Posted 22 февраля 2023,, 08:53

Published 22 февраля 2023,, 08:53

Modified 22 февраля 2023,, 08:55

Updated 22 февраля 2023,, 08:55

The Economist: проиграв Украину, Запад проиграет и все остальное

22 февраля 2023, 08:53
Эксперты британского издания объясняют, почему западные страны так активно помогают Киеву в конфликте с Москвой.

Влиятельное британское издание The Economist посвятило большой материал вопросу: почему Украина так важна сегодня для Запада. И дело тут не только в идеологическом противостоянии с Россией, но и главным образом – вопрос лидерства, поскольку до событий в Украине Запад допустил столько просчетов (как в Афганистане), что в мире всерьез начали полагать, что время Америки и Европы как мировых лидеров прошло. И если им сейчас не удастся отстоять Украину, мир в этом окончательно убедится. И тогда многие страны просто начнут пренебрегать западной цивилизацией, уверены эксперты издания.

НАТО наконец-то очнулось от постсоветской спячки

Офис Верховного штаба союзных держав в Европе (SHAPE), командного центра НАТО недалеко от Монса в Бельгии, не выглядит представительно. Вместо гранита и мрамора – коридоры с низкими потолками, отделанные гипсокартоном и плиточным ковролином.

Четырехзвездные генералы, естественно, предпочитают офисы высоко над схваткой, но SHAPE имеет только три этажа. Здание, возведенное в конце 1960-х годов, должно было быть временным. Никогда прежде внешний вид так сильно не расходился со значением миссии НАТО.

Начало СВО в Украине 24 февраля 2022 года оживило альянс. Впервые с 1967 года, когда открылись офисы Shape, у него появился новый набор задач. И если старый НАТО был реактивным, то теперь он перестраивается, чтобы сдерживать Россию в мирное время и реагировать немедленно и жестко в случае ее посягательства на территорию членов альянса. «Мы быстро повышаем боеготовность наших сил, — говорит генерал сэр Тим Рэдфорд, заместитель командира формирования, — и наша общая боеспособность увеличивается в геометрической прогрессии».

Еще больше СВО изменила Украину, которая за этот год перековалась в более единую, более прозападную, более устойчивую демократию, однако ее будущее все еще висит на волоске и, вероятно, останется неопределенным еще долгие годы. (…) Любое прекращение огня потребует надежных западных гарантий безопасности и крупных и длительных поставок оружия и финансовой помощи — почти как если бы еще один, гораздо более крупный Израиль появился на восточных границах Европы.

Некоторые европейские лидеры утверждают, что для этого требуется полное членство в НАТО. Если реконструкция Украины потерпит неудачу, а ее экономика пошатнется, тогда украинская демократия тоже начнет рушиться.

Генералы НАТО считают, что Россия может восстановить свои сухопутные войска за три-пять лет. В конце концов, созреют условия для еще одной попытки.

Следовательно, события в Украине подвергают испытанию решимость Запада, его единство и даже его промышленный потенциал. Конфликт поднимает три  фундаментальных вопроса геополитики, в частности: какую роль Соединенные Штаты будут играть в европейской безопасности, смогут ли европейские члены НАТО взять на себя ответственность за большую часть обороны региона и какова будет лояльность остального мира на фоне крупнейшего вооруженного конфликта в Европе с 1945 года. Ответы не просто имеют решающее значение для судьбы Украины — они являются мерилом веры Запада в себя и авторитета.

Большая часть мира пришла к выводу, что мощь Соединенных Штатов и их союзников ослабевает из-за их неспособности одержать победу в Афганистане и Ираке, их роли в мировом финансовом кризисе и череды правительств, страдающих от раздора и популизма. Если Украину поглотит хаос, представление об упадке Запада только укрепится. Но если Украина справится, то этот урок будет усвоен во всем мире. Это включает в себя и Тихий океан, где борьбу между Россией и Украиной следует рассматривать как пролог к более масштабному соперничеству между Китаем и Соединенными Штатами.

Из трех геополитических вопросов наиболее актуальным является роль Америки в Европе.

«Европейская безопасность не просто немного изменилась, она изменилась коренным образом», — говорит Майкл Кларк, бывший глава аналитического центра RUSI (Королевского института объединенных служб). В 2019 году президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что НАТО страдает от «смерти мозга», потому что при президентах Дональде Трампе и Бараке Обаме Америка начала отворачиваться от Европы. Украина доказала, что это суждение ошибочно.

Сдержав Россию, Америка сможет полностью переключиться на Китай

«Конфликт в Украине вернул США в качестве главной европейской державы, — говорит Фабрис Потье, бывший специалист по планированию политики НАТО и директор консалтинговой компании Rasmussen Global. При президенте Джо Байдене Соединенные Штаты отправили Украине оружие и помощь на сумму 48 миллиардов долларов...» Кори Шаке, бывшая сотрудница Американского института предпринимательства, говорит, что ясно, что без Соединенных Штатов Европа никогда не смогла бы объединиться, чтобы оказать Украине необходимую поддержку. Эта помощь является не только показателем щедрости Америки, но и ее силы. Затратив примерно 5% годового оборонного бюджета Америки, украинские силы смогли сдержать Россию. (…) Другой вопрос: что выберет Америка, когда горячая фаза конфликта закончится и Украине понадобится восстановление (на фоне поддержания боеспособности).

Шаке ожидает, что американские официальные лица будут утверждать, что, поскольку они оказали большую часть помощи во время боевых действий, европейцы должны платить за восстановление и перевооружение Украины. В то же время, по ее словам, Пентагон может прийти к выводу, что ослабление сухопутных войск России означает, что Америке больше не понадобится большая постоянная армия на европейской земле.

За этим расчетом таится необходимость Америки сосредоточиться на Китае. Резкий отход был бы не в ее интересах: если американские гарантии безопасности не считаются надежными в Европе, они не будут считаться надежными и в Азии. «Си Цзиньпин внимательно наблюдает за нами», — заявил в прошлом месяце сенатор Роджер Уикер, самый высокопоставленный республиканский член Комитета по вооруженным силам. «Он будет наблюдать, будем ли мы придерживаться наших обязательств, пока он взвешивает свои возможности вторжения на Тайвань. Наши союзники в Индо-Тихоокеанском регионе также внимательно наблюдают и даже помогают Украине».

По этой причине, говорит Эндрю Михта из Европейского центра исследований в области безопасности им. Джорджа К. Маршалла в Германии, Соединенные Штаты, вероятно, будут настаивать на том, чтобы «распределение бремени» стало «перекладыванием бремени». Под этим он имеет в виду, что Америка по-прежнему помогает защищать Европу с помощью своих средств ядерного сдерживания и других высокотехнологичных средств, но предоставляет европейским армиям обеспечивать большую часть обычных вооружений. Это возврат к старому требованию о том, чтобы европейские члены НАТО брали на себя больше ответственности за защиту своего континента, на чем в свое время настаивали и Обама, и Трамп.

До событий в Украине Америка рассматривала разделение бремени в основном как способ сократить расходы. Сегодня, говорит Фиона Хилл, эксперт по России, которая работала в Совете национальной безопасности, у нее также есть более широкая стратегическая логика: «Россия говорила: хорошо, Соединенные Штаты по-прежнему являются оккупирующей силой в Европе. В Европе нет безопасности. Мы хотим быть доминирующей силой, как Германия в Первой или Второй мировых войнах». Хилл считает, что предстоят длительные дискуссии о том, как «модернизировать» европейскую безопасность вокруг Украины, не допуская, чтобы Соединенные Штаты доминировали во всем, чтобы в России не думали, что НАТО — это всего лишь американский инструмент.

Сможет ли Европа принять этот вызов?

По мнению г-на Потье, СВО заставила ее мыслить более стратегически. Всего за год некоторые из ограничений, которые стесняли ее возможности для дипломатического маневра, такие как зависимость Германии от российского газа, в значительной степени были устранены. Через три дня после начала СВО канцлер Олаф Шольц объявил о поворотном моменте в глобальных перспективах Германии, пообещав потратить 100 миллиардов евро (107 миллиардов долларов), чтобы подготовить Бундесвер к более активным действиям, хотя еще предстоит увидеть, насколько эффективными будут эти расходы.

Последствия вступления Финляндии и Швеции в НАТО будут более непосредственными и, возможно, даже более значительными. Если Турция согласится на их членство — а она должна — они дадут много нового персонала, оборудования и боевого опыта. Финляндия, например, может собрать 280 000 солдат в течение нескольких недель, что более чем в два раза превышает численность постоянной армии и резервов Великобритании. Географически Финляндия и Швеция также помогут обезопасить прибалтийские государства, что довольно трудно сделать через узкий участок польской территории, расположенный между Беларусью и российским анклавом в Калининграде. Хотя они значительно расширяют границу НАТО с Россией, «северные и скандинавские вооруженные силы могут объединять ресурсы, — говорит Хилл, — превращаясь в довольно грозную линию обороны». Кроме того, если бы Россия напала на члена альянса, ей пришлось бы беспокоиться о защите более протяженной границы.

Члены НАТО из континентальной Европы также продемонстрировали новую серьезность в отношении применения санкций, говорит Том Китинг, аналитик RUSI. В прошлом их санкции часто носили символический характер. Хотя западные лидеры вели себя напыщенно, когда делали вид, что санкции быстро поставят Россию на колени, государства ЕС восприняли их достаточно серьезно, неоднократно обновляя свое законодательство для их выполнения.

Учитывая, где была Европа до начала СВО, все это знаменует собой прогресс Складывается мнение, что центр тяжести НАТО смещается из Франции и Германии на восток и север. Вопросы европейской обороны все чаще решаются в Польше и странах Северной Европы, а также в Украине. Великобритания после «Брексита» также показала, что в области обороны и безопасности она все еще может быть в авангарде Европы. Благодаря этой новой силе, говорит Потье, Европа, всегда являвшаяся лишь экономическим гигантом, превращается из политического карлика в более внушительную силу на международной арене.

Однако, несмотря на этот прогресс, европейские члены НАТО по-прежнему не могут перенять роль Америки. «Что бы Европа ни делала, она делает это по частям»,— говорит сэр Лоуренс Фридман, профессор военных исследований Королевского колледжа Лондона. «Большое видение новой европейской безопасности не работает. Потому что слишком много разных мнений».

Мало того, что власть смещается на восток, так еще и мечта Макрона о «европейской стратегической автономии» от Соединенных Штатов выглядит такой же невыполнимой, как и прежде.

Одно из опасений заключается в том, что Европа не будет достаточно сплоченной, чтобы добиться восстановления Украины. Расходы будут исчисляться сотнями миллиардов долларов в то время, когда государственные бюджеты по всей Европе сокращаются. Но деньги — не единственный фактор. ЕС также играет роль в развитии западной институциональной культуры в Украине, включая достойную нормативно-правовую среду и сдерживание коррупции. Перспектива вступления Украины в ЕС может стать мощным стимулом для проведения реформ, но только в том случае, если членство будет казаться действительно достижимым, а не отдаленной мечтой, как это часто бывает с другими странами.

Еще одна проблема заключается в том, что западные производители оружия не в состоянии вооружить Украину для победы, не говоря уже о наращивании ее арсенала в мирное время и пополнении собственных запасов НАТО. Украина выпускает 5000-6000 снарядов в день, что примерно соответствует ежегодным закупкам небольшой страны НАТО до вторжения России. Западная оборонная промышленность пришла в упадок после распада Советского Союза.

Если Европа потерпит неудачу в этом отношении — а сейчас это кажется удручающе возможным — Украина, скорее всего, заплатит за это. Работа по заполнению пробелов, а также по уговорам Европы снова ляжет на Америку, возможно, во главе с другим президентом.

Сколько у Запада союзников в мире?

Последний большой геополитический вопрос, поставленный конфликтом, заключается в том, сможет ли Запад выиграть битву за международное мнение. По данным Economist, только треть населения мира живет в странах, которые осудили Россию за ее вторжение и также ввели против нее санкции. Большинство из них являются близкими союзниками Америки. Остальные склонны рассматривать СВО как состязание между автократами и лицемерами.

Шившанкар Менон, бывший высокопоставленный индийский дипломат, признает, что СВО привела к глобальным экономическим издержкам и усложнила международной общественности решение таких проблем, как развитие и изменение климата. Но он отвергает идею о том, что глобальный Юг должен быть на стороне Украины из принципа. «Это не какой-то геополитический поворотный момент для остального мира, — говорит Менон. –– Там, где мы находимся, основная линия геополитического разлома по-прежнему проходит между Китаем и США, и это не изменит ее». Он рассматривает СВО как борьбу за европейскую безопасность. Кто бы ни победил, или если не победит ни одна из сторон, Европа останется неспокойной и разъединенной. Менон считает, что Европа останется силой в мировой экономике, но не станет таковой в геополитике.

И все же, по крайней мере, по трем причинам СВО уже нарушила международный порядок. Первый — в Африке, на Кавказе и в Средней Азии, где российские дипломаты работают на пределе своих возможностей, пытаясь укрепить свое влияние. Хотя Россия сохраняет свои позиции в Африке, в других местах она теряет позиции. Когда в сентябре Азербайджан при поддержке Турции начал боевые действия против Армении, Россия не смогла предотвратить поражение своего союзника. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев обязан сохранением своего рабочего места российским десантникам, которые помогли подавить восстание незадолго до начала событий в Украине. Тем не менее Токаев не испытывает угрызений совести из-за того, что с ним налаживает связи Си, который посетил его незадолго до регионального саммита, на котором Путина упрекнули как Китай, так и Индия.

Второй удар по мировой политике — это угроза России применить ядерную бомбу. Хотя ей не удалось удержать Запад от поставок в Украину современного оружия, она замедлила их поступление. России это удалось наполовину, говорит Потье. «Она действительно вселила страх в наше население и даже в наших лидеров». Даже ограниченное размывание табу на применение ядерного оружия представляет проблему для всех стран. Если станет очевидно, что Кремль извлек выгоду из своих угроз, это послужит стимулом и для других желающих разрабатывать свою бомбу и угрожать ее применением. Учитывая, что Россия и Америка в последнее время не могут договориться о контроле над вооружениями, риск распространения растет.

Наконец, СВО толкает Россию в объятия Китая. В советское время Китай видел в России угрозу. Теперь, когда на обширной северной границе установлен мир, Си может перебросить военные ресурсы в другое место.

Китаю также выгоден союзник-единомышленник в ООН, где он сам может отойти на второй план, пока Россия играет роль первого «хулигана». И наконец, отмечает Александр Габуев из Фонда Карнеги, Россия является ценным источником товаров, которые все чаще поставляются Китаю на его условиях. «Возможно, я бы добавил в этот пакет современное российское оружие», — говорит Габуев. Он отмечает, что Китай по-прежнему полагается на Россию в отношении некоторых важнейших военных компонентов, что делает дружбу важным элементом любых планов Китая по вторжению на Тайвань.

НАТО готовится защищать Европу

В этом месяце SHAPE планирует крупнейшие в истории учения НАТО под названием «Стойкий защитник». В этих маневрах, запланированных на начало 2024 года, примут участие десятки тысяч военнослужащих под командованием альянса. Учения станут проверкой новой доктрины, известной как «Сдерживать и защищать», и являются плодом четырехлетней работы. Идея состоит в том, чтобы проникнуть глубоко в национальные армии во всех областях, от наземных сражений до кибервойны.

Учения также должны доказать Москве, что нападение на членов альянса было бы катастрофой. Генералы НАТО хотят предотвратить просчет того рода, который, по их мнению, он допустил во время начала конфликта в Украине.

И все же масштаб этого просчета еще предстоит определить. Успех России на поле боя весной или даже замораживание конфликта в его нынешнем виде в сочетании с половинчатой или неумелой программой поддержки и перевооружения Украины подтвердят мнение о том, что Запад находится в упадке.

Даже страны, считающие СВО предосудительным, могут прийти к выводу, что мощь Запада ослабевает, если она не поможет Украине. Но при наличии оружия, денег и политической поддержки Украина все же может победить. (…) Не может быть лучшего вложения в западную безопасность.

Оригинал здесь 

 

"