Posted 14 июня 2023,, 09:28

Published 14 июня 2023,, 09:28

Modified 14 июня 2023,, 09:30

Updated 14 июня 2023,, 09:30

Закон — не дышло! Как москвичке удалось вернуть со спецоперации мобилизованного мужа

Закон — не дышло! Как москвичке удалось вернуть со спецоперации мобилизованного мужа

14 июня 2023, 09:28
Евгения Миронова с полгода возвращала домой незаконно мобилизованного мужа. Бронь у инженера «Банка Русский стандарт» подтвердил Генштаб, три прокуратуры и два суда, в том числе военный! Но военком вцепился в парня, словно клешнями. Ходатайство об увольнении он отправил в несуществующую часть…

35-летний Анатолий Миронов — инженер «Банка Русский стандарт» с первых же дней мобилизации был забронирован предприятием. Будучи главным специалистом Отдела инженерного обеспечения Управления эксплуатации Административно-технического департамента, он обеспечивал работу критически важной инфраструктуры банка.

«Должность относится к отдельным категориям должностей организаций, обеспечивающих стабильность национальной платежной системы, инфраструктуры финансового рынка, управления банковской ликвидностью и наличное денежное обращение», — говорилось в его справке с работы.

Получив повестку, Анатолий тотчас же отправился доказывать военкому своё право на отсрочку. Это было 12 октября. Но из здания военкомата он уже не вышел. Автобус с мобилизованными отправился в подмосковный парк «Патриот» в тот же день, затем — в распределительную часть в Нижний Новгород.

По словам супруги, военком Измайловского района Владимир Колесников отреагировал на справку о забронировании коротко и с иронией: «Нет, пусть служит!». Помощница только всучила жене мужнин кошелек и посоветовала двинуться в сторону дома — ждать тут больше некого.

С того самого дня Евгения пустилась во все тяжкие с одной только целью — вернуть мужа домой.

И вот спустя полгода — муж дома…

За эти месяцы прожита целая жизнь. Тонны переживаний, страданий, отчаяния, тома написанных по ночам жалоб, ежедневные лобовые столкновения с бездушным чиновничьим аппаратом. Рассказываем, как это было.

Добрые прокуроры и злые судьи

После того, как муж помахал Евгении из отъезжающего автобуса, она принялась писать обращения во всевозможные инстанции. Есть право на бронь, право подтверждено Генштабом Минобороны РФ — так почему же оно не обеспечено?

Напомним, сразу три надзорных органа — межрайонная прокуратура, прокуратура города Москвы и военная гарнизонная прокуратура подтвердили право Анатолия Миронова на отсрочку, признали действия военкома незаконными и потребовали устранить нарушения в отношении гражданина (то есть демобилизовать). Дополнительно прокуроры выдали предписание замвоенкома Москвы Максиму Локтеву о необходимости исполнять акты прокурорского реагирования, однако на военкомат эти страшилки вообще не действовали.

Военные комиссары — Владимир Колесников, а затем сменивший его Илья Тихонов от предписаний отмахивались.

12 декабря супруга Евгения Миронова обратилась в Измайловский районный суд. Она потребовала:

1. признать решение мобилизационной комиссии о призыве мужа на военную службу незаконным и отменить,

2. обязать военный комиссариат отозвать мужа из части как призванного ошибочно.

Но судьи первого звена не торопились рассматривать «горящее дело» о мужчине-инженере, незаконно призванном в боевую зону. Две недели было потрачено только на то, чтобы издать определение о возвращении искового заявления истцу: мол, обратились-то вы не по адресу, дамочка.

В соответствии с разъяснениями Измайловского суда Евгения переподала свой иск в 235 гарнизонный военный суд (Москва). Однако и там ей отписали определение с рекомендацией пойти в другое место.

При этом в отказавший в рассмотрении дела по существу судья Виталий Свистунов почему-то не побрезговал рассмотреть ходатайство Анатолия Миронова о принятии мер предварительной защиты. И в этой предварительной защите отказал… Если бы меры по предварительной защите были удовлетворены, инженер банка Миронов мог бы ждать окончательного вердикта по суду дома, а не в зоне боевых действий.

Отбытие на фронт не показалось судье Свистунову серьезным препятствием на пути к защите прав, свобод и интересов истца. Даже несмотря на отсутствие у истца физической возможности присутствовать на этих судах.

«Не усматривается, что существует явная опасность нарушения прав, свобод и законных интересов или защита его прав, свобод и законных интересов будет невозможна или затруднительна без принятия мер предварительной защиты», — пишет в своем решении судья 235 гарнизонного военного суда Виталий Свистунов.

Месяц из-за безмолвных судей и их помощников («Пишите — ответим») был потрачен на поиск суда, которому подсудно дело Миронова.

Еще месяц — на назначение первого заседания в Московском гарнизонном суде.

К 28 февраля, когда началось рассмотрение иска всё же началось, Анатолий Миронов уже был успешно из артиллериста переобучен в связиста и эшелоном через Белоруссию направлен в Луганскую народную республику.

Судья с человеческим лицом

Судья Московского гарнизонного суда Владимир Подугурский тем временем, наконец, смог остановить театр беззакония.

Мобилизованный Анатолий Миронов действительно подпадает под категорию служащих финансового сектора, имеющих право на отсрочку. Работодатель включил его в соответствующий список, который направил в Центробанк России, который в свою очередь направил его в Министерство обороны Российской Федерации, которое в свою очередь должно было довести список до своих «территориальных подразделений» — военкоматов.

Нерасторопность должностных лиц в перечисленных организациях не должна лишать гражданина его законных прав, приходит к выводу судья.

«Обстоятельства нераспорядительности действий Центрального Банка Российской Федерации и органов исполнительной власти по оперативному доведению списков в условиях срочности мобилизационной подготовки не может влечь для гражданина, обладающего правом на освобождение от призыва на военную службу по мобилизации, негативные последствия в виде лишения указанного права», — пишет судья.

Ответчикам — призывной комиссии и военному комиссару в день состоявшегося призыва 12 октября уже было известно о том, что Миронов попадает в списки Минобороны на отсрочку. Пусть даже не в установленном порядке — действительно, в Измайловский военкомат список с визой Генштаба дошел лишь через 4 дня — 16 октября. Но так или иначе наличие права на освобождение это «бумажное опоздание» не отменяет, поясняет судья.

В отличие от обычного гражданина, который никак не может повлиять на бумажную волокиту, военный комиссар может позвонить своим коллегам и развеять все имеющиеся у него сомнения по интересующему гражданину.

Но военком Колесников, а затем и его и. о. Илья Тихонов этого не сделали. Видимо, большого желания не было.

Мобилизацию Миронова признали незаконной

28 февраля Московский военный гарнизонный суд признал мобилизацию на военную службу Анатолия Миронова незаконной и обязал призывную комиссию отменить решение о призыве.

Кроме того (!) судья посчитал необходимым в этом же процессе признать незаконным бездействие военного комиссариата по Измайловскому району Москвы Владимира Колесникова, «выразившееся в непринятии мер по отзыву Миронова Анатолия Михайловича с военной службы».

По мнению судьи, военный комиссар обязан отозвать военнослужащего со службы сразу же, как только ему стало известно о наличии права на отсрочку. Самостоятельно, не дожидаясь каких-то отдельных указаний от кого-либо.

В конце решения также подчеркивалось, что решение об отзыве ошибочно мобилизованного необходимо обратить к исполнению немедленно!

«Судом усматриваются обстоятельства, вследствие которых замедление исполнения этого решения может нанести значительный ущерб публичным или частным интересам, поэтому ходатайство административного истца об обращении решения суда к немедленному исполнению подлежит удовлетворению», — пишет судья Подгурский.

Это было только начало

Но рано радоваться. Если вы наивно полагаете, что это и есть счастливый финал — не тут то было! Главные испытания только начинались, комментирует Евгения Миронова.

Военная часть, к которой приписан военнослужащий, не может уволить человека с военной службы по собственной инициативе, будь об этом хоть сто решений суда. Для демобилизации требуется ходатайство военкома.

— 28 февраля я бегу с решением суда к военкому Колесникову. Как всегда, начинается дикий крик и ор. «Еще нужно проверить этого судью!», «Да что за решение такое, мы его будем обжаловать!» Всеми своими репликами он намекал на то, что я судью якобы подкупила. После часа обливания меня помоями говорит: пиши, мол, заявление — об исполнении решения суда. 30 дней буду его рассматривать! — пересказывает диалог с Колесниковым жена мобилизованного.

В этот момент Евгения поняла, что нужно привлекать в союзники судебных приставов.

Сильное женское плечо

На включение приставов, правда, ушла еще неделя. Внезапно наступили предпраздничные мартовские дни! И приставы стали усиленно отмечать международный женский день, и того пуще — его преддверие. Поэтому исполнительный лист женщине, сражающейся за своего мужа, изготовили только к 9 марта.

— Приставы на самом деле очень помогли. Может быть, решающую роль сыграло то, что назначенным по нашему листу приставом была женщина. Она пошла к военкому Колесникову и сказала, что на написание ходатайства в военную часть у него один день! «Вы понимаете, что человек в смертельной опасности?!» — убеждала она его. Мне кажется, пристав просто очень прониклась нашей историей.

Военный комиссар Владимир Колесников в ответ написал ходатайство, ПОСЛАВ ЕГО В НЕСУЩЕСТВУЮЩУЮ ВОЕННУЮ ЧАСТЬ!

— Это были просто цифры с неба! Хотя у комиссара есть данные военника мужа и информация о части, к которой он прикреплен, — говорит Евгения.

Как военком палки в колеса вставлял

На следующий день супруга Анатолия и пристав снова стояли на пороге военкомата. Они заставили Владимира Колесникова переписывать ходатайство и особенно тщательно следили за буквами и цифрами на конверте. Но и тут военком не сдавался до последнего! «Идите, я отправлю».

— Еще один бой. Мы зубами вырывали и у Колесникова этот конверт с правильно прописанной военной частью. Отдавать он не хотел. Ни мне, ни приставу. Пометку «нарочно» удалось отвоевать только благодаря подключению юротдела Минобороны. Но напоследок военком Колесников всё же умудрился подгадить.

Он разбавил свое письмецо двусмысленными строками. Мол, отзывать-то отзываем, но вот решение суда обжалуем, да и решение своей призывной комиссии о мобилизации не отменяем. Рассчитывал на неграмотного командира части, — рассказывает жена.

11 марта Евгения Миронова сама повезла ходатайство об увольнении мужа в военную часть в Наро-Фоминске. 31 марта связиста разведывательной роты Анатолия Миронова отозвали из ЛНР.

18 апреля демобилизовали по приказу командования. 18 апреля он стоял на пороге своего дома в Москве.

— Было много волнения и слез. Муж очень боялся, что наш двухлетний ребенок его уже не узнает. Но когда зашел домой, сын побежал к нему с криками: «Папа! Папа!»

Но напряжение висело до 1 июня. В этот день 2-й Западный окружной военный суд рассматривал апелляционную жалобу военкома. Но апелляционный суд остался на стороне Мироновых и подтвердил законность демобилизации.

— Надеюсь, на этом моя личная спецоперация закончена. Очень хочется в это верить. Второй раз я такое не выдержу, — говорит Евгения.

Побывавший на СВО Анатолий Миронов рассказал «НИ», что был распределен в разведку. Он вернулся на работу в банк. Говорит, что коллеги были рады снова его увидеть. За полгода на пустующее место никого не принимали.

— Конечно, я обрадовался, когда держал на руках приказ об увольнении. Думал — наконец, увижу семью. Расцелую жену, сына. Очень боялся, что малыш меня не узнает. Но он узнал. Я слов таких чудесных не знаю, какими можно описать подвиг моей жены. Умница и красавица. В очередной раз убеждаюсь, что сделал правильный выбор в жизни. Надеюсь, что повесток из военкомата больше не будет.