Posted 25 октября 2023,, 11:45

Published 25 октября 2023,, 11:45

Modified 25 октября 2023,, 18:03

Updated 25 октября 2023,, 18:03

Школы без учителей: что ждет российское образование в ближайшем будущем

Школы без учителей: что ждет российское образование в ближайшем будущем

25 октября 2023, 11:45
Ирина Мишина
Фото: pravmir.ru
Дефицит учителей в школах достиг критических значений. В некоторых регионах дело доходит до отмены уроков и самообразования. Почему учителя бегут из российских школ и кто будет учить детей в ближайшее время, разбирались «НИ».

Ирина Мишина

Вице-премьер Татьяна Голикова оценила дефицит сегодняшний учителей в 11 тысяч человек. Но эти цифры, как выяснилось, оказались сильно заниженными.

Будни российских школ: вместо фамилии учителя — слово «вакансия»

Еще в начале учебного года общественное движение «Родители Москвы» провело опрос об укомплектованности школ учителями. В нём приняли участие около тысячи родителей из разных регионов России.

48% взрослых заявили, что в школах, где учатся их дети, не хватает учителей. 16% признались, что педагогов не хватает сразу по нескольким дисциплинам. Даже московские школы, где все относительно стабильно, не смогли закрыть все учительские вакансии. И это несмотря на то, что зарплаты педагогов в столице значительно выше, чем в других регионах.

— С 1 сентября нет учителей математики, русского языка и литературы. Ни одного урока алгебры и геометрии не было. На русский язык в сентябре приходила посидеть с детьми студентка. В октябре по русскому вообще никого нет на замену, также уволилась учитель биологии. Уроки рисования ведёт социальный педагог. По факту дети приходят в школу каждый день и сидят в коридоре по два-три урока из семи, — делится в соцсетях мама школьников из подмосковных Люберец.

— Весь сентябрь у детей пропадали уроки физкультуры, а педагога по информатике заменяли другие учителя-предметники, — рассказывает мама пятиклассницы Ольга. — В электронном журнале вместо фамилии учителя было написано: «вакансия». С такими ситуациями, когда вообще нет учителя в начале учебного года, мы никогда не сталкивались.

— У нас учителя вроде есть, но они ведут по несколько предметов. Учитель истории и обществознания в нагрузку получает географию. Учитель химии и биологии тоже географию. Учитель начальных классов закончила только первый курс педколледжа. Ещё одна учительница ведёт два четвёртых класса в двух школах. Ну и всем учителям начальных классов в нагрузку продлёнка. Но на бумаге у администрации всё есть, — описывают ситуацию родители из города Рыбное Рязанской области.

Оклад в 5 тысяч рублей и преподавание, близкое к халтуре

Такие нагрузки у учителей — не от хорошей жизни.

«Для того, чтобы нормально существовать, приходится брать большое количество часов, потому что положенные 18 часов оплачиваются мизерно. Например, я с нагрузкой в 27 часов, классным руководством, выслугой лет и своей высшей категорией зарабатываю 45 тысяч в месяц ценой неимоверных усилий. Если с такой же нагрузкой будет работать молодой учитель, он будет получать в месяц около 30 тысяч или меньше», — рассказывает учитель истории и обществознания из Нижегородской области Дмитрий Казаков.

В октябре профсоюз «Учитель» провёл мониторинг окладов педагогов в российских регионах. Их величина сравнивалась с минимальным размером оплаты труда (МРОТ), запланированным с 1 января 2024 года (19 242 рубля). Выяснилось, что в 40% регионов страны оклады педагогических работников не превышают половины МРОТ — это суммы от 3 420 до 9 580 рублей. В 39% регионов оклады составляют 50–75 процентов от минимума — от 9 668 рублей в Курской области до 14 091 рубля в Томской. В 9% регионов оклады от 14 449 рублей до 16 157 рублей, как, например, в не бедной Республике Татарстан.

Лишь в Ямало-Ненецком автономном округе, Магаданской области и Приморском крае оклады учителей оказались выше ожидаемого МРОТ. Даже в тех регионах, где оклады были пересмотрены в 2023 году, повышение произошло только до 10–13 тыс. рублей. Самые низкие оклады по стране — менее 5 тыс. рублей — платят учителям в Карачаево-Черкесской Республике, Еврейской автономной области, Вологодской области и Республике Алтай.

«Учителя массово увольняются из-за переработок и огромных нагрузок: многие берут по полторы-две ставки, чтобы как-то существовать и получать достойную зарплату. Именно за счет этих переработок, двух ставок и огромного количества дополнительных часов школы как-то и закрывают отчетность. Профсоюз учителей сейчас говорит: давайте установим такое правило, чтобы 90% оклада были гарантированными и не зависели от стимулирующих, числа олимпиадников, классного руководства и прочих нагрузок. Кстати, надбавка за классное руководство не индексировалась с 2017 года, хотя к этом добавилось ведение „Разговоров о важном“, — считает профессор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина.
«То, что я веду 27 часов в неделю — это переизбыток, — рассказывает учитель истории из Нижегородской области Дмитрий Казаков. — Нет времени качественно подготовиться, от переизбытка часов уровень преподавания конечно страдает. Если работать на 2 ставки — такое преподавание будет близким к халтуре. А ведь так работают в России подавляющее число учителей».

МЭШ или трэш?

К уже существующим проблемам добавилась и демографическая: всплеск рождаемости в России в 2008–2016 годах привел к тому, что детей в классах сейчас больше, чем раньше. Некоторые учителя жалуются, что в некоторых классах число учеников превышает 40 человек. И при этом учителя жалуются на снижение стоимости ученико-часа. Такую величину в ряде регионов используют для расчёта окладов. С чем это связано, выяснить нам так и не удалось. Вместе с тем известно, что школы получают фиксированное подушевое финансирование, а количество школьников ежегодно растёт. Почему не растут при этом зарплаты?

Многие связывали надежды с электронными сервисами — такими как МЭШ. Но эксперимент успешным назвать нельзя. «Не пошла электронная школа в регионах, где с интернетом понятные проблемы. От нас требуют учить с использованием современных технологий, хотя технологии эти есть в основном в крупных городах. Поэтому МЭШ можно считать московским достижением, его активно распространяют исключительно в столице, чтобы как-то окупить затраты», — рассказывает Дмитрий Казаков.

«К уже существующей нагрузке педагогов в этом году добавилась работа с платформами „Моя школа“ и „Сферум“. Она отнимает много времени, как и профориентация, работа с конструктором для составления новых единых учебных программ. При этом даже при колоссальной нагрузке учителя в регионах получают на руки в среднем 20–40 тысяч рублей со всеми надбавками и стимулирующими», — рассказывает оргсекретарь профсобза педагогическиз работников «Учитель» Ольга Мирясова.

Низкие зарплаты и серьёзная перегрузка приводят к тому, что учителя бросают работу и становятся репетиторами. Набирая солидную клиентскую базу при относительно невысоких эмоциональных затратах они зарабатывают те же деньги или даже больше. На самом деле, если задать в сервисе «Профи.ру» запрос на какого-то учителя, моментально получишь отклик из нескольких десятков специалистов, предлагающих свои услуги по самым разным направлениям. В резюме многих из них в прошлом — работа в школе. Таким образом возник целый класс педагогов, которые работают без школы…

«Пришло время задуматься Минпросвещения о том, чтобы из федерального бюджета целенаправленно оказывать помощь регионам. Ведь учитель на сегодня по сути не имеет гарантированного достойного оклада» — считает Ирина Абанкина.

Гарантии достойной оплаты труда без нечеловеческих нагрузок — это главное, что может сохранить в школах учителей. Иначе учить детей будут только репетиторы.

Но главную проблему многие учителя видят в том, что в школах нет образовательной концепции. Одно время, к примеру, ОБЖ собирались сделать факультативом, а сейчас это едва ли не главный предмет. Учебники постоянно переписываются, каждый год — новые требования к воспитательной работе. «Каждое наше утро начинается с новых указаний региональных чиновников, которые порой носят взаимоисключающий характер. Со школы могут потребовать все, что угодно — любые отчетности и сведения, причем срочно. „Я часто спрашиваю: когда наконец все это закончится, и мне дадут просто спокойно учить детей?“, — говорит учитель Дмитрий Казаков.