Posted 7 декабря 2023,, 05:27

Published 7 декабря 2023,, 05:27

Modified 7 декабря 2023,, 08:13

Updated 7 декабря 2023,, 08:13

Пожар на свалке в Полтавской

Долгая дорога к «Чистой стране»: что будет с мусорными полигонами

7 декабря 2023, 05:27
Фото: Телеграм
Пожар на свалке в Полтавской
191 незаконная свалка, 88 объектов накопления мусора в городах, 2000 полигонов и прочих мест накопления мусора — российские власти взяли на себя большую задачу по очистке страны от губительных твердых отходов. Чего уже добилось Минприроды, и почему у экологов есть сомнения в реализации плана?

Елена Петрова, Наталья Сейбиль

Победа дорогой ценой

В станице Полтавская Краснодарского края праздник. Губернатор Кондратьев подтвердил станичникам, что полигон, с которым боролись жители несколько лет, закрыли насовсем. Девять лет назад свалка, имеющая официальный статус и хозяина, вплотную приблизилась к жилым домам. А с зимы 2022 года к отходам из района прибавились «подарки» из Сочинского и Туапсинского районов.

После обращений граждан к своему и белорусскому президентам, губернатору Краснодарского края, смертей близких от рака из-за плохой экологии, перекрытия дорог и административных штрафов власть, наконец, повернулась слышащим ухом к населению.

С 1992 года свалка в Полтавской имела официальный статус, туда свозили мусор со всего Красноармейского района. С 2015 года ее владельцы ООО МП «ЖКХ» получили лицензию на эксплуатацию полигона твердых бытовых отходов. Владеет конторой семья главы района, поэтому никто не обращал большого внимания на то, что полигон не соответствовал требованиям — глиняная подложка, которая преграждает путь свалочному фильтрату, отравляющему все живое вокруг, как землю, так и воду, была маленькой. Сортировочная станция, которую местные прозвали теплицей, потому что это был просто металический каркас в чистом поле, так и не заработала. Зато заказы и деньги текли рекой. А местная полиция стояла на страже семейных интересов главы района.

В мае станичники вышли на перекрытие дорог, полицейские их жестко разогнали, 10 человек весь день провели в отделении и получили штрафы по 2 тысячи рублей за неповиновение полиции.

— Задерживать двадцать человек приехали шестьдесят полицейских на тридцати машинах, — рассказывает журналистам активистка Ирина Алфёрова, — затащили нас в автозаки, как будто мы какие-то бомжи конченные! Мы нормальные люди, разве можно с нами так поступать?!

После того, как вся страна узнала, что ПДК по мышьяку и тяжелым металлам в рисе, который выращивают на соседних со свалкой полях, превышен в несколько раз, вокруг свалки началось движение. Но!

Телеграм-канал активистов «Полтавская против свалки» пишет, что успокаиваться рано:

«Пока что ни одно обещание, касающееся закрытия Полтавской свалки, не оформлено в виде юридически обязывающего документа.»

Почему с Полтавской при всех очевидных бедах, которые несет полигон жителям, краевые власти долгое время сделать ничего не могли, даже если хотели бы? Потому что этот полигон легальный. До них у федеральных властей руки не дошли. Сейчас Минприроды воюет с нелегальными свалками, которые по всей стране около 2 сотен.

Обращение жителей Полтавской к Лукашенко
Видео: youtube

Сможет ли Минприроды после «Чистой страны» заняться «Генеральной уборкой»?

До конца 2024 года Минприроды должно завершить первую программу по очистке страны от свалок «Чистая страна». Для начала власти выбрали места складирования мусора, которые находятся в непосредственной близости от домов и социальных объектов. Был составлен список из 191 незаконной свалки и 88 объектов накопления мусора внутри городов. Следующая программа Министерства называется «Генеральная уборка» и охватывает уже 2000 объектов. Одна беда — пока экологи сомневаются, что денег хватит даже на составление проектной документации, не говоря уже о реализации.

Председатель Общественного совета при Министерстве природы России Александр Закондырин объясняет, откуда ведомство берет на это деньги:

— Предусмотрены деньги «окрашенных платежей», которые собирает Росприроднадзор с нарушителей экологического законодательства. Во-первых, это практически не прогнозируемая сумма, мы не знаем сколько Росприроднадзор выпишет штрафов, сколько будет взыскано в суде. Предъявленный штраф не означает, что этот штраф будет взыскан в суде в таком размере, тем более, не означает, что правонарушитель его заплатит. Сколько будет собрано денег каждый год — мы не знаем.

Для Росприроднадзора «удачным» был 2020 год, когда был разлив нефти на предприятии «Норильского никеля», и ведомство получило 149 миллиардов рублей. Но такую сумму РПН, скорее всего, не получит. Доход от штрафов колеблется от 10 до 20 миллиардов рублей. Кроме того, государство решило ослабить экологический контроль над предприятиями, чтобы помочь им преодолевать санкции. Нет проверок — нет штрафов. Да и борьба со свалками и полигонами — не единственное направление деятельности Минприроды.

— У меня есть подозрение, что этих средств будет недостаточно для даже подготовки проектно-сметной документации, не говоря уже о ликвидации этих объектов. Я бы хотел, чтобы коллеги меня разубедили, что будет налажена эта деятельность в 2024 году, чтобы в 2025 году проходили мероприятия по «Генеральной уборке». Но я по-прежнему скептически на эту историю смотрю, учитывая практику, которая есть в регионах. Практически регионы сами, если не говорить о городах-миллионниках, крупных агломерациях, обеспеченных регионах, Москве, МО, Красноярске и так далее, у небольших населённых пунктов своих средств на эту деятельность нет, — говорит Александр Закондырин.

Почему незаконная свалка мало чем отличается от полигона

В Минприроды говорят, что разница между свалкой и полигоном принципиальная. Несанкционированная свалка лицензий не имеет, ее никто не разрешал организовывать, поэтому власти ее просто убирают.

В реестре накопленного ущерба сейчас находятся 1100 полигонов. Полигоны — это не сооружение навсегда, они рассчитаны на 5 лет, на 10 лет или на 20. Когда полигон заполняется, он должен быть рекультивирован. Поскольку полигоны — это не бесхозные хранилища отходов, а высокоприбыльные предприятия, они должны закладывать в мусорный тариф средства, которые потом будут направлены на рекультивацию, чтобы сделать землю экологически безопасной. Но это теория, говорит Александр Закондырин:

— Примеров рекультивации за частный счёт ни одного значимого объекта в России нет. Никто ни за какой частный счёт этого не делает. Люди зарабатывают на этом десятки лет деньги, когда-то соблюдают нормы содержания этих объектов, когда-то — не соблюдают. Но никаких примеров, чтобы кто-то рекультивировал за свой счёт, нет.

Иными словами, владельцы полигонов снимают пенки, зарабатывают миллионы и миллиарды, а когда приходит срок закрываться и возвращать должок, они с чистой совестью передают результаты своей деятельности в надежные руки государства, которое рекультивирует и приводит в порядок землю за счет налогоплательщиков — то есть, за наши с вами деньги.

Разница между несанкционированной свалкой и полигоном в этом случае только одна: на свалке бросают мусор все, кому не лень, а если это большая свалка, будьте уверены, что там есть шлагбаум и сборщики денег. А на полигонах владельцы собирают мзду официально, но по концовке все заканчивается как всегда — за банкет платит государство.

Почему без мусорных полигонов стране не обойтись

В начале мусорной реформы в 2017 году, согласно статистике, 90% мусора в России складировали на полигонах. Эта цифра ежегодно снижается, но она никогда не снизится до ноля, потому что полигоны — самый дешевый способ утилизации отходов.

— Мусоросжигательные заводы стоят гораздо дороже. Другой вопрос, что мы на этих полигонах захораниваем. Если это неотсортированный мусор, если не соблюдаем технологии его пересыпки и содержания объекта, значит, получим экологическую проблему на этой территории и опять будем в какой-то момент проводить рекультивацию за государственный счёт, — считает эколог.

Помимо высокой стоимости, с мусоросжигающими заводами есть два экологических риска. В процессе горения мусора образуется большое количество вредных веществ, которые попадают в воздух. Необходимы фильтры и график их замены.

Второй риск — это зола. В зависимости от состава мусора, образуется 20% — 25% золы. Ее хранят в специальных золоотвалах, поскольку просто отвезти на полигон золу нельзя — она токсична.

В Московском регионе есть много мусоросжигающих заводов. Это высокотехнологические комплексы на самом высоком мировом уровне, куда водят экскурсии. Но для большой страны таких заводов мало.

Остается сортировка и захоронение на полигонах. В идеальном мире нужно перерабатывать 100% отходов. В реальности в больших российских городах сотрируют от 20% до 30% — не больше. В Европе не сортируют, а перерабатывают 80% отходов.

— В Гамбурге последний полигон закрыли в 1999 году. У них мусоросжигательные заводы и эффективная система сортировки. И услуга по утилизации мусора в Европе значительно дороже, чем у нас, — напоминает глава Общественного совета Минприроды.

Программа «Генеральная уборка» запланирована с 2025 по 2030 годы. Полигонов станет меньше, а воздух — чище.

До конца 2024 года власти хотят закрыть 131 свалку и 14 особо опасных объекта. Регионы просят больше денег и времени. На строительство новых полигонов им давали три года. Этим летом выяснилось, что в каждом четвертом субъекте федерации грозит мусорный коллапс, поэтому работу некоторых свалок продлили еще на 3 года.

Это значит, что в таких местах, как Полтавская, отбой активистам давать еще очень рано. Что бы ни говорили местные власти, со свалками в стране все очень непросто. Все остается в старой схеме: спасение утопающих — дело рук самих утопающих.