. Однако она идет на майнинг, а криптовалюта потом исчезает в направлении Турции. В результате как были в Сухуме и других городах республики многочасовые перебои с подачей света, так и остались. В Москве говорят: мы даем вам электричество, чтобы вы развивали туризм, а вы вместо этого добываете крипту.

— Вариант белорусский. Дела внутренние, а деньги — наши. Деньги-то наши! В этом есть некоторое противоречие, — констатирует Андрей Суздальцев.

«Вводили войска, выводили войска…»

Больше всего в Москве не нравится, что маленькая, но гордая республика пытается диктовать свои условия. Россия обеспечивает суверенитет и безопасность не только внешнеполитическими средствами, но и военными. В Галльском районе Абхазии на границе с Грузией у единственного пограничного перехода располагается большая российская военная база. Корабли Черноморского флота уже несколько лет базируются в Абхазии, теперь принято решение о создании военно-морской базы на восточном побережье. Есть планы по воссозданию аэропорта, который не работает с 90-х годов.

Для обеспечения инвестиций в России раздаются вопросы: как мы будем обеспечивать стабильность.

— Нам хотелось бы туда ввести Росгвардию? — «НИ».

— Хотелось бы. Для того, чтобы у них был порядок. Там постоянно угроза какого-то внутреннего мятежа. Нас ситуация не очень устраивает, — говорит Андрей Суздальцев.

Устоит ли Бжания?

Аслан Бжания считается в Абхазии ставленником Москвы, известным своими связями с российскими силовиками. С одной стороны, такая близость с сильной Россией привлекает жителей республики, ведь именно она стала гарантом безопасности. В Грузии открыто говорят, что имеют дело не с Абхазией, а с Россией. С другой стороны, абхазы помнят свою победу в войне с грузинами, и именно эта история не позволяет им отдать свой суверенитет другой стране, даже такой близкой по духу, как Россия. Кроме того, в Сухуме понимают, что полная сдаче России положит конец независимости кланов страны. Перед глазами у всех пример Чечни, когда после Второй Чеченской войны в республике остался один клан — Кадыровых. Этого в Абхазии допустить не хотят.

— Выборы будут. И как всегда — очень активные. Сказать на 100%, что победит нынешний президент, не скажу, — говорит о сложностях абхазской демократии Андрей Суздальцев.

К тому же в республике помнят Владислава Ардзинбу, в честь которого недалеко от его родового села возведен целый монумент в память о любимом многими президенте. На выборах может возникнуть кандидатура племянника Владислава Ардзинбы Инала. Молодой Ардзинба был студентом в Вышке у Андрея Суздальцева и успел поработать в администрации российского президента.

Для России обе кандидатуры будут приемлемыми, тем более Бжанию в Абхазии упрекают в том, что он большую часть времени проводит не в республике, а в Москве. Однако все, кто придут ему на смену, будут вынуждены договариваться с оппозицией. Просто дружбы с Россией для кандидатов будет мало.

"