Posted 18 июля 2023,, 17:01

Published 18 июля 2023,, 17:01

Modified 18 июля 2023,, 17:12

Updated 18 июля 2023,, 17:12

Переработки в законе. Как ночной сторож из Анжеро-Судженска Трудовой кодекс переписал

Переработки в законе. Как ночной сторож из Анжеро-Судженска Трудовой кодекс переписал

18 июля 2023, 17:01
Сторож из Сибири дошел до Конституционного суда в попытках добиться достойной платы за сверхурочный труд. Суд работника поддержал! Депутаты теперь должны переписать статью Трудового кодекса. До этого в законе имелись лазейки, позволявшие работодателям действовать на свое усмотрение. Но есть одно но.

Юлия Сунцова

Сергей Иваниченко пятый год трудится сторожем в муниципальном учреждении Анжеро-Судженска «Центр бухгалтерского учета и хозяйственного обслуживания учреждений культуры».

Он ночной сторож, чаще всего работает именно в ночное время, кроме этого его постоянно привлекают в выходные и праздничные дни. И казалось бы, зарплата у Иваниченко должна быть очень хорошей — ведь она состоит практически из сверхурочных и должна начисляться с повышенным коэффициентом. Не тут-то было!

Должностной оклад сторожа — всего 3220 рублей, и это со всеми надбавками: районными коэффициентами, сверхурочными и выслугой лет. Зарплата Иваниченко многажды не дотягивает до МРОТ. Причем чем больше работает сторож, тем меньшую доплату до МРОТ ему доначисляют.

Что говорит о переработках Трудовой кодекс РФ?

В России оплату сверхурочной работы регламентирует статья 152 Трудового кодекса, и порядок ее оплаты таков: первые два часа переработок оплачиваются не менее, чем в полуторном размере, последующие часы не менее, чем в двойном размере.

Конкретные коэффициенты по оплате сверхурочных часов работодатель определяет сам. Понятно, что они при этом не могут отклоняться от минимальных гарантий по закону. БОльшие коэффициенты использовать можно, меньшие — нет. Тарифы прописывают в коллективном договоре или локальном нормативном акте предприятия или даже в трудовых договорах с работниками.

Звучит, вроде бы довольно внятно и оптимистично. Но ловушка в том, что до сих пор эти полуторные и двойные коэффициенты к сверхурочным часам как бы превращались в тыкву в 22.00 часа!

Почему надбавки за ночную работу минимальны?

А точнее — нивелировались Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 июля 20098 года №554 «О минимальном размере повышения оплаты труда за работу в ночное время».

Акт позволяет оплачивать часы работы в промежутке с 22.00 час. до 06.00 час. лишь с надбавкой в 20% часовой тарифной ставки от должностного оклада (то есть коэффициент всего в *0,2 к каждому часу работы в ночное время).

Получается, что работать в ночные часы, даже если это сверхурочный труд — мягко говоря, не прибыльно. Если ты перерабатываешь до 22.00 часов, законодательно тебя еще готовы защищать, а вот переработки после 22.00 часов уже считаются как бы твоей личной проблемой и поощряются лишь минимально возможным коэффициентом.

Если зарплата ниже МРОТ, все надбавки съедаются

Но даже не с этим поспорил ночной сторож из Анжеро-Суженска. А с чем же? Трудиться сверхурочно, ночью, в праздники и выходные, оказывается, себе дороже, если твой оклад не дотягивает до МРОТ. Или если значительную часть твоей зарплаты вовсе составляют премии или стимулирующие выплаты.

Причина — доплаты за переработки исчисляются, исходя из должностного оклада. С этим-то и не согласился Сергей Иваниченко.

«Законодательно не установлено допустимое соотношение между тарифной частью заработной платы (тарифной ставкой, окладом, должностным окладом) и ее надтарифной частью в виде компенсационных и стимулирующих выплат. В силу этого действующая у конкретного работодателя система оплаты труда может иметь абсолютно любое соотношение указанных составляющих в структуре заработной платы, в том числе такое, когда тарифная часть в общей сумме заработной платы не будет преобладающей или вовсе окажется весьма незначительной (например, 10 — 25 процентов)», — выдержка из Постановления Конституционного суда от 27 июня 2023 г. N 35-п.

 

Гражданин Иваниченко в своем иске настаивал: расчет за работу в ночное время, в нерабочие и праздничные дни должен производиться, исходя из зарплаты, увеличенной до минимального размера оплаты труда, со всеми надбавками и стимулирующими, а не из фактически прописанного в трудовом договоре, голого оклада.

«Такой способ расчета не только не обеспечивает реальное повышение зарплаты за работу в условиях, отклоняющихся от нормы. Такой подход позволяет платить за сверхурочную работу и работу в ночное время существенно меньше, чем за аналогичную работу, выполняемую в обычных, нормальных условиях», — заявил истец в Конституционном суде.

Безоговорочный выигрыш в Конституционном суде

Конституционный суд РФ с логикой ночного сторожа из Сибири полностью согласился и постановил: действующее правовое регулирование касательно выплат за сверхурочный труд изменить. Ни при каких обстоятельствах работа сверх нормы не должна оплачиваться ниже аналогичного труда в нормальных условиях.

Пока депутаты будут переписывать закон, весь сверхурочный труд должен оплачиваться с теми же коэффициентами, но исчисляться надбавки должны не от размера чистого должного оклада, а от фактических зарплат (с учетом всех премий, компенсационных и стимулирующих выплат).

«Таким образом, сложившееся в правоприменительной практике понимание положений части первой статьи 152 Трудового кодекса Российской Федерации как допускающих оплату сверхурочной работы исходя лишь из одной, причем зачастую наименьшей, составляющей заработной платы — тарифной ставки или оклада (должностного оклада), даже если при этом их размер значительно меньше, чем минимальный размер оплаты труда, обусловлено в первую очередь отсутствием явно выраженной воли законодателя относительно конкретного порядка исчисления оплаты такой работы (в том числе относительно состава входящих в структуру заработной платы выплат, подлежащих увеличению в полтора либо в два раза). Такое понимание выходит за рамки конституционно допустимых ограничений прав и свобод человека и гражданина, не согласуется с принципами равенства, справедливости, уважения человека труда (статья 19, части 1 и 2; статья 55, часть 3; статья 75.1 Конституции Российской Федерации) и с правом на справедливую оплату труда, предполагающим как установление заработной платы не ниже минимального размера оплаты труда (статья 37, часть 3, Конституции Российской Федерации), так и повышенную оплату труда в условиях, отклоняющихся от нормальных», — выдержка из Постановления Конституционного суда от 27 июня 2023 г. N 35-п.

 

Каков вердикт?

Один абзац в вердикте Конституционного суда посвящен и инициатору процесса — сторожу Сергею Иваниченко. Решения нижестоящих судов, вынесенные на основании признанной теперь «неконституционной» ч. 1 ст. 152 Трудового кодекса (в части начисления оплаты труда), подлежат пересмотру.

Решение Конституционного суда РФ вступило в силу сразу после провозглашения, оно не подлежит обжалованию и не требует подтверждения каких-либо других органов и должностных лиц.

«Сказанное означает, что повышенная оплата работы в условиях, отклоняющихся от нормальных (в частности, сверхурочной работы и работы в ночное время), не может включаться в сумму заработной платы работника, размер которой не превышает минимального размера оплаты труда. В противном случае — с учетом широко распространенной в бюджетных организациях практики установления тарифных ставок и окладов (должностных окладов) в размере менее минимального размера оплаты труда и применения так называемых „доплат до МРОТ“ (как это было и в деле С. А. Иваниченко) — повышенная оплата работы в условиях, отклоняющихся от нормальных, фактически поглощается такого рода „доплатами“, а месячная заработная плата работников, привлеченных к работе в условиях, отклоняющихся от нормальных, не отличается от оплаты труда лиц, работающих в обычных условиях (т.е. работники, выполнявшие, в частности, сверхурочную работу и работу в ночное время, оказываются в таком же положении, как и те, кто выполнял аналогичную работу в рамках установленной продолжительности рабочего дня (смены) и в дневное время). Поглощение же минимальным размером оплаты труда тех выплат, которые специально установлены в целях компенсации работникам отрицательных последствий отклонения условий их работы от нормальных, не согласуется ни с природой минимального размера оплаты труда как конституционной гарантии, ни с целевым назначением указанных выплат и тем самым противоречит Конституции Российской Федерации и принципам правового регулирования трудовых отношений.
Более того, это ведет к несоразмерному ограничению трудовых прав работников, привлеченных к работам в условиях, отклоняющихся от нормальных, и вступает в противоречие с принципами равенства и справедливости», — выдержка из Постановления Конституционного суда от 27 июня 2023 г. N 35-п.

 

В настоящее время в обновляемых базах с законодательными актами, например, в Консультанте, уже есть пометка о несоответствии ч.1 ст. 152 Трудового кодекса РФ Конституции РФ.

Почему победа не полная?

Сторожа из Анжеро -Судженска Сергея Иваниченко и всех его последователей, которые будут готовы сражаться за новый порядок оплаты переработок, можно только поздравить. Но после того, как о защищенных трудовых правах радостно раструбили СМИ, остался один больной вопрос.

А так ли уж защищает это постановление КС РФ всех работающих граждан России?

Постановление действительно устраняет дискриминацию между работниками бюджетных организаций. Работающие сверхурочно, в праздники и выходные, на совместительстве теперь действительно не могут получать меньше тех, кто отрабатывает столько же часов в рядовые будни.

Но распространяется ли эта защита на работников коммерческих организаций?

У юристов на этот счет большие сомнения. Принудить коммерческие организации соблюдать конституционные требования о сверхурочном труде под силу только некарманным профсоюзам, других рабочих механизмов на сегодня нет.

Но в частных организациях, как правило, нет профсоюзов. Да и сами люди, работающие в бизнесе, часто морально не готовы отстаивать свои права.

Марат Даянов, юрист:

— Хорошее постановление для бюджетников, которые помимо своих основных функций часто исполняют обязанности и по внутреннему совместительству. Теперь, например, дворников из ГБУ «Жилищник» будет уже накладно заставлять высматривать дроны в небе круглосуточно, ведь понадобится выделить круглую сумму на достойную денежную компенсацию.

Но коммерческие организации по-прежнему эти указания Конституционного суда мало волнуют. Во-первых, попробуй обяжи частную компанию составить эти коллективные договоры, где будет оговорен порядок оплаты сверхурочной работы и работы в ночное время. Пока что такие внутренние акты в компаниях разрабатываются на усмотрение самих компаний, поэтому у большинства этих коллективных договоров и нет.

У нас многие предприятия даже обязательные по закону требования об индексации добровольно не выполняют. Как вы думаете, появятся у них рекомендуемые правила о сверхурочном труде?

Во-вторых, если в коммерческих компаниях ночной работы вообще не предусмотрено (и рабочий график в трудовых договорах это подтверждает), но работник выходит в ночные часы, что это означает? Добровольный труд и только.

Теоретически у каждого работника, конечно, еще есть право на забастовку и обращение в суд. Но часто нашедшие справедливость работники потом почему-то вынуждены искать новую работу.

Так или иначе, мне кажется, что Постановление Конституционного суда, о котором мы говорим — это всё равно шаг вперед для всех работников — и бюджетных, и коммерческих организаций. В первую очередь потому, что контрольно-надзорным органам, как, например, прокуратуре и трудовой инспекции, для принятия мер теперь будет достаточно всего лишь выявления факта нарушения. Заявления от работника, чьи права по части оплаты переработок нарушены, больше не потребуется.

Мария Архипова, адвокат, председатель Ассоциации адвокатов России за права человека: — Проблема выплат за сверхурочную работу была в том, что, согласно Трудовому кодексу, они привязывались к тарифной сетке, а не к реальной заработной плате (куда плюсуются все надбавки, премии). В результате человек, работая на предприятии сверхурочно, получает минимальную надбавку. В частных компаниях тем более: доплаты, базирующиеся на тарифах, могут составлять лишь единицы процентов, но никак не ведут к повышению самих зарплат в 1,5-2 раза. В настоящее время Конституционный суд РФ как раз указывает на эту несостыковку, говорит о том, что повышение оплаты за переработки должны производиться за счет коэффициентов от реальных зарплат.

Распространяться-то оно, решение Конституционного суда, распространяется на всех без исключения, не только на бюджетников. Проблема в том, что частные компании могут пока что безнаказанно игнорировать эти указания.

На практике у нас сотрудники работают сверхурочно вообще без какой-либо оплаты, либо доплаты максимально занижаются — опять же со ссылкой на тарифную сетку.

Нынешнее Постановление КС как бы теперь ставит таких работодателей в незаконное положение и заставляет платить, как нужно — но, скажем так, не по доброй воле, а только если сам работник готов реально отстаивать свои трудовые права.

Следующая проблема в том, что в частных компаниях люди у нас пока что предпочитают молчать. Связано это не только с мягкотелостью самих работников, но еще и с тем, что на сегодня нет обязанности для частных предприятий иметь независимый профсоюз, который бы отстаивал интересы работников этого предприятия, в том числе защищал бы их от произвольных увольнений.

Работодатель и работник сегодня не разделены профсоюзом и обречены выяснять отношения напрямую. Поэтому, несмотря на то, что закон и практика — чаще всего на стороне работника, сохранять работу продолжительное время после споров работнику не удаётся.

Профсоюзы были упразднены как обязательный институт на частных предприятиях нынешним Трудовым кодексом РФ в начале 2000-х годов. С тех пор создание профсоюзов стало делом добровольным. Работодатель не заинтересован в создании профсоюзов, а работник часто боится даже заикаться о своих правах, не говоря уже о создании профсоюза. И отдельный работник часто становится инструментом борьбы с другими работниками с целью недопущения создания профсоюза.

Амир Какимов, адвокат:

— Дело Сергея Иваниченко — удивительное. Сторож с зарплатой 3000 тысячи рублей проходит первую инстанцию, апелляцию и кассацию, чтобы получить недовыплаченное. Где-то судьи встают на его сторону, а где-то и говорят, что он неверно толкует законы… Кассация, кроме того, отказывала гражданину в дальнейшем обжаловании. Но он прошел через все препятствия. Что в итоге сказал Конституционный суд?

В Постановлении — много рассуждений о том, как важно соблюдать баланс между интересами работников и работодателей, защищать право на справедливую оплату труда, НО:

— с Постановлением Правительства РФ «О минимальном размере повышения оплаты труда за работу в ночное время» всё в порядке,

— а вот часть 1 статьи 152 ТК РФ надо менять, потому как при сверхурочной работе этот пункт позволяет не начислять компенсационные и стимулирующие выплаты, а это в итоге дискриминирует работника.

По сути, решение о том, что зарплата тех, кто работает сверхурочно, не должна быть ниже МРОТа и к ней, кроме того, должны прибавляться все имеющиеся у работника в нормальных условиях труда дополнительные выплаты.

Позиция Федерации независимых профсоюзов России

— «НИ»: Но какие же существуют реальные механизмы воздействовать на работодателей коммерческих организаций? Как поставить работников частных компаний в один ряд с бюджетниками? С этим вопросом мы обратились в Федерацию независимых профсоюзов России.

«То обстоятельство, что поводом к рассмотрению дела в Конституционном Суде РФ
явилась жалоба гражданина — работника муниципального казенного учреждения, не 
означает, что решение Конституционного Суда РФ распространяется только на 
бюджетные организации. Решения Конституционного Суда РФ обязательны на всей территории Российской Федерации для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений», — согласились в ФНПР.

— «НИ»: Но почему тогда коммерческие организации по большей части и слышать не хотят о какой-то там повышенной оплате за переработки? Работа за сверхурочные часы, в выходные и праздничные дни порой вообще не оплачивается!

Мы цитируем дословный ответ, полученный из Департамента Аппарата ФНПР по связям с общественностью, молодежной политике и развитию профсоюзного движения:

«С момента вступления в силу постановления Конституционного Суда
РФ, которым отдельные положения нормативного акта признаны не 
соответствующими Конституции РФ, не допускается применение либо
реализация каким-либо иным способом данных положений в истолковании,
расходящемся с истолкованием, данным Конституционным Судом РФ в этом
постановлении (ст.79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994
№1-ФКЗ „О Конституционном Суде Российской Федерации“).
Суды при рассмотрении дел после вступления в силу постановления
Конституционного Суда РФ не вправе руководствоваться положениями,
признанными не соответствующими Конституции РФ, либо применять
нормативный акт или отдельные его положения в истолковании,
расходящемся с данным Конституционным Судом РФ.
Порядок исполнения решения, предполагающий временное
регулирование, обязывает правоприменителей впредь до внесения в 
регулирование требуемых изменений действовать предписанным
Конституционным Судом образом.
Соответственно несоблюдение установленного Конституционным
Судом временного порядка приравнено к несоблюдению правовой нормы в 
должном истолковании.
Противоправные действия (бездействия) работодателя могут быть, в 
частности, обжалованы в государственную инспекцию труда или в судебном
порядке».

То есть, если мы правильно трактуем, ФНПР предпочитает в данных спорах занимать роль стороннего наблюдателя. Вместо своей помощи он рекомендует всем работникам, неудовлетворенным мизерной платой за переработки, обращаться в суд. Уж там-то разберутся?..