Posted 24 января 08:04

Published 24 января 08:04

Modified 24 января 08:06

Updated 24 января 08:06

Эгоизм как лекарство от диктатуры

24 января 2023, 08:04
Алина Витухновская
Лень и эгоизм излечат любой приступ коллективизма, неизбежно стремящегося к массовому безумию

Дисклеймер: Дудь, "Дождь", "Голос Америки" признаны иноагентами в РФ

Алина Витухновская, писатель

Меня активно просили посмотреть нашумевшее интервью Оскара Кучеры Юрию Дудю* — извините. Со слов «напала на американских солдат» — уже смешно. Ну невозможно. Куда познавательней включить любой пропагандистский канал. Вообще формат «У Дудя*» кажется мне несколько высосанным из пальца. В постинформационале фактически не может быть эксклюзива, а вы продолжаете жить в мире, где глушат «Голос Америки»*. От Дудя* до «Дождя»* — это латентная попытка возродить советское прошлое, пусть и с «диссидентской» стороны. Но, повторюсь, система держится на лже-дихотомиях. Будь вы демократами, у вас был бы не один Дудь* и один «Дождь»*, а сотня. Но вы не демократы. Впрочем, это не критика Дудя*, он сам по себе неплох, плоха ситуация, внутри которой он находится.

Кучера — симптоматичный для постсоветского пространства персонаж, с остатками былой роскоши из свободных 1990-х, который, подобно условной Тутте Ларсон, выскочил из современности прямо в автохтонный ад и играет по кремлевским, традиционалистским правилам. Этакий рейвер в хохломском ватнике. Скучный, предсказуемый и крайне неприятный. Резюмируя: кто находится в плену информационных ловушек, не хочет мыслить самостоятельно, не желает выбирать, не может сложить дважды два, может потратить около трех часов времени на это интервью. Я — нет.

Но месседж этого медиапродукта вполне понятен. Любопытны и сетевые рефлексии. Кто-то умиляется Кучере как добродушному идиоту. Ну, наверное, те же, кто до сих пор восхищается талантом нацбола Лимонова, или полагает Дугина «философом». У меня мнение радикальное и «антиинтеллектуальное». Если кто-то становится социально опасен, его деятельность способствует деструкции и насилию в обществе — никакого поощрения и внимания он не заслуживает. Впрочем, запрета тоже — запрет — это интеллектуальная честь, повышение статуса.

А вот язык чистой пропаганды. И он уже далеко не добродушный. «У нас тела снимают деликатно, без издевательств, с сочувствием» — если это не изощренный садизм, то что? Это сегодняшний официоз, причем не тот, что за деньги. Этот — от души. Для «души» же оставляют на «будущее» театр, культурку, актеров, которые «останутся», когда все «это пройдет». Социальный ад тотален, он абсолютен. Его сущность именно в том, что он не проходит. Он постоянен и прирастает к телам ныне живущих и еще нерожденных. Разговоры о сочувствии, как и разговоры о театре, находятся за пределами не только этики, но и здравого смысла. Это все — опасные люди, покрытые пыльцой культурки. Причем это обитатели модернистского подземелья, их культура — еще и форма идеологии, ее софт-вариант. Я полагаю, все пособники (представители постсоветской культуры приспособленчества) будут вычеркнуты из будущего вместе со своими театрами.

На фоне вышеприведенных циничных высказываний можно выделить группу, смягчающую удар. Например, политтехнолога Алексея Чадаева. Зачем Чадаев? Этот системный работник, «казавшийся умным»? Затем, чтоб подстраховывать глупых. Но в то же время и актуализировать их. Ну кому нужна дискуссия с Дугиным, кроме самого Дугина? Которого, похоже, уже не хотят выпускать на люди, по причине его умопомешательства. При этом невольно (?) Чадаев рушит основы основ консервативного реванша. Одно утверждение, что «события 2022 — это практически образцовый провал „геополитического“ подхода» чего стоит! То есть, следите за руками — сначала Дугин фактически признается в фиаско «идеологии», теперь Чадаев отрекается от геополитики. Что дальше? С чем останетесь? С бутылкой водки в руках?

С другой стороны, условно либеральная общественность тоже зачем-то пытается смягчать тона. Причем в перспективе в ущерб себе же. Мне в одинаковой степени отвратительны кликушеские истерики о «строителях Рейха», сводящиеся к коллективистскому социалистическому концепту всеобщей вины и бархатные, слащавые, лукавые разговоры о необходимости диалогов и попытках «понять» простых людей, становящихся преступниками «волею судеб». Последние завязаны на разговорах о сложностях человеческой натуры и неоднозначности движущих мотивов. Люди, обслуживающие пропаганду, как и люди, подчиняющиеся ей — крайне простые люди, примитивные, лубочные, одномерные. Сложные люди не участвуют в невыгодных и опасных для себя опциях, не создают их, не усугубляют — по крайней мере, стараются избегать. Сакрализация архаики и традиционализм в принципе и заточены на то, чтоб показать простого человека сложным, либо значительным, тогда как в большинстве случаев — он патологическое насекомое, патетическое ничтожество.

Интересно, что как системные пропагандисты, так и либералы в апофеозе защищают не свои личные интересы, а интересы абстрактных групп, которые перестали быть актуальными уже в начале XX века. То есть, все они разговаривают с воображаемыми общностями, такими, например, как классы. Скажу больше, в значительной степени народ и нация также являются воображаемыми общностями. То есть буквально они обслуживают химеру массового бессознательного, причем без всякой обратной связи.

Массовое бессознательное — прямое следствие отсутствия субъектности. Субъекта и индивида никогда бы не затянуло в «русский» мир. Не затянуло бы туда и эгоиста. Эгоизм, который вы порицаете — это лишь поп-вариант субъектности, субъектность обывателя. Эгоизм — лекарство против всякого коллективизма, неизбежно стремящегося к массовому безумию.

Если хорошенько подумать, то скольких бы людей в России спасли лень и эгоизм. Вот, например, зовут выручать Родину, а мне лень. Ну и да, эгоизм — а какой лично мне с этого профит, кроме «Лады», да и той, что мне лично ну никак не достанется? И так далее. К сожалению, подобная схема эффективна лишь в том случае, когда есть хоть какой-то выбор, позволяющей не делать того, чего ты не хочешь. А также некий ресурс и некий условный временной промежуток, позволяющий избежать опасности.

В обществе принудительной мотивации, а российское общество, к сожалению, таковым по-прежнему является, все твои желания будут заменены на государственные, и даже твоя оболочка будет полностью принадлежать государству. Девочки — налево, мальчики — направо. Но стоит помнить, что изначально сам человек позволяет себя использовать в невыгодных для него как потенциального субъекта схемах. Разумеется, под всевозможными благими предлогами, начиная с мелочей, буквально с детства. И далее — по нарастающей.

*признаны иноагентами в РФ