Posted 21 июля 2023,, 07:20

Published 21 июля 2023,, 07:20

Modified 22 июля 2023,, 08:15

Updated 22 июля 2023,, 08:15

57% россиян работают в отпуске

Граждане, а вы отпуск зачем брали? Кто и зачем работает, когда надо отдыхать

21 июля 2023, 07:20
Фото: free-pic.ru
57% россиян работают в отпуске
57% россиян работают во время отпуска. В этом они сравнялись с европейцами, но не догнали ни американцев, ни азиатов. Настоящих зависимых от работы среди пишущих и звонящих на пляже не так уж много. В основном, это трудоголики поневоле.

Елена Петрова, Наталья Сейбиль

Участники социологического опроса, который цитирует газета «Известия», разделились примерно пополам. Одни — это 43% опрошенных — относятся к счастливчикам, которые в отпуске не работают никогда.

Другие — а их больше половины — «берут» работу в отпуск. Это данные сервиса «Доктис».

Нельзя сказать, что только бедные россияне, как рабы, продолжают оставаться на галерах и во время своего законного отдыха. Кто бы мог подумать: нация, которую в трудоголизме трудно заподозрить — французы — мало чем отличается от россиян. Половина из них признались, что и в отпуске они регулярно проверяют имейлы и отвечают на них. В целом по Европе, цифра работающих во время отпуска близка к российской — 60% говорят, что им приходится и с отдыха руководить предприятиями, обсуждать проекты с подчиненными, выполнять срочные задания начальников.

Работа на пляже становится в России таким же распространенным явлением, как и везде. Но по некоторым показателям нам, к счастью, до других еще далеко. Так, только 13% немцев сказали, что они ни на минуту не прерывают своего отпуска. У нас таких — 43%.

Но одно дело — проверить пару раз за день почтовый ящик, и совершенно другое дело — работать, как обычно, фактически делая вид, что ты отдыхаешь. Из работающих отпускников 16% вынуждены выполнять свои обязанности по нескольку часов в день. 13% на связи с работой постоянно. Столько же работают по паре часов в день.

Хочется спросить: граждане, а вы отпуск зачем брали?

Бесконфликтность как основа российской трудовой этики

Социолог и психолог Алексей Рощин, который провел более 700 фокус-групп на предприятиях по всей стране, полагает, что русские люди паталогически избегают конфликтов, именно поэтому они позволяют собой манипулировать:

— Это отражение русской национальной особенности — избегание конфликтов. Русские люди этим и характерны. Русский человек не любит конфликтовать, предпочитает уйти, адаптироваться. Мы будем адаптироваться, но не будем говорить твёрдое «нет». Потому что твёрдое «нет» — это всегда конфликт. И таких людей очень много. Этим пользуются начальники, работодатели, и даже, в частности, это является неким карьерным двигателем. Вышестоящий говорит ушедшему в отпуск: ты отдыхаешь, но всё равно оставайся на связи. И нижестоящий соглашается, держа телефон всегда с собой. Это происходит просто потому, что люди не хотят и боятся возражать.

Часто работодатели представляют ситуацию, когда работники продолжают выполнять свои обязанности, делая вид, что отдыхают, как образец командного духа, «нам хлеба не надо, работу давай». На самом деле, людьми движет страх разозлить начальника и оказаться на улице, говорит Алексей Рощин:

— Кто-то это делает из карьерных соображений, из желания выслужиться, быть на хорошем счету, чтобы получить повышение. Но таких — минимальное количество. Основная масса, процентов 70 — 80 на это соглашаются, потому что не в силах отказать и боятся последствий.

Психологи считают, что специфика российского трудового населения заключается и в том, что они чувствуют себя не только подданными Российского государства, но и своего предприятия. Заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова Александр Асмолов связывает нестабильность общества в целом с желанием стабильности в личной ситуации каждого:

— Здесь могут быть и мотивы лояльности, которые присущи очень многим жителям нашей замечательной страны, которые выступают не только как подданные государства, но и как подданные той или иной организации, в которой они работают и с которой у них иногда бывает лояльность как форма крепостной зависимости.

Выгорание работников — близорукая политика менеджеров

Выгорание называют одной из самых распространенных психических болезней цивилизации. Отпуск и есть самая важная профилактика от переутомления и эмоционального выгорания. Психотерапевт телемедицинского сервиса «Доктис» Елена Бурделова советует «выгружаться» из рабочей среды в другую, которая приносит удовлетворение» помимо работы.

Те руководители, которые радуются, что даже в отпуске все на связи, называют это «командным духом», занимаются самообольщением и проводят близорукую политику, считает Алексей Рощин. Сначала человеку надоедает его работа, потом он начинает ее ненавидеть. Следующим шагом работник переносит эту ненависть на компанию:

— Я бы это назвал нарциссизмом. Руководство горит на работе, работа — их жизнь. И, как все нарциссы, оно считает, что все такие же, только хуже. Соответственно, добиваются противоположного. Думая, что все люди беззаветно преданы компании, а потом приходится заметить, что люди ненавидят и работу, и саму компанию, и его — главного мотора и заводилу.

Поколение «Прозака»

Поощрение трудоголизма — проблема не новая и не российская. Давно замечено: одному работнику тяжело противостоять давлению со стороны работодателя. В Европе с нарушениями трудового законодательства — а именно так называется принуждение к работе во время отпуска, гарантированного не только всеми рабочими контрактами, но и Конституцией — борются профсоюзы. В России реальных профсоюзов нет, декоративные объединения борются за права трудящихся только для галочки, сосредоточив свои усилия на дележки бюджетных подачек государства. Поэтому страна бесшовно вошла в один ряд с такими странами, как США, Япония или Южная Корея, где даже в отпуске работодатель не выпускает работников из своих цепких объятий, проводит параллель Алексей Рощин:

— В Америке потогонная система очень сильно развита, косвенное свидетельство — развитие всякого рода медикаментозного воздействия на людей — транквилизаторы, антидепрессанты, которые люди глотают горстями. Это в гораздо большей степени есть в США как средство от того самого выгорания. У тебя нет сил, настроения — закинься Прозаком. Было даже понятие — «поколение Прозака».

В России, как известно, другое чудо-оружие от стресса — алкоголь. Кто хотя бы раз не выпил крепко после «задушевного разговора» с начальником, тот в нашей стране не жил.

Работа в отпуске -опасность для семьи

Прямое последствие работы в отпуске — это разлад в семье. Таких случаев не перечесть, даже в любящих парах. Больше всего недовольны дети, когда отец или мать слишком много времени уделяет работе в ущерб семье.

— Даже в семьях трудоголиков люди мечтают о том, что хотя бы в отпуске «ты мой», а в ответ ничего не происходит. Нарастает отчуждение. Достаточно быстро семья осознаёт, что её член-трудоголик — отрезанный ломоть, на него полагаться нет смысла, он всё время на работе, даже в отпуске — он на работе. Постепенно привыкают условно жить без него, — описывает знакомую многим трудоголикам ситуацию Алексей Рощин.

Трудоголики, которые не устают повторять, что они и работают для семьи, замечает, что семья живет помимо их. Это вызывает обиду и непонимание. Как правило, заканчивается все печально.

«Эффект кролика»

Вырваться из заученных моделей поведения людям очень сложно. Александр Асмолов говорит об «эффекте кролика». Когда этот пушистый зверек попадает в полосу света фар автомобиля, он не сворачивает в сторону, а бежит в этой полосе, не видя других возможностей «соскочить». То же происходит в нашей стране, когда человек не видит для себя возможность что-либо изменить, например, отказаться работать в отпуске или сменить работу. Перефразируя Владимира Маяковского, «лодка разбилась о быт». Психолог Асмолов видит эту ситуацию в более широком контексте:

— Задачи, которые стоят перед людьми в нашей стране, жёстко поставленная задача выживания приводит к сужению реальности. В этой суженной реальности возникает множество феноменов выученной беспомощности, феномены сгорания в разных формах деятельности, а, тем самым, это приводит и к целому ряду сложных проблем невротизации людей.

Академик Асмолов считает, что феномен выгорания был, есть и будет. Однако депрессия людей на работе в России накладывается на общую боль:

— Когда вы сидите на вулкане, который вот-вот взорвётся, когда у вас сломаны перспективы завтрашнего дня, связывать это с тем, останетесь вы работать или нет, можно, но не это является доминирующим фактором.