Posted 18 сентября 2023,, 14:26

Published 18 сентября 2023,, 14:26

Modified 18 сентября 2023,, 14:37

Updated 18 сентября 2023,, 14:37

Вопрос дня: можно ли хоронить памятники, а не умерших людей?

18 сентября 2023, 14:26
Жители села Верхошижемье Кировской области, прежде чем поставить новый памятник погибшим в ВОВ, решили похоронить старый, который обветшал и не подлежит восстановлению. Антропологи говорят, что точно также раньше поступали с иконами, потому что люди боялись сверхъестественных кар.

Елена Петрова, Наталья Сейбиль

В селе Верхошижемье жители не решились разрушить памятник солдатам Великой Отечественной войны, который обветшал так, что его уже невозможно восстановить, а решили его захоронить, пишет газета «Кировская правда».

Памятник из бетона был установлен еще в 1969 году, но со временем разрушился.

«Мы приняли решение провести захоронение памятника, так было бы не совсем хорошо его вывезти куда-то и как-то использовать. Мы установим табличку с информацией о захоронении, чтобы жители знали, что памятник не разрушен и не уничтожен», — сказал глава поселковой администрации Игорь Елсуков.

Видимо, инициатива жителей понравилась властям Вятки, поэтому областная газета их похвалила, а захоронение памятника назвала «знаменательным событием».

В других поселках области подобные памятники ремонтируют. На это область не скупится — недавно на восстановление мемориала в селе Косино израсходовали полмиллиона рублей.

Случай в Верхошижемье — для современной жизни уникальный, но подобное отношение к святыням раньше было широко распространенным явлением.

Память о ВОВ — гражданская религия или языческая традиция?

Как выяснилось, похороны святынь — это не изобретение верхошижемцев, а давняя культурная традиция. То же самое происходило несколько веков назад с иконами, говорит антрополог Мария Гаврилова:

— На самом деле, этот поступок не уникален. С иконами тоже принято так поступать. Правда, их не хоронят, а относят в какие-то такие места, где, допустим, есть почитаемый источник. Их нельзя просто выбросить, их нельзя сжечь, так как это святыня, и человека может постигнуть сверхъестественная кара. Поэтому с ними так поступают. Очевидно, что сработала подобная логика.

Эта традиция — языческое явление. В Библии ни про иконы, ни про то, как с ними обращаться, не написано. Да и с идеологией это имеет мало общего.

— Это — народная традиция, почитание предметов, которые несут в себе сакральный смысл. На более раннем этапе это могло было быть почитанием предметов, местные божества, домашние святыни. Это повсеместно распространено по миру — предметы, к которым необходимо по-особому относиться, нельзя просто выбросить. Вполне языческая традиция. Мы видим её продолжение.

УК на страже памятников

Помимо общинного язычества, есть еще один фактор, который заставляет россиян с осторожностью относиться к любого рода памятникам, особенно тем, которые находятся в идеологическом государственном тренде. Ученые говорят, что в РФ существует очень строгое законодательство:

— У нас сейчас существует что-то подобное гражданской религии на основе памяти о Великой Отечественной войне, поэтому такое отношение. Плюс к тому надо не забывать, что в РФ очень жестокое законодательство в отношении любого мемориала, и неосторожный жест грозит уголовным делом по статье оправдания нацизма. Кроме того, были скандалы с переносами памятников в ближнем зарубежье. Люди, основываясь, с одной стороны, на давней деревенской традиции, а с другой стороны, опасаясь репрессий, решили так поступить.

В 2020 году законы по памятникам Второй мировой войне еще больше ужесточились. За вандализм грозит штраф от двух до пяти миллионов рублей. или до 480 часов обязательных работ, или лишение свободы на срок до пяти лет. Раньше максимальный срок за осквернение памятника не превышал 3 лет.

Если вандализм проявлен к мемориальным объектам, посвященным борьбе с фашизмом, или Дням воинской славы периода Великой Отечественной, то за такое преступление предусмотрена повышенная ответственность. То же касается осквернения памятников фронтовикам, в том числе известным военачальникам. Теперь это квалифицируется как «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения», и для этого введена еще одна статья — ст. 244 УК РФ .

Власти с большой опаской и осторожностью относятся к такого рода правонарушениям. В 2020 году в Севастополе пьяница похитил оградку на могиле Неизвестного солдата и продал ее за 150 рублей, чтобы купить на эти деньги водки. В полиции возбудили уголовное дело по статье о надругательстве над телами умерших и местами захоронения. Губернатор Севастополя Развозжаев отправил на место преступления чиновников, чтобы они привели все в порядок, а полицейские вернули оградку и поучаствовали в ее восстановлении. Среди бизнесменов нашлось немало желающих установить новый памятник за свой счет, хоть из гранита, хоть из мрамора.

Мыло из Германии и «Бессмертный полк»

Похороны памятника стоят в одном ряду с похоронами мыла из Германии, рассказывает Мария Гаврилова. После войны в Советский Союз начали поставлять мыло. Советские евреи, зная, что в концлагерях из останков заключенных производили мыло, на всякий случай решили захоронить его, предполагая, что и эти самые куски могли быть изготовлены из погибших там людей.

Феномен «Бессмертного полка», который изучала Мария Гаврилова, тоже говорил о том, что в Томске, где началось это движение, люди воспринимали портреты родственников, павших во время войны, как живых людей. На шествие выходили не изображения, а люди. Им показывали, как изменилась жизнь, его ставили рядом во время концертов и разговаривали с ними.

— Когда «Бессмертный полк» из Томска распространили по всем городам, печатали портреты, и их должны были проносить бюджетники, они выкидывали их. Это воспринималось как святотатство и осуждалось абсолютно всеми. Так нельзя поступать, с точки зрения людей. Я могу себе представить даже такие рассказы: он выкинул портрет после «Бессмертного полка», а потом заболел. Или выкинул портрет, а к нему ночью во сне стал приходить погибший ветеран.

В селе Верхошижемье ни к одному жителю не придет погибший, и все будут здоровы — памятник спит в земле, а скоро на него месте появится новый — еще лучше.

"