Posted 11 декабря 2023,, 17:04

Published 11 декабря 2023,, 17:04

Modified 11 декабря 2023,, 17:06

Updated 11 декабря 2023,, 17:06

Без отопления плохо

Замерзают в новых домах: как связаны поломки котельных зимой и очковтирательство

11 декабря 2023, 17:04
Фото: 116.ру
Без отопления плохо
В Сибири стоят морозы по 50 градусов, в Тюмени — минус 35, в Подмосковье — минус 15 ночью. В Россию пришла зима, а вместе с ней появились граждане, которые мерзнут в своих квартирах. При этом речь идет не о старых развалюхах под снос или перед капитальным ремонтом, а о новых и современных домах.
Сюжет
Зима

Елена Петрова, Наталья Сейбиль

Иркутская область, город Тулун.

Провизор городской аптеки Елена не теряет оптимизма.

— Замерзаете?

— Электричество никто не отключает. Проблемы в котельной, но это в микрорайоне Угольщиков, Сосновый бор и ещё одном. У меня там дочка живёт. Они с мужем согреваются обогревателем, таскают его за собой по всем комнатам. Что делать. Хорошо, что электричество есть. А трубы холодные.

Из трех котлов не работает один, но починить его никак не могут. Отец Елены работает в той самой котельной.

— Он сегодня всю ночь чинил этот котёл. Я сейчас на работе, не знаю, как сейчас обстановка. Но папа всю ночь чинил.

Сам папа Евгений — человек старой выучки. На вопросе «Что с котлом?» ушел в глухую оборону — дело важное и секретное. Но котел пока не починен.

Другие жители города, которые жаловались губернатору Иркутской области, не такие терпеливые. Еще одна — Елена Петухова — рассказала, что ее мама с братом-лежачим инвалидом спят под тремя одеялами, а по квартире мама ходит в пальто и сапогах. И таких историй много. Провизор Елена — настоящая сибирячка, но у нее отопление есть, поэтому о погоде может говорить хохоча:
— Какая сейчас погода в Тулуне?
— Утром, когда шла на работу, было минус 45. В некоторых районах — минус 52. Между прочим, когда я шла на работу, было очень жарко. Не бывает плохой погоды, бывает плохая одежда.

Эта старая истина применима, если вышел из теплого дома на морозец. Когда о «хорошой одежде» нужно заботиться внутри помещений, хорошее настроение покинет кого хочешь.

Что общего в отключениях в Подмосковье и на Байкале

Сигнал бедствия подавали в эти выходные не только из Сибири, но и подмосковной Электростали. И там люди мерзли не в бараках или домах 80-летней давности, а в новых микрорайонах. В Тулуне микрорайон Угольщиков построили после наводнения 2019 года и переселили туда людей, потерявших жилье. Новые дома топят, зато в старых — 10 градусов. В Электростали пострадали жители новых домов.

Зампред комитета по ЖКХ и строительству Светлана Разворотнева рассказала «НИ», что сейчас в стране введена специальная система мониторинга, но дальше того, что отключение фиксируется, дело не идет:

-У нас сейчас действует система мониторинга аварий. Она запущена года 2 назад. Все отключения более 4-х часов в эту систему попадают. Можно понять истинное состояние всей инфраструктуры. Но всё равно, у нас пока нет точных сведений и нет инструмента, как это всё привести в порядок.

В советские времена в районах Крайнего Севера города строили по-другому. Просто так даже Советская власть не переселяла людей в районы, мало пригодные для жизни. Председатель Жилищного союза, член комитета по ЖКХ ТПП РФ Крохин приводит в пример Норильск — это город не для жизни, а для работы.

— Это как станция на Северном Полюсе — у людей запас продовольствия, топливо — какие-то варианты. В районах Крайнего Севера все-таки должны быть параллельные системы жизнеобеспечивания. Должен быть вариант №2 и еще вариант №3. Последний вариант — эвакуация. Но эвакуировать станцию на 50 человек — это одна история, а город куда эвакуировать? Должны быть системы теплоснабжения, аварийные варианты, в том числе автономные системы, переносные и перевозные, — говорит эксперт.

Звучит логично: 65% территории Российской Федерации занимает вечная мерзлота. 90% территории — это зона рискованного земледелия и экстремальных условий жизни людей.

В Госдуме так не думают. И уже депутат Разворотнева спрашивает «НИ»:

— Почему в Тулуне должны быть дополнительные возможности?
— Потому что климат холодный!
— Ну и что? Состояние области не внушает никакого оптимизма. Тем более, в Тулуне, где всё смыло, там огромные деньги ушли на восстановление жилья.

Почему люди мерзнут в новых домах

Для эксперта «Народного Фронта» по ЖКХ Ильи Рыбальченко непонятно, почему так происходит. Несмотря на то, что процесс отопления — очень непростая процедура, жилые микрорайоны проходят надлежащую экспертизу:

— Существуют нормы и требования к вводу котельных при строительстве новых жилых комплексов. Однако, следует отметить, что проблемы с отоплением не всегда связаны с нарушениями при строительстве, а порой обусловлены недостаточной подготовкой персонала и неверной эксплуатацией систем отопления. В большинстве случаев, отключение отопления могло быть предотвращено соответствующими техническими мерами и тщательным техническим обслуживанием.

Однако Константин Крохин знает, в чем причина, и как современные дома все чаще становятся не пригодными для жилья зимой:

— Нет норм на постройку новой котельной при постройке новых микрорайонов. Сегодня стройка отдана на откуп местным властям. Где-то это муниципалитеты. Раньше был поселок, он мог выдавать разрешение на строительство. И так было построено, например, Мурино и Кудрово в Санкт-Петербурге. Колхозы, которые граничили с Ленинградом, раздали разрешения, и на колхозных землях возникли города.

В Кудрово есть один дом, в котором 18 тысяч квартир. Эксперт говорит, что при его строительстве были нарушены все градостроительные нормы. Там нет отдельной котельной, поскольку муниципалитет сам утверждает градостроительные планы. И так как это был колхоз, который выдавал разрешение на строительство, никто о строительстве инфраструктуры не подумал. Логика была такая, говорит Константин Крохин:

— Рядом Питер, все езжайте туда и грейтесь. Я уверен, что те люди, которые работали в администрации Кудрово, понимали, что они делали, они просто зарабатывали. Нет федеральных единых правил на строительство котельной, а есть каждый раз отдельное разрешение на строительство, и нынешний состав администраций определяет, что он должен сделать для местного сообщества, чтобы получить это разрешение на строительство. И этот список уменьшается атакой долларов в лицо. Есть такое выражение: бросаться правлению деньгами в лицо. И вот это решается, чтобы ни школ, ни котельных строить было не надо, а инвесторам не надоедали всякой ерундой.

Иногда людям продают квартиры, которые вообще не подключены к отоплению и воде. О таком случае вспоминает Илья Рыбальченко:

— Люди начали писать письма о том, что они — собственники, купили свое жилье законным образом, а в доме холодно. Что делать? Но сети же не позволяют, есть же определённая мощность. На дом требуется огромное количество киловатт. Если есть котельная, она выдаёт определённую мощность, у неё запаса, чтобы выдать в два-три раза больше, просто нет. Как результат — этот огромный новодел подсоединили к старенькой хрущовке. И что мы имеем? Мы имеем нехватку тепла. Да, огромными усилиями всех заинтересованных организаций людей не оставляют без отопления, но это другое давление, мы не очень понимаем, что происходит с верхними этажами, гораздо сложнее с воздушными пробками при другом давлении и другом режиме.
Жители Электростали мерзли 3 года, и сейчас решили обратиться к президенту
Видео: Телеграм

Новый закон об инфраструктуре будет, но он вряд ли что изменит

В Государственной Думе о таком положении в строительстве знают. Светлана Разворотнева винит в том, что в эксплуатацию сдаются дома без отопления, строителей и инвесторов. Они не выделяют достаточно денег, и поэтому местные власти вынуждены сажать новостройки на старые котельные и изношенные теплотрассы. Депутат говорит, что власти пытаются исправить ситуацию:

— Приняли в первом чтении законопроект о том, что градостроительные документы должны приниматься одновременно со схемами коммунальной инфраструктуры. Но даже после того, как мы примем эту норму, она не будет панацеей, потому что одно дело — документы утвердить, а другое — договориться, кто, за чей счёт и в какие сроки делает инфраструктуру, не только коммунальную, но и дорожную, и социальную. В законе должна быть норма о том, что существенным условием договора будет ответственность за строительство инфраструктуры.

Достаточно обтекаемая формулировка, по всей видимости, не должна отпугнуть инвесторов строить все новые и новые миллионы квадратных метров, ведь строительство — двигатель российской экономики в сложные подсанкционные времена. Только оплачивать новые трассы будут не сами строители. Они немедленно перенесут все свои расходы на покупателей жилья. Уже сейчас с удорожанием кредитов и близящейся отменой льготной ипотеки для очень многих новое жилье станет несбыточной мечтой. Оно станет еще дороже, и еще меньше людей смогут себе позволить купить новую квартиру. Но альтернатива — это самообман. Если в вашем доме нет отопления, то зачем он нужен в климате, где отопительный сезон длится 7 месяцев из 12?

Насколько в России изношены теплотрассы и другие сети

Короткий ответ на этот вопрос такой: этого не знает никто.

Власти уверены, что в среднем по стране износ составляет около 40%. Президент недавно заявил, что износ неправильно считают, оттого выдают завышенные цифры, а он составляет 42%. Она и была принята как официальная во всех органах федеральной власти. Но цифра лукавая, считает Константин Крохин:

— Регионы не заинтересованы показывать себя в плохом свете. Реальная статистика раскрывается тогда, когда появляется перспектива финансирования. В целом идет сокрытие информации. И экспертные оценки разнятся так: когда нужно повысить тарифы, Минстрой и прочие лоббистские структуры говорят о том, что он превышает 70%. В определенных регионах говорят о 80%, что может быть и правдой. Это депрессивные регионы, где давно не было замен и модернизаций.

Губернаторы и муниципальные политики как жили, так и продолжают существовать в парадигме: «проси больше, дадут половину». Но 70% Константин Крохин считает преувеличением. Во-первых, такой результат дает механистический подсчет. Берут советскую норму амортизации за 1 год и умножают на количество лет с момента постройки. Так и получается износ 70%. Но разброс может быть большим — от 42 президентских процентов до 70%, говорит Константин Крохин.

Интересно другое — оказывается, за обновление сетей платит потребитель. В тарифах ЖКХ заложена инвестиционная составляющая, она-то и идет на модернизацию, объясняет Илья Рыбальченко:

— Когда мы платим за отопление, мы платим и за постепенное обновление сетей. И в целом по стране, сети довольно эффективно обновляются. Но вопрос «где деньги, Зин?» может быть по-прежнему актуален в адрес некоторых поселков. Та составляющая, которая есть в тарифе, должна быть использована на обновление коммунальной структуры.

В Тулуне и Электростали вопрос этот непраздный. Эти города трудно назвать поселками — в Тулуне живут почти 38 тысяч человек, а в Электростали — под 150 тысяч человек. Так что проблема отопления куда более глубокая, чем властям хочется видеть. Действительно, где они, наши деньги? И почему в регионах год за годом отключают отопление в холода?