Posted 12 января 2023,, 13:05

Published 12 января 2023,, 13:05

Modified 12 января 2023,, 13:07

Updated 12 января 2023,, 13:07

Больше ловят или больше воруют? Почему растет число коррупционных дел

Больше ловят или больше воруют? Почему растет число коррупционных дел

12 января 2023, 13:05
Фото: 1MI
В последние три года кривая коррупционных преступлений ползет вверх. И это несмотря на два года пандемии и СВО. «Новые известия» вместе с экспертами разбирались, что значит этот тренд: стали лучше работать правоохранители или воровать начали «как в последний раз».

По данным портала правовой статистики Генеральной прокуратуры РФ с января по ноябрь 2022 года зарегистрировано 33 170 преступлений коррупционной направленности. Декабрьские данные еще не опубликованы. Годом ранее таких преступлений было зафиксировано 35 051, а в 2020 – существенно меньше – 30 813. При этом в денежном выражении коррупционный тренд идет в обратную сторону в 2021 году объем ущерба по таким делам составил порядка 57 миллиардов рублей, а в 2022 – только 48 млрд.

Под коррупционную направленность подпадает несколько статей уголовного кодекса РФ. Но мы рассмотрим тренд на примере самой очевидной «чиновничьей» статьи – «получение взятки». В 2022 году (без учета декабря) в суды было направлено 4 229 уголовных дел по данной статье. В 2021 - 3 671 дел. В допандемийном 2019-м таких дел было 2 999. За три непростых года число дел по взяткам выросло более чем на 1000.

Среди федеральных округов самыми урожайными в этом плане является Центральный и Приволжский, которые вместе дают почти половину всех взяточников в стране. Абсолютными лидерами по количеству возбужденных дел по статье «взятка» в прошлом году стали Москва (376 дел), Ставропольский (232) и Краснодарский (207) края. Больше отметку в 200 уголовных дел за год пока не преодолел никто. «Новые известия» изучили данные за последние пять лет по количеству подобных дел по крупным регионам с городами-миллионниками. Исключая очень большие Москву и Санкт-Петербург, остальные 14 городов с населением более миллиона человек, по количеству населения и объему денег которые концентрируются в этих регионах, отличаются не так сильно, как от столиц. Мы составили рейтинг городов по количеству взяток, выявленных в прошлом году. Лидерами оказались Москва, Краснодар и Казань. А вот минимальные значения наблюдались в Красноярске, Новосибирске и Перми.

Но куда интереснее оказалась динамика, которую миллионники показали за последние пять лет. Практически все регионы - за исключением трех - приросли в количестве дел по взяткам. Самую высокую динамику показали Нижний Новгород и Воронеж, в которых число уголовных дел выросло более чем в три раза. Так в Нижнем Новгороде в 2018 году выявили 32 преступления, которые подпали под статью «взятка», а в 2022 – уже 101 преступление. В Воронеже число дел за пять лет выросло с 45 до 137. Так же более чем в два раза выросли Казань, Волгоград, Краснодар и Уфа.

Группа середняков (Омск, Москва, Самара, Новосибирск, Челябинск, Санкт-Петербург и Екатеринбург) показали рост, но не более, чем в два раза. Минимальная динамика в Свердловской области, где число дел выросло с 63 в 2018 до 73 в 2022.

Еще три региона показали аномалию. Число зарегистрированных взяток в 2022 году здесь снизилось. В Красноярске за пять лет число таких дел упало с 67 до 57, в Перми с 28 до 17. Минимальная динамика (падение более чем в два раза) в Ростовской области. В 2018 году здесь зарегистрировано 195 преступлений, в 2022 году – 82. Но регион выбился в лидеры по другой статистике – по числу дел переданных в суд. По этому показателю Ростов-на-Дону на первом месте в стране, здесь в суд передали 300 уголовных дел по статье «взятка». Но эти дела были возбуждены в прошлые годы и с их расследованием силовики не уложились в 12 месяцев. Годом ранее в Ростовской области в суд передали всего 40 таких дел.

Силовой тренд

 

Опрошенные «Новыми известиями» эксперты полагают, что за таким резким изменением статистики стоит возросшая активность правоохранительных органов, а не самих коррупционеров. Последние, на удивление, пострадали не только от силовиков, но и от санкций.

«Это активность силовиков, они стали лучше видеть такие преступления, транзакции, стала более прозрачной система анализа госзакупок, - говорит  политконсультант Ярослав Игнатовский. - Как это не странно звучит, но повлияли санкции. Почти все банки отключены от системы SWIFT. Деньги сложнее выводить в оффшоры, за границу, так же трудно с обналичкой и переводами в криптовалюты. Кроме того, переписки тех, кто находится в оперативной разработке, читаются, все его коммуникации под контролем. Классические схемы с фирмами однодневками и выигрышами тендеров на подставные фирмы - это все сейчас хорошо видно».

Политический юрист, соучредитель РАПК Олег Молчанов, рассуждая о том, почему количество коррупционных дел заметно отличается от региона к региону, отмечает, что этому есть три причины.

«Как только по ротации в регионе меняются руководители правоохранительных органов, так сразу вверх идут всё показатели статистики, в том числе и выявляемость преступлений коррупционной направленности. Так же больше преступлений выявляются там, где политическое руководство региона поддерживает борьбу с коррупцией, а это есть не везде, - говорит эксперт. - Вторая причина это экономическое состояние региона. Тем регион богаче, тем больше денег в бюджете, тем больше соблазнов и возможностей ими поживится. Сейчас многие промышленно развитые регионы сильно просели в доходах бюджета из-за остановки экспорта. И конкуренция за бюджетные деньги многократно усилилась. Такая конкуренция может даже увеличить количество выявленных случаев коррупции из-за доносов конкурентов.  Третья причина - это использование коррупционных статей УК как дубину региональных властей в отношении слишком самостоятельных органов местного самоуправления или не подконтрольного бизнеса. Таких случаев становится чуть меньше, просто потому, что самостоятельного МСУ и бизнеса почти не осталось, в том числе и из-за Налогового кодекса, оставляющего на местах слишком мало доходов».

Согласен с тем, что борьба с коррупцией может быть инструментом межэлитной борьбы и политолог Александр Подопригора.

«Коррупция и "борьба" с ней выполняет функцию регулирования элит и передела рент - кто-то выявляется и показательно наказывается, одновременно его сферы регулирования переходят к другим кланам. Чем меньше становится в обществе ресурсов и перспектив "нормального" развития, тем активнее эти процессы», - говорит эксперт.

Однако, есть и обратный тренд: больше денег не всегда означает больше коррупции. Это видно на сравнении двух соседних регионов, которые часть принято сравнивать, Челябинской и Свердловской областей. Оба региона близки по населению, климату, наличию крупной промышленности. Крупные металлургические холдинги, такие как РМК, УГМК, ТМК работают в обоих субъектах. Но при том, что Свердловская область богаче и столичнее, количества уголовных дел по статье «взятка» здесь почти в два раза меньше, чем в более бедной Челябинской области. Александр Подопригора связывает это с политической ситуаций внутри субъектов.

«В Челябинской области в сравнении со Свердловской на порядок менее конкурентная среда - в бизнесе, политике, медиа и прочем, а власть замкнута в относительно  небольшом, тесно "спаянном" клане, - говорит эксперт. -Это в огромной степени стимулирует коррупцию, однако в нынешних условиях информационной прозрачности полностью закрыться от общества власть не может и "силовики", которые давно не подчинены региональным властям, пользуются доступной информацией для своих расследований и выполнения своих планов.  Отсюда результаты».

Адвокат, бывший оперативник Сергей Колосовский полагает, что статистика коррупционных преступлений показывает скорее повышенное внимание общества и силовиков к этой теме, а не реальный рост числа коррупционеров.

«Я бы статистике в правоохранительной сфере не доверял бы, - говорит адвокат, - она отражает тренды, которые сейчас имеют большее значении для правоохранителей. Например, сейчас  основная масса лиц под стражей связана с незаконным оборотом наркотиков. Но это не значит, что у нас вся преступность связана со сбытом наркотиков. Просто в какой-то монет объективная катастрофа с наркоманией стала резонансной, и получила наиболее жесткие меры. То же самое происходит с коррупционными делами. По России пошел тренд на «отстрел» глав муниципалитетов. Но, если разобраться в структуре этих преступлений, то выяснится, что в половине случаем состава нет, а другая полвоина не явления коррупционными. Настоящих дел, где были оперативный эксперимент, задержание с поличным, единицы. Что с этим делать - это древний разговор об отмене палочной системы. Если отменить, как учитывать, кто работает, а кто бездельничает? Эта отчетность - единственный источник информации, но в силу того что она дутая, ей доверять нельзя. Она лишь показывает, какие направления у правоохранительной системы являются приоритетными. Подождите пару лет, и врачей-душителей будет больше, чем коррупционеров. Сейчас задан тренд: насморк не вылечил – халатность. И потом это будет в статистике: врачи стали больше совершать преступлений. Но это не так, просто стали больше внимания уделять этой категории».

Громкие дела

 

Коррупция в регионах – это не только статистика, но еще и конкретные истории, который гремят в СМИ месяцами, а то и годами.  Москва традиционно поставляет яркие коррупционные кейсы. В столице больше чиновников и больше денег, поэтому и размах куда масштабнее.

Так в марте прошлого года Таганский суд Москвы приговорил к 4,5 года колонии директора департамента металлургии и стройматериалов Минпромторга России Павла Серватинского, которого признали в превышении должностных полномочий.  

По версии следствия чиновник незаконно выделил субсидию в размере более 30 миллионов коммерческой организации, которая не имела права на господдержку.  Претензии к Минпромторгу на этом не закончились, были арестованы заместитель директора департамента фармацевтической промышленности Ольга Подкидышева и бывший руководитель этого же подразделения Ольга Колотилова. Они могли быть членами преступной группы, которая украла из бюджета около полумиллиарда рублей при проведении закупок иностранных лекарств.

Громким стало дело против вице-президента «Сбербанка», бывшей замминистра просвещения Марины Раковой. Ее в 2021-м году вместе с мужем Артуром Стеценко, ректором Московской высшей школы социальных и экономических наук («Шанинка») Сергеем Зуевым и еще рядом фигурантов задержали по обвинению в мошенничестве со средствами «Фонда развития новых форм образования». Осенью этого года фигуранты дела признали вину и возместили многомиллионный ущерб. Сейчас они дожидаются суда.  

Необычно были сформулированы претензии к начальнику межрайонной инспекции № 3 Москвы Марине Чайко. Ее в конце 2021 года заподозрили в получении незаконного дохода. По версии следствия Чайко устраивала своего мужа на работу в крупные компании, которым требовалась протекция налоговой. Мужчина получал зарплату до 2 миллионов рублей в месяц.

Самым резонансным делом против топ-чиновника за последние годы можно назвать пожалуй дело против министра «открытого правительства» Михаила Абызова, которого задержали в 2019 году по обвинению в создании преступного сообщества и хищениях. По версии следствия он вывел за рубеж порядка 4 миллиардов рублей. Сейчас дело Абызова рассматривается в суде.

Пестрит яркими историями и Краснодарский край. На всю страну гремел кейс теперь уже бывшей судьи Елены Хахалевой, которая стала известно благодаря свадьбе дочери. Торжество с участием звезд эстрады, по оценкам журналистов, обошлось в 5 миллионов долларов. После этого у судьи возникли проблемы, ее уволили за прогулы, а потом и появилось уголовное дело по статьям «Мошенничество» и «Служебный подлог». В данный момент Хахалева живет за границей и заочно арестована.  

В 2021 году сообщалось о задержании подполковника ФСБ Александра Кубрака. По версии следствия, он систематически вымогал с предпринимателя крупные суммы денег и за несколько лет «вынул» из коммерсанта 110 миллионов. О дальнейшем расследовании дела не сообщалось.

Сейчас в Краснодаре рассматривается уголовное дело против  бывшего вице-мэра Краснодара Крилла Мавриди, которого обвиняют в получении взятки, которую он получил от коммерсантов за протекцию.

Заметное место на коррупционной карте страны занимает Челябинская область. Два губернатора подряд покинули свои посты на фоне скандалов. Михаил Юревич был обвинен в получении взяток, в том числе откатов при дорожном строительстве. Экс-чиновник сейчас скрывается в Лондоне. Его преемник Борис Дубровский покинул пост досрочно на фоне заявлений ФАС об ограничении конкуренции на тех же дорожных контрактах. В последствии Дубровский судился с антимонопольным ведомством, но по сообщениям СМИ продолжает жить за границей.

На скамье подсудимых оказался и бывший мэр Челябинска Евгений Тефтелев, который получил три года в колонии за взятку в 2,5 миллиона от строительной компании за покровительство.  

Представитель Челябинска, депутат Госдумы Вадим Белоусов в 2022 году к 10 годам в колонии осужден за одну из самых крупных в практике взяток – в 3,25 млрд рублей. По версии следствия, Белоусов получил деньги от дорожной компании за покровительство при исполнении контрактов на ремонт дорог в регионе. Интересно, что суда Белоусов дожидался под подпиской о невыезде и на оглашение приговора не явился. Сейчас он скрывается от правосудия. 

Прямо сейчас в Челябинске развивается коррупционный сюжет: ряд бывших сотрудников мэрии обвиняются в получении взяток. Так бывшего советника мэра Натальи Котовой Петра Конарева подозревают в получении взятки за покровительство ларечному бизнесу. Те же претензии предъявлены бывшим руководителям МКУ «Городская среда». Кроме того, был задержан председатель комитета дорожного хозяйства администрации Челябинска Ринат Кучитаров, которого обвиняют в по части 3 статьи 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями». По версии следствия, он в 2020 году оплатил работы по дорожному контракту по завышенной стоимости, часть работ не было выполнено вовсе. Из бюджета ушло более 40 млн рублей.

В 2021 году в Северной столице вынесли приговор бывшему заместителю начальника УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Сергею Мойсеенко. Его обвиняли в получении взятки на общую сумму 711 млн руб. при строительстве следственного изолятора «Кресты-2». В деле так же фигурировали обвинения в подстрекательстве к убийству, поэтому итоговый срок составил 18 лет в колонии. Еще одно громкое дело из Северной столицы – история депутата Законодательного собрания Романа Коваля, которого признали виновным в получении 10,6 млн рублей и автомобиля Audi Q7 ценой в 6,2 млн рублей за применение депутатской поправки в бюджет, которая обеспечила финансирование учреждений.

В 2020 году под следствием оказались сразу несколько руководителей нижегородского УФСИН, который собирали с подчиненных, получавших премии, своеобразную дань. В 2021 году суд вынес приговор бывшему главе Балахнинского района (Нижегородская область) Александру Глушкову и его брату депутату Владимиру Глушкову. Их признали виновными в незаконной пристройке к городской автостанции торгового центра, мошенничестве и взятке. Братья получили 9 и 11 лет, а так же штраф в 100 миллионов рублей.

В Самаре одним из самых крупных коррупционных дел последних лет стало дело начальника полиции городского управления МВД России Вячеслава Хомских. Его признали виновным в получении взяток от местной ОПГ на сумму в 22 миллиона рублей. Суд назначил ему 10 лет в колонии.

Уже несколько лет Екатеринбурге раскручивается несколько уголовных дел вокруг министерства по управлению госимуществом Свердловской области. Главный фигурант – бывший министр Алексей Пьянков. Он обвиняется в растрате госимущества, превышении должностных полномочий и взяточничестве. По версии следствия, он создал ОПГ, которая использовала фирмы-однодневки и офшорные компании, которые выводили бюджетные деньги, а так же привели к уничтожению объекта культурного наследия. Один из эпизодов связан с подготовкой города к Чемпионату мира по футболу в 2018 году. Тогда планировалось выкупить за счет бюджета и снести несколько зданий около стадиона. По мнению силовиков, за взятку, цена одного из таких объектов была завышена на 55 млн руб. В ноябре прошлого года дело Пьянкова получило неожиданный поворот. Незадолго до окончания срока следствия, экс-чиновника, который был выпущен под залог, призвали в рамках частичной мобилизации, и он отправился в зону СВО.

Для Красноярска самым громким стало задержание председатель совета директоров Красноярского треста инженерно-строительных изысканий Олег Митволь, который больше известен по работе на должности префекта Северного административного округа Москвы и заместителя Росприроднадзора. Летом 2022 года он был арестован по подозрению в хищении 900 млн руб. «КрасноярскТИСИЗ» занималось проектированием метро. Вскоре после ареста Митволь заключил сделку со следствием и заявил о готовности возместить вмененный ущерб.

В начале 2022 года был задержан бывший прокурор Новосибирской области Владимир Фалилеев и его экс-заместитель Андрей Турбин, которых заподозрили в покровительстве крупного торгового центра. 

"