Posted 30 октября 2023,, 11:59

Published 30 октября 2023,, 11:59

Modified 30 октября 2023,, 12:30

Updated 30 октября 2023,, 12:30

Толпа перед аэропортом Махачкалы

Любой многоукладный регион в зоне риска: почему в Дагестане власть бездействовала

30 октября 2023, 11:59
Фото: Belsat
Толпа перед аэропортом Махачкалы
События в Дагестане показали, что государственная власть в России не так крепка, как казалось, говорят эксперты. Удивительно другое — почему полыхнуло в Дагестане. Причина в том, что в республике плотность населения большая, а националистическая накачка еще выше, чем в среднем по стране.

Елена Петрова, Наталья Сейбиль

После мятежа — погром

В Махачкале толпа фактически безоружных, но агрессивно настроенных молодых мужчин захватила стратегически важный объект при полном попустительстве полиции. Показательно одно видео, которое было выложено в Интренете: сотрудник полиции извиняется перед толпой за то, что вытащил табельное оружие.

Монархически настроенный Владимир Патаков в телеграм-канале «Скипетр и Держава» так подводит итог вчерашней ночи:

«1) Толпа без оружия способна захватить стратегический объект (аэропорт) и удерживать его несколько часов (или просто уничтожить).
2) Региональные силы правопорядка не готовы противостоять агрессивной толпе.
3) Если толпу и правда координировал всего один телеграм-канал, связанный с Украиной, то кибервойска РФ надо разгонять за профнепригодность».

Однако дело не только и не столько в готовности кибервойск противостоять одному-единственному телеграм-каналу, который сумел организовать антисемитский прогром. Вопрос, которым задаются эксперты, ведет не в Махачкалу, а в Москву. Политолог Илья Гращенков говорит:

«В истории с Дагестаном речь, скорее, не о том, что власть не действует. Какие институты не действуют? Институты ещё живы? Или уже не совсем. Понятно, что у нас в стране есть такие сферы, где без высшего благословения начальства никто не принимает решения. Очевидно, что у силовиков так и произошло. Они побоялись трогать как бы не явных врагов, не либералов».

Ситуация в Дагестане повторила события трехмесячной давности. То же самое было во время пригожинского мятежа, говорит Илья Гращенков — власть показала себя колоссом на глиняных ногах.

— Во вчерашней ситуации могли бы посмотреть как Кадыров реагирует. Если Кадыров за, значит не трогаем. Если против — будем выступать против. Не то, чтобы государство оказалось Колоссом на глиняных ногах, но выяснилось, что государство скорее Колосс, который очень плохо координируется. Может быть, он и не глиняный, но не в состоянии самостоятельно реагировать на угрозы.

Депутат от КПРФ Сергей Обухов задается вопросом:

«В России теперь каждые четыре месяца „мятеж“? В июне был „мятеж Пригожина“ от Ростова до Подмосковья, в октябре — „антисемитский“ в Дагестане с захватом стратегического объекта — аэропорта и попыткой погрома, и опять недееспособностью силовиков в отношении архаизированного „глубинного народа“. »

Доктор политических наук Юлий Нисневич считает, что в основе бездействия властей лежит страх перед толпой:

-Боятся бунта. Тут ничего удивительного нет. Власть напугана, тем более, насколько я представляю, это тяжёлое зрелище — неуправляемая толпа. Страшнее толпы вообще ничего нет.

Эксперты указывают на накопление ошибок в системе. Политолог Михаил Виноградов полагает, что Кремль очень увлекся внешней политикой и перестал уделять должного внимания внутренним проблемам. Они, как известно, накапливаются, если их не решать:

— Перенос акцентов на международную политику приводит к прочтению всех существующих внутри конфликтов как порождаемых внешним влиянием, внешними причинами. Как следствие, внимание к накапливающимся внутри страны противоречиям снижается и происходят сбои в управлении рисками.

Антисемитизм? Нет, не слышали

Провластные комментаторы яростно отметают все обвинения в антисемитизме. Сергей Марков утверждает, что выступление в Махачкале произошло по «наивности» народа и его склонности к «акциям прямого действия»:

«Попытки обвинить в попытке антиеврейского погрома в Махачкале российские власти совершенно не обоснованы. Антиизраильские выступления происходят во всех странах мира. И чем больше там мусульман, тем эти выступления более массовые и больше угроза эксцесов насилия. Так что Махачкала просто встала в один ряд с Парижем, Лондоном, Берлином.Ну, народ в Махачкале правда более по детски наивный и более склонен к „акциям прямого действия“. Надо в Махачкале учиться более красочным и безобидным демонстрациям».

Вряд ли людей, которые прилетели из Тель-Авива, можно убедить в том, что толпа из 2000 человек, требовавшая «убить евреев», представляли собой карнавальное шествие. Наивность и лицемерие можно приписать, скорее, местным властям, которые с самого начала думали, что все «рассосется», говорит Андрей Окунь:

«Лицемерие со стороны местных властей, которые молча наблюдали, как в регионе постепенно закипали антисемитские настроения, а потом наивно призывали напавших на аэропорт не нарушать закон. Лицемерие со стороны всей государственной Системы, которая делала вид, что обеспечивает порядок и мир в стране».

Антисемитизм возник в Дагестане не на пустом месте, полагает Илья Гращенков:

— Людей очень долго накачивали националистическими настроениями. Не только по евреям, но и по мигрантам, украинцам, ещё по много кому. Это сложило политику национального харасмента. Это все, может быть, далеко от массовых конфликтов, но на бытовом уровне постоянно кого-то называем — да это евреи, хохлы или ещё кто-то. Это всё находит отражение в таких эксцессах. Одно наложилось на другое. И общество закипает, и провокация выявила, что система госуправления достаточно лабильна.

В республике, где живут 100 национальностей, где таты — горские евреи — жили с 15 века, когда они пришли на Каспий через Иран, поиск «беженцев из Израиля» свидетельствует, не только о провале национальной политики, но и о решаемых экономических проблемах. Юлий Нисневич говорит:

— В Дагестане — сто с лишним наций. Какого фига они там это устроили, мне совершенно не понятно. В каком-нибудь моноэтническом регионе это бы рвануло, было бы понятно. Это связано с неустроенностью, социальной. Там уровень не трудоустроенности молодёжи самый высокий, один из самых высоких уровней безработицы среди молодёжи. Евреи стали поводом, а сам взрыв связан с общей ситуацией.

И тем не менее — масштаб выступления впечатляет, как и повод, который подвиг столько людей пойти громить аэропорт, говорит @verdachtig:

«Чтобы в разных регионах по одному и тому же поводу собирались толпы такого размера (относительно населения), нужно, чтобы подобные настроения имели в обществе определённую легитимность».

Толпа перед аэропортом Махачкалы бросает камни в полицию
Видео: Mash

 

Политологи, тесно работающие с федеральной властью, тщательно избегают сравнения мятежа Пригожина и выступление в Дагестане. Андрей Манойло в интервью «НИ» сказал:

— Эти два события не связаны между собой. Хотя оба очень яркие. Что мятеж Пригожина, что очень опасные события в Дагестане. Но связи прямой между ними нет.

Депутат ГД от КПРФ Обухов надеется, что власть вплотную займется Дагестаном — на погрому по национальным окраинам у Кремля нет времени, есть задачи посложнее:

«Надеюсь, дагестанский „антисемитский мятеж“ будет срочно купирован. А вот выдержит ли Российская политическая система возможный следующий, третий подряд мятеж (а на примере разрастания антимигрантских настроений может, например, отсюда прилететь очередной „черный лебедь“) в условиях СВО — это уже вопрос не научных дискуссий, а будущего русской государственности. »