Posted 18 января 14:45

Published 18 января 14:45

Modified 19 января 06:03

Updated 19 января 06:03

Россия радуется статусу сырьевого довеска: как страна впала в китаезависимость

18 января 2023, 14:45
Экономическая связь между Россией и Китаем по итогам 2022 года побила рекорды. Повод ли это для радости? Эксперты считают, что стоит тревожиться: все от безнадежности. И указывают на опасную тенденцию.

Екатерина Максимова, Наталья Сейбиль

Президент Путин накануне выразил уверенность в том, что Россия достигнет показателей торговли с Китаем в 200 млрд долларов. Глава государства подчеркнул, что самый большой товарооборот  - у России с КНР. И он растет. Это подтверждают и накануне озвученные данные статистики Главного таможенного управления Китая. 

По данным таможни КНР, по итогам 2022 года  товарооборот между РФ и КНР  достиг рекордного уровня  - 190 млрд долларов (+29,3%). Из РФ в Поднебесную было отправлено товаров на 114 млрд долларов (+43,4%). А вот китайский экспорт товаров в Россию куда скромнее: 76 млрд долларов (+12,8%). Проще говоря, КНР получила от России гораздо больше, чем «отдала». 

Директор Института торговой политики НИУ ВШЭ Александр Данильцев уточнил «Новым Известиям», что примерно 70% российского экспорта в КНР  - это сырьевые, энергетические ресурсы, дерево. В Россию из Китая поступали преимущественно потребительские товары - приборы, электроника, одежда. Плюс промышленное оборудование. Словом, готовые изделия. 

Политгеограф  Дмитрий Орешкин также отмечает, что товарооборот с Китаем  в высокой степени замкнут на экспорт энергоресурсов.

«То есть по сути Россия радуется тому, что стала сырьевым довеском Китая. Если бы товарооборот с КНР был дополнением к Европе - это было бы замечательно. Да, в стратегическом плане нужно развивать отношения с Китаем, потому что это огромный рынок. Беда в том, что это происходит вместо отношений с Евросоюзом. Если бы это было в плюс, то можно было бы от души радоваться.  А поскольку это идет в замену… То есть мы потеряли, условно, 10 единиц, а благодаря Китаю приобрели три. И это сопровождается потерей прежних рынков, прежней влиятельности и прежних связей. А они, конечно, Китаем не замещаются и никогда не заместятся», - прокомментировал Дмитрий Орешкин. 

Экономист, писатель ​​Дмитрий Потапенко добавляет: не существует самодостаточных экономик, опирающихся только на внутренние ресурсы.

 «Ни китайская, ни американская экономики не самодостаточны. Это нормально. 21 век – не век самоуверенных недоучек. Все экономические пласты синхронизируются, поэтому нет такой страны, которая бы полностью замкнулась на себе. Та же Турция, которая высоко самообеспеченная страна. Там есть проблемы с лирой, авторитарный режим, военный переворот, но всё это звенья одной цепи. Та же история про нас. Мы – авторитарный режим, который медленно, но верно сваливается в тоталитаризм. К сожалению, это надо проговаривать, потому что вызывает исход в ограничения, разговоры про импортозамещение, переход с одного на другого поставщика», - говорит Потапенко. 

Он также отмечает, что проблема заключается  еще и в том, что Россия  для Китая – маленький рынок. 

«Если мы начнём кочевряжиться (извините, другого термина не подберу), если для европейского поставщика мы были значимым рынком и он мог идти на компромиссы, давать любые преференции и скидки, то китайский производитель легко пошлёт нас, причём открытым текстом, отказавшись от сделки. А при том, что любые решения – технологические, экономические, программные завязаны, это такая цепочка, которую невозможно изменить щелчком, сказав «идите вы на фиг», то это приводит к тому, что ты реально становишься зависим. Если при торговле с Европой и США эта зависимость была паритетной, то сейчас мы осознанно подкладываемся под очень крупную экономику, очень крупных производителей и поставщиков, которым легко сказать «пошли вы на фиг» и тут же сказать, что они отключают нас от всех поддержек – финансовых и прочих. И делайте, что хотите», - комментирует Потапенко. 

И как автор исторических книг напомнил: «Я прорабатывал множество исторических материалов. Даже царям, герцогам, самым авторитарным и самодержавным правителям хватало мозгов не сажать себя на осиновый кол, втыкающийся в горло, кол чужих технологий. С этого кола не слезть. Перевалит за 57% - и нам конец. В любой области. Пятьдесят семь – пятьдесят восемь процентов – это такая критичная цифра для любой отрасли. Тогда вопрос «как нас брать» просто не будет стоять. Будем действовать так, как нам прикажут и это будет зависеть не от КПК и товарища Си, а от какого-то мелкого чиновника или мелкого поставщика, который скажет: «ребятки, а куда вы денетесь с подводной лодки?». В истории такого ещё не было. Мы – первые. Мы же должны быть хоть в чём-то первопроходцами!». 

 Дмитрий  Орешкин еще и отметил, что  товарооборот с Китаем сопровождается очень серьезной  транспортной нагрузкой и отсутствием развитой инфраструктуры. Нас связывает единственная магистраль Транссиб. 

«К примеру, «Сегежа Групп» в пять раз сократила экспорт в Европу, но попытка переключить экспорт на новые рынки в Китае сопровождается временными затратами, потому что надо  протащить лес из Архангельской области через всю Россию на поезде. Сопровождается снижением цен, потому что нужно срочно искать рынки сбыта, а покупатель сразу просит продать ему дешевле. Плюс затраты на логистику - перегрузка, перевалка, ожидание итд.», - продолжает эксперт. Из плюсов, отмечает Дмитрий Орешкин, экономический стимул получили приграничные субъекты страны - Хабаровск, Владивосток. Потому что иметь открытый доступ к большому рынку - всегда выгодно. 

«Китай - сопредельное государство с крупной и диверсифицированной экономикой. Поэтому понятно, что развитие торговли будет продолжаться. Особенно в условиях санкций, когда многие страны выпали из нашего оборота. Зависимость от Евросоюза оказалась не очень полезной. Да и слишком большая зависимость теперь уже от Китая -  тоже нехорошо, но другого варианта пока что нет. И я думаю, что товарооборот с КНР будет увеличиваться, а дальше посмотрим», -  заявил Александр Данильцев.

Посмотрим и сравним. Вот лишь немного показательных цифр из прошлой реальности России. 

По итогам 2021 года внешнеторговый оборот России составил 789 млрд долларов (с долей российского экспорта 493 млрд долларов). Китай уже и тогда был крупнейшим партнером, но более трети (36%) оборота приходилось на страны Европы.

Так, оборот между Россией странами Евросоюза в 2021 году превысил 247 млрд евро (из них российских экспорт свыше 158 млрд евро).  А вот оборот России с партнерами по БРИКС, включая Китай, по итогам 2021 года составил 164 млрд долларов. Другими словами, доля стран БРИКС не перекрывала показатели сотрудничества России и Европы. Оборот с Китаем тогда составил 146,8 млрд долларов.

Полной статистики за 2022 год еще нет, но за первые 9 месяцев санкционного года, по данным ФТС, товарооборот России превысил  611 млрд долларов (экспорт 431 млрд долларов, импорт 180 млрд долларов). И как ранее сообщал вице-премьер РФ Дмитрий Чернышенко, за первые 9 месяцев 2022 года именно  Россия и Китай наторговали на 129 млрд долларов (+30%). 

При этом по итогам минувшего года  европейцы пока еще оставались для России ключевыми партнерами (210 млрд евро). По данным Евростата, почти все приходится на экспорт из России  (168 млрд евро). Поставки из ЕС рухнул на 35% (42,2 млрд евро). 

Экономико-географ Наталья Зубаревич считает, что в 2023 году баланс внешней торговли изменится. «Коллеги-макроэкономисты говорят, что в 2023-м этот баланс сократится вдвое, потому что стоимость экспорта, скорее всего, не будет расти, а стоимость импорта растет. Большая тройка нашей внешней торговли — Китай, Белоруссия и Турция. Доля Китая во внешнеторговом обороте близко к 30%, а доля в импорте будет ближе к 40%: мы становимся китаезависимыми, это очень видно по цифрам»,  - отметила Зубаревич.