Posted 15 июня 2023,, 12:15

Published 15 июня 2023,, 12:15

Modified 20 июня 2023,, 14:19

Updated 20 июня 2023,, 14:19

Забытый скальпель на артерии

Скальпель забыт в животе. Случай Яны Шестаковой возобновил спор о врачебных ошибках

15 июня 2023, 12:15
Забытый скальпель на артерии
Хирурги сочинской больницы №4 не обнаружили крупную раковую опухоль у экстренной пациентки. А ещё — забыли в ее животе хирургический скальпель! Инструмент был прижат к артерии, и если бы не бондаж, который нужно было постоянно носить после операции, одно неловкое движение могло бы привести к смерти.

Юлия Сунцова

42-летняя Яна Шестакова — мать троих детей, воспитывает их одна. 3 января этого года с острой болью на «скорой» она поступает в отделение гнойной хирургии Городской больницы №4 города Сочи. Был поставлен диагноз: «дивертикулез сигмовидной кишки», Девушку положили в стационар и 10 дней лечили — как потом выяснилось, лечили не от того, диагноз был ошибочный.

После выписки прошел почти месяц. Яна жила обычной жизнью, ходила на работу. Мучали боли, но проверочный осмотр был назначен только через месяц — то есть 13 февраля.

5 февраля у Яны открывается кровотечение, ее экстренно доставляют в то же отделение, принимается решение — вскрывать полость живота. Во время разреза обнаруживают уже довольно большую опухоль 10×8 см, она оказалась раковой. Часть сигмовидной кишки удалили, ввели колостому.

За эту операцию Яна передала врачам наличными 30 тысяч рублей.

«Не знаю, как у вас, у нас в Сочи пока не заплатишь, врачи даже не подойдут», — объясняет Яна спецкору «Новых Известий».

После выписки с операции Яна начала работать с онкологами. Ей было назначено 8 курсов химиотерапии. Проходить она их решила в родном регионе — Свердловской области, в Екатеринбурге.

17 апреля Яне проводили обследование — компьютерную томографию. Перед курсом химиотерапии нужно было точно определить нахождение и размеры опухоли, проверить, не задеты ли лимфоузлы.

— Искали метастазы, а обнаружили скальпель. Оказывается, я с ним проходила 2,5 месяца. И если бы не бондаж, который из-за колостомы нужно было носить постоянно, даже не знаю, чем бы это всё закончилось, — рассказывает пациентка.

Яна Шестакова позвонила в сочинскую больницу, где ее оперировали. Врачи, по ее словам, сначала пытались всячески от скальпеля откреститься.

— Хирурги поначалу отнекивались — мол, мы тут не при чем, совершенно не знаем, как этот предмет у вас в животе оказался, это вы уже после нас его туда засунули… Но потом, видимо, одумались и сказали срочно прилетать, — рассказывает женщина.

19 апреля Яне сделали вторую операцию — удалили скальпель из полости живота.

Всё, что просила женщина — отдать 30 тысяч рублей, которые она заплатила за ту злополучную операцию. Яне, сражающейся с раком на третьей стадии, деньги точно еще пригодятся.

Но проводившие операцию хирурги деньги возвращать отказались, а точнее — они стали отрицать сам факт состоявшегося вознаграждения «черным налом».

«У нас лечение бесплатное, по ОМС», — цитирует пациентка хирургов.

После этого женщина обратилась в Следственный комитет Краснодарского края и в центральный аппарат в Москве.

Ведомство назначило срочную проверку, председатель Следственного комитета РФ поручил руководителю краснодарского управления доложить о ходе проверочных мероприятий и установленных обстоятельствах произошедшего.

В настоящее время параллельно с химиотерапией Яна ходит на допросы.

По словам женщины, сотрудники Следственного комитета были настолько впечатлены ее историей, что, впервые увидев ее, обронили: «Неужели вы реальная?»

— Я считаю, что врачи должны понести ответственность, потому что для моего случая время — жизненно важно. Из-за того, что лезвие осталось в животе и понадобилась еще одна операция по его изъятию, химиотерапию пришлось отложить на два месяца. Кроме того, операции мне вообще не желательным. Каждое попадание кислорода в полость играет против меня.

У Яны Шестаковой также остался вопрос по ошибочной постановке диагноза. Почему тогда, в январе, при первом попадании в отделение на скорой врачи не увидели раковую опухоль, хотя к тому времени она была уже огромная.

Адвоката Яны Шестаковой Николая Слободчукова возмутило поведение хирургов, проводивших операцию. Когда Яна лежала в палатах после удаления скальпеля, он отправился на переговоры с главным врачом и оперировавшими хирургами.

— Оперировали два хирурга Александр Солдатов, он же заведующий отделением, и Фрол Богданов. Я предлагал им мирное урегулирование конфликта — выплатите вы женщине, матери троих детей, компенсацию и всё. Скальпель оставлен был на важной артерии. 2,5 месяца после операции женщина находилась в смертельной опасности, одно неловкое движение — и всё! Но хирурги даже слушать ничего не стали про компенсации. Солдатов сказал: «Плевать я хотел». Завотделением и главврач на словах извинились, а Солдатов негодовал до последнего: «Не знаю, как это там появилось, и всё тут, — комментирует адвокат.

Сейчас Яна Шестакова и ее защитник дожидаются предварительных результатов расследования от Следственного комитета. Решается вопрос о возбуждении уголовного дела по статье 293 УК РФ «Халатность».

Младший ребенок Яны только окончил первый класс. На время курсов химиотерапии братика забирает старшая дочь, ей 24 года. Вторая дочь Яны в этом окончила школу.

За врачебные ошибки наказывают редко

Но дела о врачебных ошибках редко удаётся довести до суда. Считается, что промахи случайны, и злого умысла в них нет. Согласно судебной практике, в большинстве случаев врачи, допустившие халатность, либо получают условный срок, либо никак не наказываются.

Юлия Силина из Санкт-Петербурга добивалась справедливости несколько лет. В 2015 году во время кесарева сечения акушеры оставили в теле пациентки пеленку. Женщина мучилась от болей и жара почти месяц, у женщины начался абсцесс — ткань внутри ее тела загнивала. Врачи трижды делали УЗИ и не заметили ничего подозрительного. После восстановления Юлия обратилась в Следственный комитет. Суд длился 4 года, врачи вину так и не признали. В итоге дело прекратили за истечением сроков давности, хотя суд установил, что тяжкий вред здоровью пациентки был причинен.

В брюшной полости Александры Асиреевой пластический хирург забыл дренаж — резиновую трубку длиной в 15 сантиметров. Посторонний предмет в теле пациентки пробыл почти три года. Врача-самоучку Алёну Верди задержали и взяли под стражу, так как к тому времени от ее рук пострадали уже десятки человек. Арестованная «доктор» обучалась операциям по липосакции лишь на онлайн-курсах.

В Тюмени дело о врачебной ошибке развалилось до суда. В теле Надежды Капши хирурги забыли капсулу с видеокамерой. Она должна была выйти естественным путем, но этого не произошло. Надежда предупреждала врачей, что, капсула, видимо, застряла в кишечнике, но врачи не обратили на это внимание. На снимках капсулу тоже не замечали. Женщина страдала от страшных болей, капсулу в итоге изъяли московские врачи. Перед Надеждой даже не извинились.

Дело Яны Шестаковой возобновило вопрос о судмедэкспертизах по врачебным ошибкам

Нюанс еще и в том, что ошибки врачей разбирают сами врачи. Но случай Яны Шестаковой, возможно, заставит пересмотреть эту практику.

Представители Общественной потребительской инициативы выступили с предложением запретить практикующим сотрудникам медучереждений участвовать в судебных экспертизах по фактам возможных врачебных ошибок. В Минздрав России направлена просьба ужесточить требования к данной процедуре. «Врачи зачастую могут быть необъективны при вынесении заключений в отношении своих коллег», — пояснили общественники. В качестве выхода предлагается создание независимой квалифицированной комиссии.