Posted 16 января 12:59

Published 16 января 12:59

Modified 16 января 13:01

Updated 16 января 13:01

Табуретизация режима: разговоры о трансфере власти в России совершенно бессмысленны

16 января 2023, 12:59
Дмитрий Михайличенко
Фото: Соцсети
С наступлением 2023 года, в российских СМИ и социальных сетях вновь оживилась дискуссия о власти в России, поскольку очередные президентские выборы (если они вообще состоятся) должны пройти уже в следующем, 2024 году.

Тема трансфера власти снова вышла на первый план, хотя реальных предпосылок для нее не видно. Об этом пишет в своей колонке и доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев

Политолог, доктор философских наук Дмитрий Михайличенко полностью согласен со своим коллегой, и объясняет, почему не стоит обольщаться перспективой смены власти в России:

«Полностью согласен с Владиславом Иноземцевым: тема трансфера власти в 2024 году (или даже в 2023 году), и ее пережевывание сейчас выглядит как надуманные. Ее санкционированное муссирование заполняет в режиме информационной ваты неприглядные лакуны массового сознания. Эту трансферную жвачку политизированная часть социума жевала уже не раз, пора бы относиться к ней более адекватно.

После начала СВО в реальном экспертном сообществе преобладала точка зрения о том, что ее начало резко приблизит конец режима, однако, сейчас, скорее, происходит табуретизация режима. То есть политический режим упрощается, избавляется от тонких конструкций (типа либеральных и псевдолиберальных масс-медиа и сформировавшегося было налета признаков правового или, точнее, как бы правового, государства). Режим приобретает очертания дубовой табуретки: она простая и незадачливая, но тяжелая и устойчивая, трудно поддающаяся трансформации.

Cинхронно и общество «избавляется» от протестно мыслящих и/или успешных людей, выбирающих отъезд из страны. Тем не менее, запрос на перемены в социуме есть, но он в латентном, скрытом формате. Его, при необходимости, можно актуализировать достаточно быстро, однако этому мешает ряд факторов: аполитичный конформизм, высокий уровень тревоги, позиция невмешательства в политику масс и страх. Плюс наиболее активная и критичная часть социума уезжает из страны или переходит в режим внутренней эмиграции, таким образом происходит канализация негатива: актуального и потенциального.

Ожидания экономического роста в рамках выбранной модели снизились в элитах еще до ковида, а пандемия и СВО в Украине окончательно сняли этот вопрос с повестки. На встрече с молодыми предпринимателями несколько месяцев назад глава государства, отвечая на вопросы, между делом заявил, что суверенитизация страны предполагает повышение уровня жизни граждан, но не сразу и, по сути, не быстро.

Показательно, что эту тему не муссирует госпропаганда, которая предпочитает рассуждать о метафизике русского мира, угрозах ядерной войны и победе России над внешними врагами, но не дает выкладок о том, что в 2030 г. уровень бедности в стране кратно уменьшится, а 50-60% среднего класса будет доступен китайский «Москвич», который лучше и современнее, чем пресловутые «Рено» или «Опель». Таких нарративов нет даже у пропагандистов, потому что никто в них не верит: вероятность такого развития событий при действующем режиме невысока.

Разговоры о трансфере могут рассматриваться лишь как сигналы системы («коллективный Путин») о том, что такая ротация нужна: и это единственная более-менее серьезная причина, которую нужно анализировать с точки зрения системного анализа. Однако этот голос маргинален в рамках нынешней конфигурации власти, а разговоры о трансфере выполняют совершенно иные функции.

В Узбекистане после смерти в сентябре 2016 г. правителя Каримова ему унаследовал менее кровожадный и агрессивный Мирзиеев, находившийся тогда в должности премьера правительства. Ему понадобилось несколько лет для того, чтобы устранить влияние главного силовика Иноятова. Все это, в целом, благоприятно сказывается на экономике страны, но нынешняя Россия (по многим причинам) крайне далека даже от этого варианта развития событий, а вероятность передачи власти Путиным кому-либо пока рассматривается как невысокая.

Относительно СВО как экстрафактора способного обеспечить смену режима (опрокидывающий эффект) скепсис также явно доминирует, но, нужно учитывать: российское государство в состоянии неопределенности и такой сценарий не исключен, хотя и не является самым вероятным прямо сейчас…»

Оригинал на канале «Кремлевский безБашенник»