Posted 3 марта 2023,, 16:23

Published 3 марта 2023,, 16:23

Modified 3 марта 2023,, 17:27

Updated 3 марта 2023,, 17:27

Терминал СПГ на пути в Европу

Русская рулетка и ковбойский сапог: как США стали главным поставщиком СПГ в Европе

3 марта 2023, 16:23
Фото: newizv.ru
Терминал СПГ на пути в Европу
Через 60 лет США вернули себе лидерство на газовом рынке Европы. Поставки дорогого американского сжиженного газа обошли дешёвый трубопроводный из России. На фоне неутихающих боёв в Украине европейцы сделали свой политический выбор. Выиграл, как всегда, третий.
Сюжет
Цены

Елена Петрова, Наталья Сейбиль

Россия потеряла свое лидирующее положение на европейском рынке газа. Система, которая строилась 50 лет, разрушилась в течение года. Её демонтаж шёл с двух сторон. Время торгового прагматизма закончилось – таков итог энергетического противостояния прошлого года.

Россия вышла на третье место после Катара по поставкам сжиженного газа в Европейский Союз, но это слабое утешение для Газпрома. Если в 2021 году экспорт газа в Европу составил 155 миллиардов кубов, то за 2022 год поставки упали больше, чем на 80 миллиардов кубометров. Европейцам удалось купить 128 миллиардов кубов СПГ в прошлом году, что с лихвой покрыло поставки предыдущего года.

- Если смотреть по году, то поставки сократились примерно в два раза. Если сравнивать текущие поставки месяц к месяцу с тем, что было в хорошие времена, то это в 4-5 раз меньше. Есть некоторые, которые говорят, что экспорт Газпрома за рубеж 100,9 миллиардов кубометров газа - это неплохо. Но надо понимать, что в эту цифру входят и Турция, и Китай, и много чего входит, - поясняет Вячеслав Кулагин, руководитель отдела исследования энергетического комплекса мира и России ИНЭИ РАН.

События на европейском энергетическом рынке развивались не с меньшей скоростью, чем в Украине. За несколько недель была пересмотрена вся архитектура рынка. Через 10 месяцев международное энергетическое агентство сообщило о смене парадигмы.

Газовый блиц-криг по американски

На первое место по поставкам сжиженного природного газа вышли США, на втором месте – Катар, и только на третьем - Россия. В тяжёлые времена нужно радоваться и маленьким успехам. Поставки СПГ из России выросли за год  больше чем на 40% от прошлогодних, в страну пришли рекордные 27 миллиардов долларов. Успех? Безусловно. Теперь сравним эти данные с тем, что потеряли: по данным исследовательской компании Icis, каждый месяц 2022 года Россия экспортировала в Евросоюз 17,8 миллиардов кубометров СПГ. В предвоенные времена месячная поставка трубопроводного газа была в 10 раз выше – от 150 до 170 миллиардов кубов.

На этом фоне для газодобывающих компаний США наступил их звёздный час.

США поставили в Европу 51,5 миллиона тонн СПГ в 2022 году. Прирост экспорта составил фантастические 140,7%. Теперь им принадлежит более 40% европейского рынка СПГ. Трубопроводный газ – теперь из Норвегии, в первую очередь, но и из России – занимает лидирующие позиции в газовом балансе лидера ЕС Германии, однако меняется вся архитектура поставок. Инфраструктура перестраивается под сжиженный газ. Это говорит о том, что американцы пришли в Европу со своим газом надолго.

- В Европе много партнёров и много покупателей, а в Китае покупатель один, который будет диктовать цены. Одно дело, когда строишь трубу на рынок и там на конкурентном рынке продаешь. Когда у тебя один покупатель, он понимает, что у продавца ограниченные возможности, - объясняет отличия европейского и китайского газового рынка Вячеслав Кулагин.

Мечта занять самый лакомый кусок мирового газового рынка возникла в США в 2010-х годах, в рассвет сланцевой революции. 10 лет назад это было нереально, поскольку сжиженный газ по цене не может конкурировать с трубопроводным. Помимо геополитической необходимости отхода от российского топлива, американцы предлагают привлекательную цену – в обмен на долгосрочные контракты.

Европейские страны зафиксировали цену за российский газ на уровне 1000 долларов за тысячу кубометров – и ни одним центом больше. Американцы предлагают 380 долларов. Сейчас спотовая цена – именно так покупают газ в Европе – колеблется на уровне 600-700 долларов, хотя ещё летом газ стоил 2000 долларов. Взамен американцы просят долгосрочные контракты – на 10-20 лет.

Такая контрактная система раньше существовала между Россией и европейскими странами, но от неё отказалась – слишком много газа было на рынке, никто не хотел связывать себя. Сейчас линия фронта, в том числе, экономическая, прочерчена жёстко. Но разница существенная. Американцы предлагают европейцам «кнут и пряник»: да, контракты на десятилетия, но и цена не грабительская. Новые партнеры России – Китай и Индия - стратегическим альтруизмом не страдают. Российский Минфин заложил в цену нефти, а именно по ней формируется в Азии цена на газ, дисконт в 39 долларов при нынешней цене за баррель марки «Brent»  около 80 долларов для налоговых целей. Соответственно, цена на газ будет определяться с учётом этого «дружественного» дисконта. Бывший министр экономики Андрей Нечаев так описывает ситуацию:

- О том, что в Индию и Китай нефть продаётся с гигантским дисконтом, не говорит только ленивый. Он составляет сейчас 30-35 долларов. Новая цена будет устанавливать так: берётся цена марки «Brent», там будет устанавливаться фиксированный дисконт, сейчас он 39 долларов, потом – 34 и окончательный дисконт будет 25 долларов. То есть,  правительство официально признаёт, что цена Urals по отношению к Brent  существенно ниже. Дисконт многократно выше, ведь традиционно он составлял 2-3 доллара.

Как говорят эксперты, цена за газ на мировом рынке после 2027 года может опуститься до 300 долларов летом и 600 долларов зимой. Это связано с тем, что американцы и катарцы к этому времени намерены удвоить мощности производства СПГ. Некоторые российские эксперты сдержанно относятся к американским планам. Олег Абелев, кандидат экономических наук, руководитель аналитического отдела в Инвестиционной компании «Риком-Траст» считает:

- Увеличение добычи будет, если будет расти потребление. Не думаю, что в весенне-летний период потребление будет сильно увеличиваться. Ближе к середине осени, к зиме, если политическая ситуация не изменится, понятно, что добыча увеличится. Но для того, чтобы вырос экспорт, нужно строить мощности, которые позволят экспорт наращивать. Терминалы по приёмке, танкеров, которые могут возить СПГ. Пока это небольшие объёмы, к тому же, конкуренцию Америке будет составлять Катар – крупнейший в мире производитель СПГ, который вполне может построить свои терминалы и увеличить экспорт природного газа, в том числе, и в Европу.

 Европейским покупателям   решение  поставлять больше сжиженного газа в долгосрочной и среднесрочной перспективе может оказаться выгодным, но только после того, как они вложатся в новую инфраструктуру и «разошьют» старую.

Для газовых поставок из России долгосрочные контракты европейских стран с американскими и азиатскими поставщиками будут означать одно – дорога в Европу закрыта.

Проигравшие в газовой войне

Проиграли  в сложившейся ситуации и европейцы, и Россия. Ситуация до 2022 года не была зависимостью Европы от России, это была взаимозависимость, выгодная обеим сторонам, говорят российские эксперты:

- Это были не дураки, кто на протяжении последних 50 лет развивал экспорт в Европу, причём, с обеих сторон. Это были грамотные люди, которые понимали, как построить систему энергоснабжения, чтобы соблюсти интересы с обеих сторон. Была построена хорошая система, которая давала каждой стороне то, что надо: Европе – топливо по приемлемым ценам и стабильность поставок, а России – доходы, - говорит Вячеслав Кулагин. 

Однако эта система создавала зависимости, в том, числе, и политические, которые стороны в новой реальности нести не могут. Телевизор победил кошелек. Теперь эта система  - достояние истории.

Что ожидает стороны в ближайшем будущем?

 

Почему Европа не замёрзла этой зимой

Вопреки громким заклинаниям или тайным надеждам российских пропагандистов, Европа не замёрзла и не приползла на коленях просить российский газ. Это не означает, что переход на СПГ дается европейцам легко, и ситуация будет лучше и в будущем.

В течение всего прошлого года европейские министры экономики месяц за месяцем обивали пороги королевских дворцов Ближнего Востока, давали любые деньги и перекупали танкеры с нефтью и газом. Результат впечатляет: газовые хранилища Германии были заполнены в начале зимы на 99%. На сегодняшний день уровень газа составляет 69%. Население экономило на отоплении так, как никогда за последние 50 лет. Сейчас европейцам предстоит не менее сложная задача — нужно построить новую инфраструктуру под СПГ.

— Той же Германии срочно пришлось пригнать ректификационный танкер. Но там мощность в десятки раз меньше, чем по «Северному потоку». Чтобы компенсировать, нужно поназакупать очень много танкеров, а это всё дополнительные затраты. От ректификационных терминалов нужно прокладывать трубы к основной сети. Речь идёт о достаточно приличных инвестициях, причём, каждый проект нужно считать отдельно, во сколько он обойдётся. И это только инфраструктурные затраты, — говорит Вячеслав Кулагин.

Вырастут затраты на подземные хранилища газа. Когда Европа потребляла трубопроводный газ, Газпром давал гарантии на бесперебойную поставку. В основном, эта система действовала, если не считать зимы 2008–2009 годов, когда из-за газовой войны с Украиной «под раздачу», попала и Европа. В нынешней, далекой от стабильности ситуации хранилища приняли на себя страховочные функции. Как следствие, растут цены на их услуги. С другой стороны, если Германия со товарищи заключат долгосрочные соглашения с американскими и катарскими поставщиками, они, как когда-то Газпром, возьмут на себя страховочные функции. Весь вопрос во времени и финансовой подушке. Как показали последние события, денег в Европе достаточно, чтобы и в экономике реализовать политические задачи. Этому раньше в России никто верить не хотел.

Газпром считает потери

По сведениям самой компании, в 2022  году было продано 100,9 миллиардов кубометров газа. Падение к цифре 2021 года составило составило больше трети. По трубе газ продолжает идти в ЕС, Турцию, Восточную Европу, не входящую в ЕС, в Заказказье, Белоруссию, Молдову. По введенному в эксплуатацию в 2019 году  трубопроводу «Сила Сибири» идут в поставки в Китай.

Горизонт планирования в газовой отрасли составляет 15 лет, говорит Владимир Лихачев, заместитель директора Центра устойчивого развития Института экономики и регулирования инфраструктурных отраслей НИУ ВШЭ. За этот период заместить потерю европейского рынка невозможно:

- Пока есть только «Сила Сибири». Очень непонятная ситуация с «Силой Сибири-2», которая проходит через Монголию. Какие-то небольшие объёмы могут идти через вновь образуемую систему взаимодействия Россия – Казахстан – Узбекистан. Но там слёзы – по 5-10 млрд. Там по объёмам не замещается Европа. По газопроводам  - именно Китай. Больше там никуда его не приделаешь. Поэтому – нет, не получается. По расчётам, по нашим прикидкам,  полностью заместить европейский рынок невозможно.

Вариантов, чтобы обеспечить такую же доходность, как на европейском рынке, нет, уверен и Вячеслав Кулагин. Все новые проекты будут намного дороже, а их прибыльность ниже в несколько раз европейской. Трубу вместо запада можно тянуть только на восток, сжиженный газ сам по себе дорогой, своих новых технологий в России нет, а транспортное плечо большое. Либо нужно возить в обход Европы и Африки, либо по Северному Морскому пути, а там нужно платить за ледоколы и многое другое.

- У нас планировалось, что восточное направление будет развиваться в дополнение к западному. Смотрите,  под 200 миллиардов кубометров продавали в Европу. Это очень критичный объём. Мы планировали нарастить экспорт до 500 миллиардов кубов. На такие объёмы будет выйти нереально. В Азии будем стремиться наращивать. Но чтобы выйти на такие объёмы в Азии, нужно либо серьёзно демпинговать, либо надеяться на какое-то чудо, когда , например, будет огромный мировой спрос, а другие производители почему-то перестанут производить.

В Китае Россия зарабатывает немного. Кроме того, что китайцы – тяжелые партнеры в переговорах, они ещё  находятся в доминирующей позиции, ведь труба на восток ведёт только к ним. Если они не возьмут газ, его не возьмёт никто.

Во-вторых, азиатский рынок использует нефтяную индексацию в привязке к газу. Повышается цена на нефть – растёт цена на газ. Но сейчас ситуация с ценой на нефть на мировых биржах стабильная,  на газ цены растут, только Газпром выиграть от этого не может. Сейчас у Китая были самые выгодные рынки на газ, если брать по споту на мировом рынке СПГ, констатируют эксперты. Владимир Лихачев оценивает их очень осторожно:

- Данные, которые приводятся в таможенной службе Китая, если только можно ей доверять, она тоже ни о чём не говорит, поэтому есть только предположение, что эти цены достаточно… низкие, но вроде как  покрывают себестоимость производства. Вроде как покрывают. Об этом много говорили несколько лет назад, вроде бы по этим правилам всё и торгуется. Это долгосрочный контракт, его пересматривать очень сложно, пока это всех устраивает. Нас устраивает, потому что нет другого выхода, китайцев устраивает, потому что для них нормальная цена.

Газпром мог бы строить новые трубопроводы, но как выясняется, строить их некуда. До Индии труба не дотянется. Есть фантастические предложения тянуть трубу через Иран, Центральную Азию, Пакистан. Но кроме того, что это гигантский маршрут, в регионе есть Иран со своим практически бесплатным газом.  

Перед российскими властями стоит тяжёлая задача, как получить деньги в бюджет при растущих военных расходах и неустойчивых доходах. Ситуация с январским бюджетом, когда за один месяц дефицит достиг двух третей годового дефицита, даёт слабый намёк на то, как может развиваться ситуация.

- Понятно, что бюджету нужны деньги, но не ценой разрушения системообразующих отраслей. Газпром никуда не денется, но главное, чтобы не получалось, что Газпром весь в дырках, нет средств на ремонт сети, и у нас то взрывы, то ещё что-то происходит, - говорит Вячеслав Кулагин.

По поводу перспектив российско-европейского сотрудничества в газовой сфере эксперты поделились на оптимистов и реалистов.

Оптимисты говорят, что главное – это цена. Олег Абелев на вопрос, будет ли у России шанс вернуться на европейский рынок, ответил:

- Всё упрётся не в объём, а в цену. Если Россия предложит приемлемую для Европы цену, конечно будет. Есть такое выражение: «ничего личного, просто бизнес». Можно иметь какие-угодно политические противоречия, но если цена будет существенно ниже, как это и было до поры до времени, то почему нет?

Реалисты в лице Владимира Лихачева уверены:

- ЕС будет максимально сокращать использование российского трубопроводного газа, он для них становится предметом негативного воздействия на их собственную энергетическую безопасность. В этом направлении пойдёт весь процесс.