Posted 29 декабря 2022,, 11:15

Published 29 декабря 2022,, 11:15

Modified 29 декабря 2022,, 12:01

Updated 29 декабря 2022,, 12:01

Лифт дальше не едет. Легендарный московский завод рискует не выбраться из банкротства

29 декабря 2022, 11:15
Оптимизм импортозамещения часто разбивается о суровую реальность. Казалось бы, ушли иностранцы, освободили рынок. Работай и радуйся. Но, к примеру, в сфере производства лифтов поводов для радости нет. Один завод уже в банкротстве, другой – в убытках. А попытки спасти их наталкиваются на жадность.

Карачаровский механический завод (КМЗ) – легендарное предприятие. Здесь строили подъемные механизмы для обслуживания космического корабля «Буран», для космодрома Восточный, останкинской телевышки, главного здания МГУ и многих других знаковых для страны зданий. Последние два года предприятие балансировало на грани коллапса. КМЗ перешел эту невидимую черту в марте 2022 года, когда арбитражный суд признал предприятие банкротом.

Можно долго говорить о том, что заводу по производству лифтов не повезло с владельцами. До середины 2010-х КМЗ входил в структуру «Промсвязьбанка» (ПСБ) скандальных предпринимателей Дмитрия и Алексея Ананьевых, которые сейчас скрываются от российского правосудия. В 2015 году предприятие и вовсе передали в управление рязанской компании ФПК «Инвест». А пару лет назад завод вновь сменил владельцев. Но факт в том, что ключевой для строительной отрасли завод лежит на бок и перспективы туманны.

Интерес в КМЗ проявляет банк Дом.РФ, который владеет вторым крупным производителем лифтов в стране – Щербинским заводом. Глава банка Виталий Мутко не так давно в очередной раз подтвердил эти планы: объединить два предприятия в единый холдинг.

«95% существующего жилого фонда обеспечено российскими лифтами. В этой структуре ключевым заводом является завод, который сейчас принадлежит ДОМ.РФ, - это Щербинский лифтостроительный завод.  У нас есть Карачаровский завод, мы сейчас занимаемся его выводом из банкротства, он войдет в нашу группу ДОМ.РФ», - цитирует ТАСС Виталия Мутко.

Однако, в отрасли отмечают, что осуществить эти планы будет крайне трудно. Во-первых, оздоровить Карачаровский механический завод за два года, что длилась процедура наблюдения, так и не удалось. Суперприбылей в этом бизнесе нет, может быть, потому браться Ананьевы и не занимались развитием актива, а просто копили долги. Этот тезис подтверждает и тот факт, что Щербинский завод не блещет финансовыми результатами. При годовом обороте более 10 миллиардов рублей предприятие балансирует на грани рентабельности. Согласно налоговому отчету, предприятие в 2020 году принесло 59 млн рублей чистой прибыли, а в 2021-м сгенерировало убытки на сумму более 209 млн рублей.

Во-вторых, Дом.рф сталкивается с интересами другого крупного банка ВТБ, который является кредитором КМЗ. Вообще, предприятие должно более 8,1 млрд рублей. Крупнейшими кредиторами являются ООО «Городская механика», которая принадлежит структуре Дом.РФ компании «СЗ ДОМ.РФ Девелопмент». Объем обязательств - 6,3 млрд рублей или 77% всей задолженности КМЗ. Второй кредитор - «БМ-Банк», который входит в структуру группы ВТБ. Ему завод должен – 1,6 млрд рублей или около 20% кредиторской задолженности.

Оба крупных и важных для экономики страны банка сейчас на грани корпоративного конфликта. Так как планы, озвученные Виталием Мутко, бьют по интересам ВТБ. Каким образом Дом.рф вступит во владение КМЗ? Например, может заткнуть огромную финансовую дыру деньгами, расплатиться по обязательствам завода. Но для этого нужно найти эти деньги, а во-вторых, в тогда в игру вступят старые собственники, которыми до сих пор числятся ряд оффшорных компаний, ведь если долгов нет, они могут вернуться к управлению заводом. Этот вариант выглядит фантастично. Второй сценарий – это выкуп всего имущественного комплекса завода с торгов. Вот тут и развернется битва с ВТП. Весь КМЗ оценен в два-три миллиарда рублей. Если Дом.рф внесет эти деньги на торгах, то конкурсный управляющий тут же вернет их банку, так как эта сумма не покрывает всего долга завода перед Дом.рф. А ВТБ, и тем более другие кредиторы не получат вообще ничего.

Первые сигналы предстоящего противостояния уже заметы. Так, ВТБ активно выступал против кандидатуры конкурсного управляющего Дмитрия Холева, который был назначен с подачи банка Дом.рф, как крупнейшего кредитора. Кроме того, права Дом.рф на механический завод вообще могут быть поставлены под сомнения, если начать копаться в недавней истории предприятия и финансовой документации.

Как сообщил источник, близкий к процессу, огромный долг, которым КМЗ сейчас привязан к Дом.рф, сформировался еще при старом собственнике. И изначально завод занимал эти деньги у банка «ПСБ» братьев Ананьевых. По сути одна часть холдинга занимала у другой. Это отношения аффилированных лиц и еще нужно выяснить, действительно ли завод получал эти деньги, или долг существовал только на бумаге. «Городская механика», через которую Дом.рф участвует в банкротстве завода – это лишь правопреемник прав требования. При такой диспозиции в дело могут вмешаться и силовики, что только обострит конфликт.

О возможном объединении в один холдинг КМЗ и ЩЛЗ говорят с 2019 года, когда начались первые банкротные процессы. Однако, специалисты отмечают, что в слиянии заводов в одну компанию очень много неизвестных, на которые никто пока не дал ответов.

«Это технически очень сложно синхронизировать техпроцессы, регламенты, стандарты двух заводов, которые развивались по разным траекториям, - говорит собеседник «НИ», - перенастройка производства может занять до полугода, а сколько это будет стоить – никто не считал. Кроме того, никто до конца не понимает потребность рынка в лифтах. Да, западные компании ушли, но предприятия остались, есть поставщики из Белоруссии, Турции, Китая. Сколько нужно производить лифтов, кто их будет покупать, будет ли столько строится домов, чтобы обеспечить холдинг заказами? Все это пока только предположения и никакой конкретики».

Сейчас вместо того, чтобы воспользоваться окном, когда с рынка ушли такие гиганты как Otis, Kone, российские производители лифтов рискуют увязнуть в судах и корпоративных спорах. Это приведет к тому, что одно из ключевых предприятий окончательно умрет, а строительный рынок потеряет поставщика критически важного оборудования.

"