Posted 20 октября 2023,, 15:58

Published 20 октября 2023,, 15:58

Modified 20 октября 2023,, 16:03

Updated 20 октября 2023,, 16:03

"Российский миллиард" - власть призывает россиянок рожать

Вопрос дня: как уровень рождаемости влияет на протестные настроения?

20 октября 2023, 15:58
Фото: realtribune.ru
"Российский миллиард" - власть призывает россиянок рожать
Чего боятся больше всего российские власти? Больше всего на свете они боятся массового протеста. Казалось бы, чего опасаться: одобрение действий государства зашкаливает, цифры говорят в пользу единения народа и его руководителей. Однако есть сомнения. Теперь на службу единства поставлена демография.

Елена Петрова, Наталья Сейбиль

На российском политическом Олимпе обозначилась новая «старая» тема — демография. Если раньше, о сокращении рождаемости только сокрушались, то теперь призыв «Плодитесь и размножайтесь» стал главной темой выступлений от детского омбудсмена до спикера парламента. Очевидная мысль — стране нужны солдаты и рабочие. Но как говорят политологи, это, конечно, важно, но лежит на поверхности. Есть еще один слой — извечный страх российской элиты перед массовыми выступлениями, пусть даже и мирными. Помогут удержать родителей по домам дети.

«Революции делаются от скуки или отсутствия детей»

Политтехнолог Константин Калачев, сам многодетный отец, так обозначил свою позицию:

«Сдал человек детей в детсад или бабушке/дедушке, сразу революционер. Дети в доме — консерватор.Многодетным некогда интересоваться политикой».

Российская власть тщательно избегает решения вопроса стратегии и общества будущего, указывает директор региональной политики Илья Гращенков. Есть два пути развития страны — Россия миллиарда бедных русских и Россия малочисленных богатых россиян. До недавнего времени второй путь казался властям предпочтительнее.

— Русских немного, даже, может быть, меньше, чем сейчас, но они богатые, в стране экономика высоких зарплат. Индекс человеческого саморазвития высокий, так же как и ценность жизни как либеральной догмы — жизнь человека не просто важна, она — самое важное, — так описывает такое будущее Илья Гращенков.

Эта модель предполагает, что население, помимо высоких доходов, обладает более высоким среднем уровнем образованности, что неизбежно влечет к повышенному интересу к политике, который сейчас не приветствуется. От вопросов до требований дорога коротка, поэтому, как показывают выступления политиков, государство решилось на другой путь.

Женщина как инкубатор и деньги на борщевой набор для детей

Призывы к женщинам плюнуть на карьеру и начать рожать в 19 лет, вопреки мировым трендам, говорят о том, что власти поставили на «русский миллиард».

— Как в старые имперские времена, женщина может рожать 10-15 детей. Если раньше половина умирала, то сейчас смертность низкая, и все 10-15 могут выживать, и если на каждого платить пособие, их можно содержать на эти деньги. При такой модели женщина становится механизмом воспроизводства, — описывает второй путь развития нации Гращенков.

Эту модель поддерживают и призывы выдавать маткапитал наличными в виде детских пособий. Как предложил директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при правительстве РФ Алексей Зубец, маткапитал нужно увеличить в 10 раз до 6 миллионов рублей, и за счет него платить пособия по 20-30 тысяч на ребенка в месяц.

Этих денег хватит на то, чтобы кормить борщовыми наборами и как-то одевать.

«Радикально. Развивает иждивенчество.Но если рассматривать женщин как инкубатор, то справедливо», — констатирует Константин Калачев.

Россия рисует менее социальное будущее, чем даже СССР, утверждают эксперты. Илья Гращенков считает, что власть так решает проблему недовольных — им будут некогда думать о протесте:

— Здесь цель в том, чтобы люди удерживались в состоянии порогового желания. Революция никогда не возникнет, если много многодетных семей, все зависят от государства, получают денег не столько, чтобы тратить их на развитие, а чтобы выживать, и это выживание ежедневно связано с лояльностью. Это нормальная стратегия построения патерналистски контролируемого общества, что-то сродни китайской модели. Если добавить социальный рейтинг, то все будет в шоколаде.

Почему люди выходят на массовые протесты

Однако надежды властей на тихое сосуществование с народом по той причине, что они, как в 90-е, будут заняты пропитанием, могут и не осуществиться. Профессор, доктор политических наук Юлий Нисневич говорит, что некоторым людям присуще желание перемен. Есть те, которые уходят в семью, а есть и те, для которых дети становятся стимулом для политического участия:

— Во Франции, где стимулируется рождаемость, очень активные люди из многодетных. Вопрос не в рождаемости, а в экономическом состоянии общества. Пусть Косачев скажет правду: там, где людям, извините, жрать нечего, люди вынуждены заниматься пропитанием. Но и в африканских странах, где высокая рождаемость, там, где они не могут прокормить детей, это стимулирует их политические выступления.

Во Франции людям дают возможность выходить на массовые ненасильственные акции протеста. Юлий Нисневич вспоминает, как «желтые жилеты» несколько месяцев «бегали» по улицам. Большие протесты были также по поводу пенсионной реформы. В Израиле, если бы не война, неизвестно, чем бы закончилась забастовка. Все дело в том, что в современном мире есть проблема — власти не успевают реагировать на изменения ситуации.

— Форма, в которой протест канализируется, это массовые ненасильственные протесты. По-другому их канализировать нельзя. Эти выступления появляются потому, что политические системы не успевают отрабатывать изменение ситуации. Количество протестов в мире растет, только реакция у них разная у политического руководства страны. Там, где есть демократия, на него реагируют и начинают вносить изменения в политические программы, в правительства. В авторитарных странах это может привести к переворотам, — указывает на различия в реакции системы на ошибку профессор Нисневич.

Другими словами — попробовать с повышением рождаемости можно, но если система начнет давать сбой, на политической активности населения демографические усилия вряд ли скажутся.

Илья Гращенков тоже не верит, что «инкубаторский» путь сработает:

— Русский человек не очень любит выживать, ему нужна свобода. Он в душе охотник, собиратель, а не крепостной семьянин. Русского человека нужно для этого перевоспитать, а его перевоспитание заканчивается какой-то революцией.