Posted 1 декабря 2023,, 17:19

Published 1 декабря 2023,, 17:19

Modified 1 декабря 2023,, 18:34

Updated 1 декабря 2023,, 18:34

Разрушение пляжа в Песчаном

Миллиард, 40 миллиардов — кто больше? Как чиновники считают ущерб от шторма в Крыму

1 декабря 2023, 17:19
Фото: 24 канал
Разрушение пляжа в Песчаном
Как и ожидалось, ущерб от шторма на Чёрном море значительный. Каждый день крымские чиновники называют новые цифры. Сегодня МЧС объявило о почти 40 миллиардах рублей. 35 миллиардов приходятся на разрушение береговой линии.
Сюжет
Деньги

Елена Петрова, Наталья Сейбиль

Каждый день чиновники Крыма докладывают о размере ущерба, который нанёс ураганный шторм полуострову в конце ноября. Еще три дня назад сумма составляла чуть меньше 500 миллионов рублей. Через два дня председатель парламента Константинов озвучил новые данные — 1 миллиард 350 миллионов рублей. Днем позже слово взяли в МЧС. Что произошло за сутки, неизвестно. Может быть, второму человеку в Крыму не успели донести новую информацию, а может быть, в крымском отделении МЧС знают лучше. Результат один — ещё за сутки ущерб вырос в 40 раз и достиг поистине впечатляющего размера — 40 миллиардов рублей. По бюджету республики Крым, федеральные дотации в 2024 году составят 41 миллиард рублей. Озвученная сегодня в МЧС цифра говорит о том, что крымские чиновники просят её удвоить.

Самым скандальным пунктом в выступлении главы республиканского МЧС было не заявление о том, что граждане, потерявшие всё своё имущество во время урагана, получат 100 тысяч рублей компенсации, а утерявшие его частично — 50 тысяч. Хотя эти цифры ничего, кроме изумления, вызвать не могут. Самый дешёвый дом в Крыму на платформе ЦИАН продается за 9 миллионов рублей. Даже если граждане потеряли машину, то 50 тысяч вряд ли хватит на то, чтобы купить новые покрышки.

Однако 34 миллиарда из запрашиваемых 40 должны, по мысли крымского начальства, пойти на восстановление береговой линии. Для сравнения: на реализацию всех национальных проектов в Крыму — от строительства дорог до здравоохранения — предусмотрены 14,9 миллиардов рублей на весь 2024 год. На возмещение ущерба от одного шторма в Симферополе просят в 2,5 раза больше — и чем быстрее, тем лучше.

Последствия шторма
Видео: youtube

Как можно определить ущерб без выезда в Крым

Ведущий научный сотрудник отдела гидрофизики шельфа Морского гидрофизического института Андрей Багаев рассказал «НИ», что после шторма у них в институте была только одна экспедиция, когда сотрудники института могли проехать от западного Крыма до Севастополя.

— В среднем картина такая, как во всех репортажах: те постройки, которые были слишком близко к береговой зоне, они, конечно, разрушены. Насколько я знаю, но это неподтверждённая информация, молы, пирсы, причалы (как новостройки, так и старые, ветхие) тоже разрушены. По-хорошему, это всё необходимо обследовать. Сейчас, правда, к этому не очень располагает погода. Возможно, мы оперативно съездим в декабре и всё подтвердим, — говорит Андрей Багаев.

Остается только гадать, откуда у МЧС так оперативно появилась сумма ущерба. У физика есть на это ответ:

— Сейчас педалируется идея, что был «шторм века». МЧС приняло решение, что это ЧП федерального масштаба. Соответственно, будут выделяться средства на восстановление, на рефинансирование. Спасибо, конечно. Город приведут в порядок. Деревьев много повалено. Бизнесу помогут. Но это не ЧП раз в сто лет. Просто обычный сильный шторм. Он может повториться.

Что не так с береговой линией в Крыму

Между тем, и без шторма было хорошо известно, что береговая линия в Крыму — очень сложное место с точки зрения её сохранности. Ещё в 2016 году ученые Южного центра РАН опубликовали отчёт об экспедиции, в котором они констатировали, что большая часть береговой линии разрушена. Экспедиция 2015 года была продолжением проекта 20-летней давности. Именно тогда те же физики замеряли уровень разрушений на полуострове. Берег отступает, в среднем, от 1,1 м до 1,6 метров в год.

Процесс разрушения обусловлен как природными факторами — штормы, ветра, землетрясения — так и антропогенными.

И с этого места становится интересно.

Учёные ещё 8 лет назад предупреждали местные власти, что возводить гидротехнические сооружения в береговой зоне не нужно, строить на пляжах и в прибрежных дюнах тоже не стоит. Бетонные сооружения берегозащиты помогают мало. И уж тем более нельзя забирать песок и гальку с пляжей.

В береговой зоне строятся набережные, отсыпаются новые пляжи, рассказывает Андрей Багаев. Зачастую это делается неправильно. После строительства таких набережных, бетонных променадов, которые призваны улучшить рекреационную привлекательность, можно строить санатории. Это связано с законодательной лазейкой: в береговой зоне нельзя ничего строить капитального, если она естественная. Если построена набережная с променадом, можно строить вплотную к променаду.

— В Ялте, в Каче это есть ещё с украинских времён. Выстроен какой-то «шалман», красивые корпуса отелей. Но набережная забетонирована, пляж съело ещё в украинские времена. Теперь в каждый шторм бросает щебень в окна отелей и захлёстывает нижние этажи. Просто потому что пляж ушёл. И всё это происходит из-за того, что забетонировали набережную. То же самое происходит в Ялте.

С возвращением Крыма в родную гавань количество благоустроенных пляжей в республике выросло почти в два раза — с 260 в 2014 году до 455 в 2020 году. С началом СВО туристическая нагрузка на полуостров выросла многократно из-за санкций. Большинство направлений отпало, и для любителей морского отдыха, особенно, с детьми, остались две альтернативы — Крым и Черноморское побережье Кавказа.

Активно развивалось и строительство отелей и апартаментов. Инвесторы не вкладывают деньги в какие-нибудь объекты далеко от моря. В приоритете — прибрежная, а по сути — первая линия у моря.

Почти всегда причиной разрушений бывает некачественное строительство, причём, ученые всегда предупреждают местные власти:

— Нельзя на Хрустальном пляже выкладывать плитку! Пять раз её укладывали, пять раз её смывало. Там должен быть железобетон, можно поставить прочные теневые навесы и лесенки. Физика такая! Вы год переживёте, второй переживёте, а на третий год всё смоет. Причём, смывает не такими сильными штормами, а гораздо более слабыми. Это можно масштабировать на любой участок. В Балаклаве пляж, ориентированный на юг. Это Южный берег Крыма. Понятно, что шторм его задел, но это не прямое действие волн. В щепки разбило постройки. Строили прямо на пляже. Все, кто разбирается, предупреждали: нельзя строить на пляже, даже слабый шторм всё разрушит. Не говоря о нормативах и правилах. Они мотивировали тем, что постройки временные, ничего не бетонировалось.

Агентство ТАСС сообщало, что с 2019 года на полуострове реализовывалось 29 инвестиционных соглашений на общую сумму более 48 миллиардов рублей. В рамках этих соглашений реконструировались набережные, строились гостиничные и развлекательные комплексы.

Вчера на учёном совете вспоминали порт Мрия — это там, где собирались строить марину для миллиардерских яхт, о чем сообщали «НИ». До шторма построили большой отель и отсыпали порт. Сейчас там все разрушено.

— Им говорили, что нельзя строить в этом месте так, как они построили. Зачастую экспертизы, которые выполняются перед строительством в береговой зоне, не проходят согласования с учёными, не проходят согласования с местными экспертами. Мне врезалась в память экспертиза проекта в береговой зоне, которая подразумевали работы по расчистке рек ото льда после ледохода. Представляете, какие на западном берегу Крыма реки, их можно пешком перейти. Какой там ледоход? Люди из Сибири скопировали… — смеется Андрей.

Как надо (бы) строить или восстанавливать по уму

Самый простой вариант, говорит учёный, чтобы строения и пляжи могли выдержать удары стихии, это строить по СНИПам и ГОСТам. В них есть шторма, которые повторяются каждые 25 лет и каждые 100 лет. В соответствие с ними и надо строить.

— А если можно не строить, уйти как можно дальше от пляжа и не трогать ничего! Не трогать песчаные пляжи, не трогать клифы (обрывы, вертикальные стенки из известняка). У нас нет гранитных утёсов. Эти обрывы, клифы, с одной стороны, естественным путём отступают. Из-за воздействия моря они разрушаются, их подмывает, они разрушаются. Там есть оползневые участки. Строить на краю клифа нельзя. Стройте развлекательные заведения на удалении, а пляж сделайте пляжем. Как в Калифорнии или Кейптауне. Широкие океанские пляжи. Там же ещё более суровые шторма бывают и тайфуны.

Откуда взялась цифра 34 миллиарда, для Андрея Багаева большая загадка. Может быть, что МЧС включило туда расчистку русел рек, а может, строительство водосборов, поскольку города в Крыму строятся без ливневок. Севастополю ещё повезло, он стоит на холмах. А в Евпатории все плоско. Если волна бывает выше уровня земли, то все дороги сразу заливает.

Есть в Крыму проблема с СВО. Часть районов закрыты, и что происходит там, понять невозможно.

Если бы нас вовремя спросили, говорит Андрей Багаев, наверняка удалось бы избежать таких разрушений. Научные институты в Крыму финансируются очень скромно. Учёные говорят, что за 10 лет на их исследования выделили 2-3 миллиарда рублей. Спроси местные власти физиков, 34 миллиарда просить бы сейчас не пришлось. А уж свою зарплату они бы точно оправдали.

Теперь федеральному центру предлагается профинансировать то же самое во второй раз, и как показывают цифры, значительно дороже, поскольку речь идёт только о защитных сооружениях. Счёт на дома, дороги и сооружения в береговой зоне будет предъявлен отдельно.

Для строительных компаний, близких к властям, наступает горячая пора — тут нужно действовать быстро и предлагать все, что хотят — шторм все равно все спишет.