Posted 13 июля 2023,, 16:18

Published 13 июля 2023,, 16:18

Modified 13 июля 2023,, 17:56

Updated 13 июля 2023,, 17:56

Особый случай: почему Анна Овчинникова просит вернуть домой мобилизованного мужа

13 июля 2023, 16:18
Анна Овчинникова просит вернуть домой мобилизованного мужа, отца троих детей. После тяжелых родов она не может восстановиться, а опека уже намекала на детдом для старших детей. Демобилизовать отца семейства требует сам председатель мобилизационной комиссии! Но военком непреклонен: ушёл — значит ушёл

Юлия Сунцова

«На грани жизни и смерти. Каждый день давление — под 170, незаживающий и гноящийся шов, головные боли, от которых страшно свалиться в обморок и не очнуться.» — так описывает своё состояние москвичка Анна Овчинникова, чьего мужа мобилизовали в октябре 2022 года.

Врачи женской консультации прописали ей «уход и охранительный режим». Но пока вместо этого приходится одной таскать на себе трех малышей и коляски.

Её мужу, 30-летнему Виктору Овчинникову, электромонтеру Московского метрополитена вручили повестку 2 октября 2022 года прямо на работе. Отказаться от нее возможности не было.

— Пришли в цех ночью. Сказали, что пока не подпишешь, с работы не выпустят, — рассказывает супруга.

В ноябре Виктор уже был в зоне СВО. Куда именно его направили и в какие войска зачислили, жене он не рассказывает.

Третья беременность Анны и без таких подробностей протекала тяжело. Врачи с первого триместра настаивали на сохранении, но оставить старших детей теперь было не с кем, и женщина держалась до последнего.

В конце концов Анна заработала диагноз «тяжелая преэклампсия». Такая патология беременности может привести к полиорганной недостаточности и необратимым сбоям в работе систем организма как у матери, так и у плода. Заболеванию сопутствует высокая материнская и перинатальная смертность.

Женщину экстренно госпитализировали. Только благодаря вниманию к этому случаю телеграмм-канала команды Собчак мужу Виктору удалось добиться кратковременного отпуска.

Муж вернулся домой к детям, а в больнице у Анны в это время начались преждевременные роды. Из-за угрозы жизни матери и ребенка провели экстренное кесарево сечение.

Малыш родился с сердечными проблемами и кистой в мозгу. Почти три недели они с мамой провели в медицинских центрах для недоношенных. Из-за слабого здоровья у новорожденного и высокого риска развития пороков Анна кстати отказалась и от постродового патронажа от муниципальной Соцзащиты на дому.

— Лишние микробы и вирусы от посторонних людей грудничку сейчас точно не нужны. Да и для старших сыновей чужие тёти в доме, которые требуют передать им ключи — это большой стресс, — объясняет родительница.

Отпуск у Виктора закончился еще до выписки Анны. Он пытался его продлить, но получил отказ. Чтобы не быть дезертиром, своих детей пришлось оставить 70-летней соседке по лестничной клетке. Бабушки и дедушки со стороны Анны умерли, а родители Виктора — уже в престарелом возрасте и сами нуждаются в помощи.

Предлагали сдать детей в детский дом

В этот промежуток времени в перинатальный центр Анне, где она лежала с недоношенным ребенком, стали звонить люди, представившиеся опекой. Они предложили женщине сдать двоих старших детей в детский дом.

— Сказали, что за нами сохраняются места в детском доме, чтобы я могла спокойно лежать с младенцем. Я отказалась. У детей итак психологические травмы. Не стало папы, теперь еще и мамы не будет?! — рассказывает Анна.

В итоге женщина, можно сказать, сбежала из больницы — «досрочно выписалась». Врачи же настаивали на дальнейшей реабилитации после родов.

Психологические расстройства на фоне оставленности у среднего и старшего сыновей, тем временем, подтвердили психологи.

— Мальчики были очень привязаны к папе и до сих пор не могут отойти от пережитого. Они отказываются от еды. По ночам просыпаются с криками. Много плачут. Просят хотя бы меня их не бросать. Всё время спрашивают, когда вернется папа. Травмы обостряются. Страшно и то, что мои осложнения обостряются. Если честно, мы даже перестали выходить с детьми на улицу. Боюсь там упасть и не встать, — говорит Анна.

Женщина обращалась в прокуратуру, к уполномоченным по правам человека и ребенка, в СМИ.

На миг в этой семейной трагедии возобладал здравый смысл.

Председатель комиссии по мобилизации, отправивший отца семейства в армию, изменил своё решение (!).

Он ходатайствовал о возвращении Виктора Овчинникова в связи с особыми обстоятельствами. (В редакции «НИ» есть текст ходатайства, но семья просит не упоминать его имени, чтоб не лишаться союзника).

«Овчинников В.Б. имеет на иждивении троих несовершеннолетних детей. У супруги Овчинникова В.Б. были сложные роды, и ей требуется помощь и постоянный уход. Прошу Вас ходатайствовать о демобилизации Овчинникова В.Б.», — такое прошение председатель комиссии по мобилизации направил еще в мае этого года начальнику отдела объединенного комиссариата города Москвы по Хорошевскому району Юрию Смирному.

Но тот, хоть и полностью признал за председателем мобилизационной комиссии право ходатайствовать об увольнении военнослужащего, конкретно Виктора Овчинникова возвращать домой не захотел.

Логика ответа военкома буквально такова: раз уж призвали — пути назад нет:

«Указания Генерального штаба Вооруженных сил РФ не позволяют призывным комиссиям выносить решения в отношении уже призванных граждан, не имеющих прав на отсрочки установленные Федеральным законом и Указами Президента РФ. Учитывая изложенное, оснований для предоставления отсрочки Овчинникову В.Б., призванному на военную службу в рамках частичной мобилизации, нет», — отвечает на просьбу председателя мобилизационной комиссии военком Юрий Смирный.

Но это не совсем так, и военком в своем ответе прибегает к ложной инверсии, потому как содержание Указаний Генштаба — как раз об обратном.

Проблема в том, что эти самые указания Генштаба ВС РФ от 04.10.2022 г. № 315/2/3658дсп, на которые ссылаются и председатель мобилизационной комиссии, и военком — неопубликованный внутренний акт Генштаба для служебного пользования, и только узкий круг должностных лиц знают его содержание.

По закону о мобилизации отсрочка действительно положена лишь отцам четырех и более детей в возрасте до 16 лет (либо отцам троих детей при условии, что жена беременна четвертым, и срок беременности не менее 22 недель).

Но в октябре 2022 года районный суд Челябинска немного приоткрыл завесу касательно расширенных указаний Генштаба для военкоматов, удовлетворив иск об освобождении от призыва по мобилизации Евгения Курчатова — многодетного отца ТРОИХ детей.

Так созданный судебный прецедент показал: указания Генштаба при желании всё же позволяют не призывать отцов троих детей.

«Мобилизация в Российской Федерации может быть общей или частичной», — указал суд своем решении (в законодательстве такого разграничения нет). В рамках частичной мобилизации не возбраняется применять дополнительные критерии, чтоб не мобилизовать те или иные категории военнообязанных граждан.

В устных разговорах представители Хорошевского военкомата Москвы вроде как и не спорят с этим устоявшимся прецедентом. Но в ход пошло новое ухищрение, рассказывает Анна Овчинникова:

«На момент призыва детей было двое, третий был не рожден», — твердят юристы военкомата.

Анна же требует показать ей бумагу, закон, в котором бы право на отсрочку связывалось бы с количеством детей именно «НА МОМЕНТ ПРИЗЫВА».

Но почему же представители военкомата извращают сам смысл Указаний Генштаба? Как будто, если третий ребенок рождается без стоящего где-то поблизости отца, то и отцом-то он перестаёт считаться и факт многодетности по отношению к семье отменяется… — говорит родительница.

Анна Овчинникова просит вернуть мужа и отца в семью, чтобы иметь возможность лечь на обследования, пройти лечение и дать шанс своим малолетним детям не остаться сиротами…

"