Posted 6 декабря 2023,, 09:35

Published 6 декабря 2023,, 09:35

Modified 6 декабря 2023,, 10:10

Updated 6 декабря 2023,, 10:10

«Слово пацана» смотрят даже в Украине. В чем секрет популярности скандального сериала

«Слово пацана» смотрят даже в Украине. В чем секрет популярности скандального сериала

6 декабря 2023, 09:35
Фото: Соцсети
Сериал «Слово пацана. Кровь на асфальте» уже поставил новый абсолютный рекорд по популярности сериала в России, его показатели вдвое превышают даже «Игру в кальмара» на пике ее популярности.
Сюжет
Россия-1

Самое громкое событие в российском кино за последние годы — сериал «Слово пацана» режиссера Жоры Крыжовникова по сценарию Андрея Золотарева — наперебой обсуждают СМИ и социальные сети. И не только. О его популярности свидетельствуют и такие факты. В городе Большой Камень (Приморский край) неизвестные вандалы осквернили автомобиль, предположительно принадлежащий бывшему заместителю главы городской администрации. Автомобиль был исписан розовой краской с надписью «Чушпан», а этот термин из сленга еще 1980-х годов, возродился к жизни благодаря сериалу «Слово пацана», — сообщают NewsVL.

Этот сериал уже побил все рекорды популярности

Медиаменеджер Ксения Болецкая свидетельствует, что по уровню интереса зрителей «Слово пацана» «просто улетело в космос, особенно на фоне требований чиновников и депутатов запретить проект»:

«Сериал даже обогнал „Игру в кальмара“ от Netflix. Проект Жоры Крыжовникова вторую неделю — самый популярный сериал в России, по данным Индекс Кинопоиск Pro (измеряет в баллах интерес жителей страны к тысячам сериалов вне зависимости от того, где они выходят — в ТВ-эфире, онлайн или вообще доступны только нелегально).

Но главное — «Слово пацана» только что поставил новый абсолютный рекорд по популярности сериала в России — у него 3394 балла интереса в индексе за одну неделю. Это сразу в два раза больше, чем было на пике популярности у «Игры в кальмара» в 2021 году (1566 баллов). Еще недавно казалось, что «Игру кальмара» не сдвинуть с постамента и еще долго никто не доберется до такого уровня хайпа, когда сериал обсуждают в выпусках федеральных новостей. Но вот что пацаны делают».

Если вкратце, то события сериала происходят на излете СССР. У власти стареющее Политбюро, страна «исполняет интернациональный долг», воюя в Афганистане. Более того, против нее, как и сегодня, введены Западом экономические санкции. В идеологию коммунизма уже мало кто верит, социальные лифты в регионах практически не работают, и потому тамошние подростки сбивается в стаи, решая свои проблемы почти ислючительно насилием: «если драка неизбежна, бей первым»…

В общем, вполне знакомая и практически вечная российская история. И не только российская. Украинские СМИ сообщают, что саундтрек сериала «Слово пацана. Кровь на асфальте» — песня «Пыяла», которую исполняет на татарском языке (!) группа АИГЕЛ, возглавил рейтинг самых популярных песен в Украине от Apple Music.

То есть российский сериал смотрят и там! И получается, что даже во время СВО у двух славянских народов нашлось общее. И это, по замечанию журналиста Кирилла Шулики, не Чайковский, не Пушкин или даже не Гагарин и герои Великой Отечественной войны, а фильм про подростковые банды:

«Ничего символичнее себе и представить нельзя. Вот и нашлась скрепа, которая даже сейчас соединяет два враждующих славянских народа. Между прочим, когда появляется нечто общее, то приближается время переговоров и перемирий. Так что „Слово пацана“ может стать геополитическим фактором. Возможно, если умные люди его снимали, то с учетом и этого тоже. К слову, фильм делали по заказу Института развития Интернета (ИРИ), то есть это — государственный проект».

Не секрет, что вокруг сериала уже разворачиваются нешуточные баталии. По свидетельству канала «Брифинг», его обвиняют «в провокации подросткового насилия; героизации преступности и вагнеризации криминала». А учитывая то, что фильм продюсировал Федор Бондарчук на деньги олигархов Ковальчуков и ИРИ — то удар наносится именно по ним».

«Люди, близкие к совбезу и МВД, усматривают в сериале романтику преступного мира. Глава Татарстана Минниханов уже дал понять, что сериал может нести негативные последствия. А эксперты выводят прямую связь сериала с героизацией ЧВК „Вагнер“, часть которого и составляли преступники».

Депутаты партии КПРФ, которая близка к Совбезу и Патрушеву, уже направили запросы в силовые структуры на предмет проверки сериала. Последствия — даже не судьба сериала, а инициирование проверки инвестора сериала — ИРИ.

Между тем, экспертное мнение серьезно разделилось в оценках сериала. Тот же «Брифинг» свидетельствует: «Все признают, что работа Жоры Крыжовникова интересная и вызывает дискуссию. Рейтинги первых серий настолько высокие, что сериал хотят выпустить на Новый год на НТВ — он может стать мейнстримом. Хотя, возможно, силовые структуры и не дадут выйти ему в телеэфир».

Вместо запрета лучше бы проблемы решали

Политконсультант, кандидат политических наук Александр Семенов уверен, в связи с этой перспективой, что запреты кинофильмов, спектаклей, как правило, играют обратную роль — приковывают интерес, выполняют функцию дополнительного продвижения:

«Тем более, когда сериал молодежный. Реакция Минниханова тоже вполне понятна: „казанский феномен“ — болезненная история для Татарстана до сих пор. Думаю, что руководитель республики и чиновники видят в этом репутационный ущерб для региона.

Сам сериал снимали в Ярославле. С одной стороны, это часть нашей истории, которую избежать нельзя. Это было не только в Казани, но и в Казахстане в 1980-е годы. Может, не в таких масштабах и не с такими последствиями, как в Казани, в Набережных Челнах, но молодежные уличные группировки, дворовые, драки школа на школу, двор на двор — все это было. Но, естественно, есть опасения, что сериал может стать триггером. Сам он не может привести к всплеску подростковой уличной преступности, но дополнительным триггером может стать.

Важно понимать, что эти молодежные группировки возникали в первую очередь в спальных районах, которые быстро застраивались, туда переезжало деревенское население, не было социальной инфраструктуры. Если выехать за МКАД, то можно наблюдать, что уровень подростковой преступности достаточно серьезный. С ухудшением социально-экономического положения он будет расти, но сериал не может быть виноват, хотя триггером может быть. Запрещать что-то в наш информационный век — это дополнительный пиар и продвижение. Тем более сериал снят действительно талантливо, он аутентичный, хотя у тех, кто прошел уличную школу, многие сцены вызывают смех, потому что на улицах все было совершенно по-другому: гораздо жестче, мстительнее во всех смыслах. Один за всех, и все за одного — этого не было, это некая романтизация. Все держалось на страхе. Впоследствии все вылилось в организованные преступные группы, которые сами друг друга поуничтожали из-за денег, влияния.

На мой взгляд, запретить сериал — это непродуктивный шаг. В свое время был сериал «Бригада», он вызвал активное обсуждение, к нему тоже было негативное отношение, но не так, как сейчас.

Здесь не нужно переоценивать влияние искусства на реальную жизнь. Надо понимать, что это может стать триггером. Особое внимание необходимо уделять районам новой застройки, социальным лифтам для молодежи, то есть концентрироваться на решении конкретных проблем. Сейчас больше угроза, на мой взгляд, со стороны мигрантских сообществ. Реакция властей Татарстана понятна. Это до сих пор незаживающая рана, память еще сильна. Действительно была запредельная жестокость, везде был своеобразный кодекс чести, принципы существования. Но запретом здесь ничего не решишь. Где-то могут появляться какие-то подражатели, но это будут единичные и точечные случаи, это работа правоохранительных органов. Чтобы вновь не повторился феномен подростковой уличной преступности, нужно решать реальные социальные проблемы, а не пытаться запретить сериал».

Журналист Анна Богачева делает забавное предположение: «А что, если „Слово пацана“ хотят запретить те, кто узнал в героях себя и не хочет, чтобы общественность поняла, кто в молодости был чушпан, а кто скорлупа? Да и погоняла ж всякие могут вылезти…».

Сериал способен принести большую пользу

Аналитик Максим Равреба, впрочем, поясняет, почему сериал запрещен не будет: «Российская власть, которая привыкла все запрещать, начала запрещать и этот сериал, потому что он о преступных бандах Казани позднего СССР. Зря. Есть же фильм „Банды Нью-Йорка“, от которого всем только хорошо. Да и вообще все фильмы у наших недружественных партнеров только и исключительно про банды и бандитов. Но у Минниханова нет юмора. И началась вялая кампания в СМИ о том, что якобы фильм толкает молодежь на подражание, хотя в сериале ничего страшного, особенно, на фоне реальных боевых действий нет.

Ну, а теперь про скучные, деловые вопросы. В титрах сериала указывается ИРИ — институт развития интернета. В ИРИ работает некто Гореславский. Биография прекрасна — читайте в Википедии: там и АП, и Рамблер и «Взгляд», и «МК», и «Лента.ру»… Ну и само собой Институт США и Канады. А самое интересное место работы — АНО «Диалог». Цифровизаторы нашей с вами современности. Занимаются делами наиважнейшими. Например, коронавирусом. Например, противодействием фейкам. Например, ЦУР (Центр управления регионом, ЦУР созданы в каждом субъекте РФ — прим. Ред.). Например, СВО. Короче эти ребята и оплатили сериал. Так что, «Слово пацана» — это не просто деньги государства. Это государственный заказ. Вот почему у господина Минниханова ничего не вышло».

Эти выводы подтверждает и источник «Брифинга» в ИРИ, который говорит, что там прогнозировали резонанс от сериала «Слово пацана», «сериал должен был спровоцировать общественное мнение. Как правило, многие сериалы при поддержке ИРИ выполняют функцию реактивного продукта, после которых следует дискуссия и законодательные решения».

Не исключено, что широкий резонанс сериала «Слово пацана» переформатирует работу с подростками, прежде всего в рамках «Движения первых». «Сделают новые проекты, выбьют деньги, проведут Разговоры о важном — коммерциализируют тему на государственном уровне», смеется один из сотрудников ИРИ.

Художественная провокация общества позволяет правильно увлечь дискуссию и принять нужные решения по запросу самого общества. Государство еще ни разу за последние 20 лет не сумело выстроить молодежную политику; теперь новый поход посредством школы и новой пионерии за души и судьбы детей.

Банда — это единственный в России способ объединения

В чем же истинная причина популярности сериала? Сетевой аналитик Игорь Димитриев считает, что причина успеха этого фильма, а также и реальных криминальных субкультур в том, что это одна из немногих разрешённых форм горизонтальных связей:

«Криминальная группировка — это структура, предполагающая солидарность и взаимопомощь участников. В атомизированном обществе постсоветских стран человек настолько одинок и беззащитен перед обстоятельствами, что ему хочется опереться на поддержку какого-то сообщества.

Кто это можно быть? Семья? Такие же бедолаги. Притом семьи маленькие, так же атомизированные. Профсоюзы, партии, общественные организации? Конечно нет, государство принципиально изживает любые формы содействия, которые имеют политические амбиции. Что остаётся? Сослуживцы, спортсмены, криминалитет. Это можно. Эти тусовки в политику не собираются, власть не захватывают, борются преимущественно друг с другом. Для стабильности в каком-то смысле они даже полезны — канализизуют излишнюю энергию масс. У мусульман, у диаспор и землячеств такие легальные формы солидарности есть. А у русских нет. Сиди в квартире перед телевизором и поддерживай решения начальства. Ну, или выходишь во двор, а там банды…»

Запретить фильм хотят люди, выросшие на «Бригаде» и «Бумере»

Политолог же Михаил Виноградов и вовсе не верит в «волшебную силу искусства»: «Споры про какой-то фильм эксгумировали тезис о том, что культура — это инструмент воспитания и просвещения. Это не вполне точно. Культура — это лишь инструмент рефлексии происходящего. Рефлексия — категорически необходимый предэтап последующих воспитания и просвещения (раз уж без них совсем нельзя)».

Правда аналитик канала «Псковская лента новостей» уверен, что как раз в России большие проблемы с рефлексией:

«Споры о сериале „Слово пацана“ есть, а рефлексии нет. Отсутствует у российского общества ген рефлексии. И память отсутствует. Рефлексия — это про извлечь уроки и не повторять ошибок. Мы же готовы наступить на грабли, на которые уже наступили в советскую эпоху „фильмов, положенных на полку“. Споры же идут в диапазоне от „руки прочь от свободного творчества“ до „запретить, нам такое не нужно“. Каждая из сторон стоит за своим бруствером и поливает оттуда нечистотами оппонентов. Все орут настолько громко, что, естественно, никто никого не слышит. А между двумя полярными точками зрения, как водится, пустота.

Симптоматично, что запретить «Слово пацана» хотят люди, которые выросли на «Бригаде» и «Бумере». Вот такая вышла рефлексия у людей, выросших в эпоху максимальной свободы».

Правильное кино про правильных пацанов

Журналист же Олег Царёв искренне хвалит сериал, считает его крайне полезным и рекомендует всем: «Смотрю „Слово Пацана“. Смешное слово „чушпаны“, так называли непацанскую молодежь. Слияние двух слов: „чушка“ и „пацаны“. Авторам фильма повезло, что в Казани такая терминология. У нас уличных младших обозначали двумя словами. Одно непечатное, другое нецензурное. В общем, ни одно ни другое для кино не подошло бы.

А фильм хороший. Честный. В каком-то смысле бросающий вызов системе. Судите сами. Улица четко расставляла всех по своим местам. Было понятно, кто стояковый, духовой, а кто — слабак. И уважали тебя ровно настолько, насколько ты заслужил. Люди-дети разные. У всех разная внутренняя сила. Родителей рядом нет— ты один на один с улицей. Правила простые. Не сдавайся. Никогда не сдавайся. Всегда давай сдачи. Всегда, чтобы тебе потом за это не было. Сбили с ног — вставай. Пока можешь встать — вставай. Необязательно было быть в стае. Одиночкам сложнее, но так тоже можно было. Дрались часто и сильно.

Дети очень жесткие. Их отношения жесте чем у взрослых, живущих в мире страхов и условностей. Тебя могут покалечить или убить? Да, могут. Но будет хуже, если нарушишь правила. В первую очередь перед собой будет хуже.

Прошло время, уличные пацаны выросли. Со временем кто-то заработал денег. Кто-то получил должность. Деньги и должности создали статус. Многие из тех, кто на улице ничего не значили — возглавили министерства, ведомства и корпорации. Многие, но не все. Однако я здесь говорю именно о тех, кто добился определенных высот, хотя они и не были стояковыми. Дело в том, что для успеха внутреннего стержня, силы духа мало. Нужно образование, родители с хорошими связями, умение быть приятным, идти на компромиссы. Оказалось, что правила улицы не всегда способствуют жизненному успеху.

Многие из успешных сегодня обманывают. Но еще хуже, что позволяют себя обманывать. Когда их обманули, не наказывают за это. Не держат удар. Юлят. Оправдываются. Самое главное, они позволяют обращаться с собой как со слабыми. Они руководят, но остаются слабыми. А внизу стояковые ребята. Те, что могут держать удар. Не дают заднюю. Родина зовет — идут на фронт. Погибают, но не сдаются.

Людям свойственно, взрослея, забывать детство. Но вот пришла война, и тысячи взрослых мужчин начинают жить по тем же законам, что и когда-то в юности, по жестоким законам. Когда ставишь на кон свою жизнь, становишься требовательнее к окружающим. Жесткая жизнь возвращает иерархию, в которой выше те, у кого сильнее дух».

Пока же финал сериала срочно переснимают

Видео: Соцсети

Любопытно, что, скорее всего, по причине скандала, режиссер Жора Крыжовников решил в срочном порядке переснять концовку последней, 8-й серии «Слова пацана». Со ссылкой на слова актера и учредителя кинокомпании «ЯрСинема», помогающей в организации съемок, Юрия Ваксмана, сообщается, что 4 декабря на Суздальском шоссе в Ярославле переснимали восьмую серию, а 5 декабря работа продолжится на «Резинотехнике». Восьмую серию с измененным финалом планируют опубликовать 21 декабря.

Переделывают, чтобы исключить претензии от инстанций? Или чтобы оставить возможность для продолжения/франшизы? — задаются вопросом журналисты.

Известно, что ранее Крыжовников говорил, что сценарист Андрей Золотарев готов продолжить сериал, а в финале подобные истории почти «всегда заканчиваются одинаково».