Posted 29 июня 2023,, 16:10

Published 29 июня 2023,, 16:10

Modified 29 июня 2023,, 16:12

Updated 29 июня 2023,, 16:12

Дефицит врачей — это надолго. Эксперты не верят, что государство решит эту проблему

29 июня 2023, 16:10

Стареющее население не дает стране избавиться от нехватки врачей

Дефицит врачей — одна из главных проблем российской медицины. Эксперты бьют тревогу: население стремительно стареет, и спрос на медиков будет только расти. В отличие от предложения. Существует ли безошибочный рецепт от врачебной недостаточности?

Население России стареет. К 2030 году ожидаемая продолжительность жизни должна вырасти до 77,7 лет, при этом численность лиц в возрасте 20-39 лет уменьшится на 6,6 млн человек, а в возрасте 40-59 лет, наоборот, увеличится на 4 млн человек. И это глобальная тенденция — Земля превращается в планету стариков, которым требуется всё больший объём медпомощи. Только очередей из желающих стать врачом и их обслуживать не видно. Где взять столько специалистов?

«НИ» опросили экспертов и выяснили, что ординаторы в принципе не способны компенсировать нехватку врачей, которая ещё в конце прошлого года оценивалась почти в 26,5 тыс. человек. Дело совсем не в том, талантливы выпускники медвузов или бездарны — им в любом случае нужна практика, которую можно получить под надзором опытных специалистов. Но если таких нет, то кто будет следить за новичками… Замкнутый круг.

Риски, связанные с работой неопытных специалистов — это уже следствие. В чем же причина дефицита кадров в медицине и как решать этот вопрос? Эксперты обращают внимание на то, что это глобальная проблема, присущая не только России. Все дело в старении населения. Люди просто стали дольше жить и меньше рожать.

Во всем виноваты Москва и старость

Директор института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович считает, что выход один — меньше обращаться к врачам.

— Слишком много врачей реально нужно, у нас идет старение населения, груз болезней очень высокий, и честно говоря, чем дальше, тем больше будет нехватка врачей. В мире сейчас не хватает около 13 миллионов врачей — во всех странах, это общая проблема, не только российская. А дальше будет еще больше не хватать. Человечеству нужно какие-то другие модели организации здравоохранения создавать, нужно точно переходить на модели ответственного самолечения, самомониторинга, и использовать как можно больше цифровые формы общения с врачами-кураторами — здесь вариантов много. Просто невозможно подготовить столько врачей, сколько надо, поэтому происходит круговорот врачей в мире, их переманивают. Из тех стран, где не удается создать нормальные условия для их работы, они уезжают в лучшие страны, и в лучшие регионы в РФ.

Разница в условиях, которые предлагают врачам в разных, даже соседних, регионах России сравнима с разницей между развитыми странами и странами третьего мира. Эту проблему озвучила гендиректор НМИЦ гематологии Елена Паровичникова.

— Зарплаты отличаются в разы. Врач-гематолог в Москве получает 140 тысяч, в Ярославле — 25. Тариф в территориальных программах на амбулаторный прием врача-гематолога отличается на порядок — от 140 до 2 тыс. рублей. Специалистов нет на амбулаторном этапе. Почему? Денег им не платят.

Хочешь нормальную зарплату — отправляйся в Москву. Лариса Попович отмечает, что других вариантов нет.

— Крупные мегаполисы типа Москвы и Петербурга как пылесосом, высасывают врачей из соседних регионов, и там образуется колоссальная нехватка. Нам необходимо выровнять заплаты по всей России для врачебного персонала. Когда говорят, что в России разный уровень жизни в разных регионах — так это и прекрасно, тогда врачи, которые живут в регионах с низким уровнем жизни, но получают высокую зарплату, будут там себя чувствовать, как «кум королю» и оттуда не уедут. Им там будет дешевле снимать квартиру, у них там будет больше возможностей, поэтому мы таким образом, выравняв зарплату врачей, стимулируем их сохранение в более бедных регионах. Но это должна быть федеральная программа.

Свободу врачам

Но проблема достойного уровня оплаты труда квалифицированных врачей — только вершина айсберга. Председатель отраслевого отделения по медицинским услугам и член правления Ассоциации частных клиник Алексей Серебряный добавляет, что помимо денежного обеспечения, государственным лечебницам пора перенять у частных структур сами принципы работы.

— Что действительно изменит ситуацию? Смена положения врача в треугольнике пациент — врач — медорганизация. Врачу нужно дать возможность стать самостоятельной фигурой: ближайший пример — юрист и адвокат. После получения диплома юрист может пойти работать по найму в юридическую компанию или получить статус адвоката и работать самостоятельно, на себя. Также нужно сделать с врачами. Врач (с лицензией) пришел, допустим, в больницу сделать операцию. Он ее сделал, получил оплату, пошел дальше. Он не в штате, не подчиняется главврачу, он дорожит своей лицензией, у него своя практика. Если врач так не хочет, то может пойти работать по найму как сейчас в штат медорганизации. Но вряд ли этот вариант пройдет, так как всем чиновникам государственного здравоохранения нужно будет изменить суть своей работы

Нагрузка на врачей колоссальная, так ещё и за решётку можно угодить — рассказывает эксперт в сфере общественного здравоохранения, кандидат экономических наук Николай Прохоренко.

— Мы видим, что престиж работников здравоохранения по сравнению со временем СССР сильно упал, он принижен, требования колоссальные, растут из года в год, и правоприменительная практика со стороны следственного комитета привела к существенному росту числа врачей, которые преследуются по уголовным делам за свою профессиональную деятельность., но деятельность врача без ошибок немыслима. Ассоциации врачей, которые могут защитить специалиста, у нас есть, но их влияние на развитие системы здравоохранения невелико. Потом, врач должен заполнить огромную кучу документации — врач в поликлинике ведет 42 журнала, не говоря уже о количестве разных форм, посылки на экспертизы и комиссии и тд. Это огромный вал бумажной работы. Это постоянные встречи с проверяющими, это работа в условиях лимитов направления на дорогостоящее лечение и выписки медикаментов. Труд врача при серьезном рассмотрении не может считаться таким медом, куда молодежь притянется как магнитом.

Программ поддержки много, эффекта — мало

Ждать, пока на федеральном уровне изменят принципы работы и финансирования здравоохранения, можно очень много лет. Пока остается только смотреть в сторону региональных программ поддержки медиков. Но можно ли на них надеяться?

Николай Прохоренко сомневается в большой эффективности точечных мер на уровне регионов.

— Программ полно, и некоторые достаточно успешны. Задача удержать врача на рабочем места — серьезная, она больше всего заботит отдаленные лечебные учреждения, где неразвита инфраструктура. Поэтому программы касаются выделения жилья, субсидий на компенсацию стоимости съемного жилья, льготы по ЖКХ в сельской местности. Но эффективных программ очень мало. Это напоминает попытку нагреть свечкой железнодорожную цистерну. Свечек недостаточно для нагрева цистерны. Действия правильные, но они очень маломасштабные и ресурсами не полностью обеспечены.

Получается патовая ситуация: ординаторы-стажёры страну от дефицита врачей не спасут, региональные программы не способны вернуть врачей в глубинку, а федеральные расходы на здравоохранение не только не вырастут, но даже сократятся. На 2023 год в федеральном бюджете на медицину заложены 1,52 трлн рублей, а на 2024 год — 1,51 трлн рублей. Совет в такой ситуации простой — не надо болеть, ведь рассчитывать на помощь за пределами мегаполисов не приходится. Да и в крупных городах, чтобы получить квалифицированную помощь, уже надо подождать. Государство же на данный момент явно проповедует принцип «спасение заболевшего дело рук самого заболевшего».

"