Posted 25 июля 2023,, 07:17

Published 25 июля 2023,, 07:17

Modified 25 июля 2023,, 19:17

Updated 25 июля 2023,, 19:17

Российская нефть как «военный груз»: будет ли Украина топить наши танкеры?

25 июля 2023, 07:17
В момент, когда доходы России от экспорта нефти сократились почти вдвое, транспортировку нефти по Черному морю «добила» зерновая сделка. Украина в ответ на заявление Кремля объявила, что будет рассматривать все суда, следующие в российские порты, как цели, перевозящие военные грузы. Что это значит?
Сюжет
БПЛА

Екатерина Максимова

Это значит, что акватория Черного моря (от Керчи до Измаила) стала зоной повышенной опасности. Владельцы нефтетанкеров получают дополнительные риски. А страховка судов и грузов, без которых невозможно обойтись, становится серьезной проблемой. И ее участникам процесса придется как-то решать.

Будет ли парализована работа нефтеналивных терминалов в Новороссийске и Туапсе, через которые на экспорт «льется» российская нефть и нефть из Казахстана, «Новым Известиям» объяснил главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов.

-Выход России из зерновой сделки, конечно, бумерангом отозвался и на нефтегазовых экспортерах. Но давайте скажем честно: сейчас бо́льшая часть нефтеналивных грузов, которые отгружаются Россией на Балтике и на Черном море, страхуются российскими страховыми компаниями. Это то, что касается именно страховки грузов. Страховка танкеров зависит от страны происхождения судна. И там страховки могут быть как европейские, так и российские. Либо страховки третьих стран.

И если мы говорим именно о страховке нефтеналивных грузов, то здесь принципиальный вопрос, как государство будет реагировать на, допустим, желание тех же российских страховщиков поднять премии за военный риск. Такая ситуация действительно возможна.

Сейчас стоимость страховки от российских страховщиков в три-четыре раза ниже, чем стоимость страховки, которую предлагают западные страховые компании. Это происходит именно из-за того, что иностранцы значительно больше внимания уделяют так называемому военному риску.

-После заявления Киева западные страховые компании уже отреагировали?

-Думаю, что они вообще откажутся страховать такого рода перевозки. Именно из-за того, что военные риски начнут существенно возрастать. Думаю, что российская страховка таких грузов станет безальтернативным вариантом.

И тут принципиальный вопрос: не вмешается ли правительство и регулирующие органы в этот процесс, чтобы стоимость не отразилась на конкурентоспособности экспорта российской нефти.

На это пока обсуждать трудно. Хотя бы потому, что выход из зерновой сделки состоялся буквально на днях. И часть танкеров, которые сегодня идут с российской или казахской нефтью из черноморских портов, были застрахованы раньше. Сейчас, естественно, условия будут меняться.

Я более чем уверен, что стоимость страховки вырастет, а вот масштабы роста будут зависеть от того консенсуса, который будет найден между российскими страховщиками и властями нашей страны. И, повторюсь, альтернативы российским страховкам в данной ситуации, в общем-то, практически не будет.

-В ручном режиме, задействовав админресурс, этот вопрос со страховкой именно грузов, вероятно, решить не очень сложно. А судовладельцы согласятся работать в условиях, когда их суда уже объявлены военным целями?

-Здесь всё будет зависеть от позиции страховых компаний.

Допустим, какое-нибудь греческое судно, перевозящее российскую нефть из Черного моря, оказалось в новой геополитической ситуации. В этом случае страхователь судна, условная какая-нибудь британская компания, выпускает дополнительный циркуляр, говорящий о том, что если это судно зайдет в российский порт на Черном море, то с этого момента они, например, снимают свои обязательства по страхованию данного судна. Вот такое может быть.

-Проще говоря, если собственник нефтетанкера, к примеру, не «Роснефть», то иностранный судовладелец говорит нам «sorry, goodbye» и просто отказывается от захода в Черное море?

-Да, но это «лечится».

И довольно просто — перераспределением товарного флота по направлениям поставок российской нефти. В черноморском бассейне будет работать либо теневой флот, который застрахован опять же в России или у других компаний из стран третьего мира, не относящихся к западному миру. Либо это будут делать русские танкеры.

-Насколько может сократиться перевалка нефти из южных портов?

-Россия заявила, что с августа сокращает экспорт нефти на 500 тыс. баррелей в сутки в рамках соглашения с ОПЕК+.

И сокращение может происходить не равномерно по всем направлениям российского экспорта. Вполне может быть, что Россия, например, примет решение минимизировать отгрузки нефти на экспорт именно в портах Азово-Черноморского бассейна из-за наличия военных рисков.

Такое тоже может быть, потому что в июле мы уже наблюдаем тенденцию, что поставки российской нефти, в частности, например, из портов Северо-Запада (Мурманска и Приморска) в направлении Индии существенно снизились. Это связано с чисто экономическими причинами, потому что нам выгоднее поставлять нефть по более короткому транспортному плечу для Китая и Индии. А здесь могут уже вмешаться геополитические расклады.

Но по состоянию прошлой недели сокращение грузооборота российских портов в черноморском бассейне по нефти не наблюдалось. Но чем черт не шутит. Что будет в августе, посмотрим.

-А «ручным» флотом наши экспортеры готовы рисковать?

-Когда возникают угрозы, что и российские корабли могут стать объектами атак тех же беспилотников со стороны Украины, то это, конечно, создает дополнительные риски.

Есть для этого и теневой флот, готовый рисковать, и российские страховщики, готовые предлагать страховые премии по приемлемым ценам с учетом того, что государство не будет стоять в стороне, если страховщики начнут выходить за рамки разумного.

Ну всё равно это, конечно, будет регулироваться в ручном режиме, как и все ситуации, связанные с геополитическими конфликтами.

Через тернии в Индию

Ключевыми покупателями российской нефти, как известно, теперь стали Индия и Китай, на них приходится свыше 90% российского экспорта. Как напоминает руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов Сергей Кондратьев, до начала СВО и санкций, введенных против России, на ту же Индию приходиллось менее 1% российского нефтяного экспорта.

Сергей Кондратьев ранее объяснял как сейчас устроен российский рынок фрахта танкеров для перевозок сырой нефти.

«Предложение можно условно разделить на три сегмента: российские компании („Совкомфлот“, „Роснефтефлот“, „Газпромнефть Шиппинг“ и др.), западные компании и так называемый „теневой флот“, состоящий из недавно купленных танкеров, а также судов, ранее участвовавших в перевозках нефти из Ирана, Венесуэлы, Северной Африки. Сейчас на западные компании, доминировавшие в перевозках российской нефти до 2022 года, приходится лишь 28% рынка. Эти компании продолжают общаться с западными судовыми брокерами и рассказывать о своих сделках», — уточняет Сергей Кондратьев (цитата по «ИнфоТЭК»).

Выручка российских экспортеров, продающих нефть на новых рынках с дисконтом, снижается, а затраты растут. В том числе и за счет резкого роста ставок фрахта. Был зафиксирован уникальный случай не только в российской, но и в мировой практике — фрахт превышал половину стоимости нефти на FOB.

«Резкий рост ставок фрахта был связан с введенным странами ЕС в декабре 2022 года эмбарго на импорт нефти из России и „потолком цен“, из-за которого предложение танкеров сократилось, а „санкционные премии“ — выросли. Однако, как и в 2022 году, рынок быстро адаптировался к новым условиям: уже в марте ставки начали снижаться. Сейчас стоимость транспортировки российской нефти в Западную Индию из Новороссийска составляет $6,8–7/барр., из портов Балтики — $9,5–10/барр. Июнь стал первым в 2023 году месяцем, когда ставки фрахта даже на сверхдальних направлениях оказались ниже психологически важного уровня в $13,5/барр. ($100/т): из Балтики в Северный Китай — $13,2/барр., или $96/т. Конечно, говорить о „низких“ ставках сейчас сложно, пока что российский рынок вернулся к уровням сентября–октября прошлого года», — говорит Сергей Кондратьев.

В 2022 году доходы России от экспорта нефти и нефтепродуктов варьировались от 22-19 млрд долларов в месяц и начали снижаться к концу года. В июне 2023 года этот показатель уменьшился почти вдвое — до 11,8 млрд долларов.

КСТАТИ

Вчера в эфире одного известного оппозиционера бывший советник офиса президента Украины Алексей Арестович заявил, что Украина легко и без всякого ущерба для экологии Черного моря может топить пустые танкеры, которые идут под загрузку в Новороссийск. Дескать, достаточно будет нескольких случаев, чтобы страховые компании отказались страховать перевозки не только всей российской нефтянки, но и Казахстана, который так же продает нефть через порты Черного моря. Официальной позиции Киева на этот счет пока не последовало.