Posted 23 августа 2023,, 16:28

Published 23 августа 2023,, 16:28

Modified Вчера, 14:55

Updated Вчера, 14:55

Андрей Сизов: Военный переворот высветил водный конфликт Нигера с Нигерией

Андрей Сизов: Военный переворот высветил водный конфликт Нигера с Нигерией

23 августа 2023, 16:28
China Gezhouba Group Company (CGGC) приостановила работы по строительству ГЭС «Кандаджи» в Нигере.Это далеко не единственное следствие военного переворота.

Андрей Сизов, Председатель правления ООО «Балтийский метанол»

Вода в Африке значит слишком многое, чтобы исключить «гидрополитику» из числа основных причин самого громкого мятежа минувшего лета.

А если говорить непосредственно о водных ресурсах реки Нигер, то спорам об их использовании не менее полувека. Лишнее тому подтверждение — неоднократные попытки урегулировать данный вопрос подписанием конвенций, протоколов и даже хартий, которые так и не увенчались успехом.

В конце нулевых годов руководство республики Нигер объявило о намерении построить ГЭС «Кандаджи» и тем самым создать существенные проблемы для функционирования аналогичных электростанций Нигерии, расположенных ниже по течению. К слову, одним из основных лоббистов «Кандаджи» был Али Ламин Зейн, тогда министр экономики и финансов, а ныне — назначенный мятежниками глава правительства Нигера.
Примечательно и то, что изначально подряд на возведениее плотины для ГЭС получила российская компания «Зарубежводстрой». Но летом 2013-го контракт расторгли, ссылаясь на «слабое финансовое и техническое состояние» подрядчика.
В результате судьбоносный для Нигера и для его соседей проект достался китайцам.
Последнее особенно пикантно в свете весьма активного сотрудничества КНР с Нигерией. Перефразируя известного советского киногероя, для Пекина это любовь с очень большим геополитическим интересом. С учетом нигерийского выхода в Гвинейский залив и возможности создания там китайской военно-морской базы, которую только Атлантика будет отделять от восточного побережья США. С этой точки зрения Китаю логично было бы не слишком форсировать гидроэнергетическую «стройку века» в Нигере, используя своё участие в качестве своеобразного «кнута» для получения большего числа «пряников» от Нигерии.

Другое дело, что превращение ГЭС «Кандаджи» в классический «долгострой» никак не способствовало улучшению социально-экономической ситуации в и без того в не слишком благополучном Нигере. А это, в свою очередь, могло стать одной из основных внутренних причин переворота. Напоминая о том, что недавнее обострение в Судане тоже в немалой степени было обусловлено конфликтами из-за Нила и строительства ГЭС в соседней Эфиопии, опасность недооценки «гидрополитических» факторов очевидна.

Когда говорят о новой международной архитектуре безопасности, почему-то забывают о той роли, которую благополучии многих стран и даже континентов играют водные ресурсы. Тем важнее инициировать обсуждение подобных вопросов и выработку механизмов оперативного разрешения соответствующих конфликтных ситуации на уровне ООН или в рамках таких форматов, как БРИКС или ШОС.