Posted 14 ноября 2023,, 05:42

Published 14 ноября 2023,, 05:42

Modified 14 ноября 2023,, 05:44

Updated 14 ноября 2023,, 05:44

По закону рынка: как богатые регионы переманивают контрактников для отправки на СВО

14 ноября 2023, 05:42

Богатые регионы Севера перекупают мужчин из бедных регионов для отправки на СВО

Богатые регионы нашли способ сохранить своих мужчин при себе на время спецоперации. Они рекрутируют «чужаков» из бедных регионов, обещая за подписание контрактов с их военкоматами по 4 миллиона рублей в год. В своих деревнях и селах мужчинам понадобится до 14 лет, чтоб заработать аналогичную сумму.

Анна Снежина

 

О тенденции стало известно из рекламы в соцсетях. К примеру, военкомат города Радужный ХМАО-Югры разместил объявление в паблике небольшого удмуртского села Балезино. Местных «настоящих мужчин» приглашают на высокооплачиваемую работу.

Предлагаем удвоить ваш приз

Помимо зарплаты в 200+ тысяч рублей в месяц, за открепление от родного региона Югра гарантирует будущим бойцам набор дополнительных выплат и социальных бонусов.

400 тысяч рублей единовременно в качестве «подъемных» (в Удмуртии эта выплата составляет 50 тысяч рублей);150 тысяч рублей — «стимулирующих» за каждые два месяца службы (в Удмуртии такого нет); 150 тысяч рублей в качестве выплаты от Минобороны, 100 тысяч рублей по завершении контракта и еще 100 тысяч рублей при получении наград в ходе участия в СВО.

Также за сам факт заключения контракта через военный комиссариат города Радужного (ХМАО) бойцам из Удмуртии предлагают арендованную квартиру, которую можно использовать бесплатно во всё время действия контракта, а также оплату проезда от места жительства до военкомата Радужного.

«Плюс 1.595.000 рублей» бонусом к зарплате, подсчитали авторы рекламы, а также военная пенсия в будущем.

Таких денег жители упомянутого удмуртского села и в руках никогда не держали. На 1 ноября 2023 года средняя зарплата в Балезинском районе Удмуртской Республики в микро-предприятиях, численностью работников до 15 человек — составляет 20 610 рублей, средняя зарплата в бюджетной сфере составляет 27 490 рублей.

Иначе говоря, те 4 миллиона с лишним рублей, которые Югра обещает заплатить вербуемым за год участия в СВО, на родине придется зарабатывать 14 лет!

Таким образом богатые северные регионы с небольшой численностью населения выполняют две стратегические задачи: своих мужчин, свои кадры они берегут, но в то же время м план по набору контрактников закрывают на 100% за счет приезжих.

Какое довольствие в сравнении с Югрой обещает Удмуртия своим контрактникам?

Единовременная федеральная выплата в размере 195 тысяч рублей при заключении контракта. 50 тысяч рублей материальной помощи, на неполучение которой жаловались жены и матери.

50 тысяч рублей за каждый километр продвижения в составе штурмовых отрядов.

В удмуртском рекламном буклете «О льготах и гарантиях для военнослужащих» говорится про отпуск в 30 дней без учета времени на дорогу. Отпуск для мобилизованных и контрактников, напомним, становится больным вопросом. Некоторые семьи жалуются, что их мужчины за год в зоне СВО ни разу не возвращались домой на отдых.

Таким образом выходит, что за заключение контракта в Удмуртии мужчинам железно гарантируется лишь 195 тысяч рублей — та самая единовременная федеральная выплата и всё.

Перекос очевиден, а выбор желающих отправиться на СВО, чтоб заработать, определен.

Социальные лифты нашего времени

Россия и Украина касательно тактики мобилизации населения идут по двум абсолютно разным сценариям. В Украине выезд из страны с февраля 2022 года жестко ограничен — мобилизуют и отправляют в боевую зону всех, потому что проблема человеческого капитала довольно серьезная. В России, несмотря на отдельные перегибы, формат участия в СВО всё же остаётся делом добровольным. Заключение контракта стимулируется высокими денежными выплатам и социальными преференциями, отмечают политологи.

— Специальная операция действительно провозглашена карьерным лифтом. Когда вместо привычной зарплаты в 20 тысяч рублей жителю российской деревни предлагают 400 тысяч просто по факту подписи, и сверх того — очень высокую зарплату и разные надбавки к ней — по законам природы это воспринимается им как редкий шанс. Для тех, кто раньше не имел никакой возможности вырваться из нищеты, такую возможность получают. Да, с риском для жизни, с риском достаточно высоким, тем не менее для потенциального контрактника — это накопление 4 миллионов за год, это новые навыки и новые связи. Новое время — новые социальные лифты, что называется. Нельзя сказать, что хорошо, что социальные лифты у нас только такие — стране нужны не только военные, компетентные и квалифицированные работники всех профессий должны иметь возможность получать такие зарплаты, — говорит политолог, президент Центра развития региональной политики Илья Гращенков.

В богатых регионах Севера — ХМАО, на Сахалине — во-первых, малая численность населения, во-вторых, практически все специалисты и работники заняты в нефтедобыче, поэтому у многих из них есть бронь. Одновременно с этим финансы в этих регионах колоссальные, поэтому появляется возможность, так сказать, вложиться в перераспределение, добавляет эксперт.

Кстати, по части проектирования мобилизации Россия во многом косплеит модель США с Иракской войны.

— Точно также неожиданно появлялись социальные лифты для парней из фермерских закутков Оклахомы и, что интересно, для иракских парней (перебежчиков из Ирака). Многие из них поступали потом в университеты, получали хорошие должности, эта идея культивируется в том же «Форесте Гампе». Выбирая из нескольких зол, всё же стоит отметить, что мотивировать людей лучше. В Чеченские и Афганскую войны бойцов просто призывали и бросали на поля боя. Они возвращались оттуда без денег, без культа героев, поэтому превратились впоследствии в «злую элиту», сформировавшую в 90-е костяк криминалитета. Ну, а вот сейчас такие у нас социальные лифты. Наконец, что-то простимулировало власть вкладываться в людей. Плохо, что самим предметом для вложения стали боевые действия, — говорит Гращенков.
"