Posted 28 декабря 2022,, 11:11

Published 28 декабря 2022,, 11:11

Modified 28 декабря 2022,, 11:13

Updated 28 декабря 2022,, 11:13

Удивительное рядом: «Итоги года» в СМИ сами стали главными Итогами-2022

28 декабря 2022, 11:11
Государственная идеология подвела нас к тому, что, если мы не выражаем восхищение этими итогами, то попадаем под действие сразу нескольких уголовных статей

Сергей Митрошин

По сути, это и есть главный итог всего общественного развития в уходящем году.

Восхищение как патриотизм

Профессиональные публицисты знают: когда не о чем писать, всегда можно написать про дату или подвести итоги. Но с датами вышла загвоздка. Большой притягательной мощью в последнее время стали пользоваться мирные успехи Германии 1933-1938, и многим даже стало казаться, что не вступи Гитлер в большую войну позже, он так бы и остался как автор экономического чуда, вроде Джорджа Маршалла, войдя в плеяду славных политиков 20 века. Но Гитлер не удержался, что, в общем-то, закономерно, поскольку гитлеровская «мирная милитаризация», очевидно, была пирамидой (об этом почему-то не говорят, но это так), исход которой в развитии был бы все равно войной.

Не удержалась на «мирной милитаризации» и современная России, с самого начала постсоветского периода мнящая, что развитие ВПК станет точкой роста. (*План был такой, чтобы по всему миру продавать оружие, а на вырученное покупать смартфоны и дорогое виски и отдыхать в Куршевеле.) Да и сами сравнения исторических периодов в этом ключе стали опасны. Непонятно, то ли мы в результате реабилитируем фашистов, то ли наоборот оскорбляем современную экономическую мысль придворных экономистов. (*Ни того, ни другого мы не делаем, наша цель – понять, что происходит.)

Еще хуже обстоят дела с «итогами года». Ибо госидеология подвела нас к тому, что, если мы с первых секунд не выражаем восхищение этими итогами, то попадаем под действие нескольких уголовных статей. Удивительнее всего то, что за 30 лет существования постсоветской публицистики — это первый такой случай, потому и достойный исторического осмысления.

Никогда еще «итоги года» не подводились с оглядкой на уголовный кодекс. Но, по сути, это и есть самый главный итог общественного развития 2022.

Код безопасности

Как же избежать ям и, тем не менее, что-то сказать?

Один из способов – следовать в фарватере уже опубликованных лоялистских итогов. Один текст я взял на «Царьграде» (нет никаких свидетельств, что он кому-то из власть имущих пришелся не по душе), а другой у третьего президента России Дмитрия Медведева.

С Дмитрием Медведевым вообще приключилась странная история. Сейчас мало уже кто помнит, но он всерьез казался нам «президентом надежды». Вторым Хрущевым или же вторым Горбачевым. Его четыре года действительно были достаточно спокойным периодом для России. При Медведеве выпускали заключенных, открывали международные инновационные центры и даже планировали биржу на Москве-реке, альтернативную нью-йоркской. Артикулированный концепт «свобода лучше, чем несвобода» воспринимался как либеральная программа. Он появлялся в джинсах и утверждал, что любит классический рок. Россияне умилялись даже его странному и немного параноидальному стремлению выставить стрелки госчасов оптимальным образом, многократно передвигая их то туда, то сюда. Что, впрочем, закончилось тем, что теперь россиянам приходится зимой просыпаться в непроглядной тьме, да и после работы тоже идти домой в непроглядной тьме.

Тем не менее, массовые протесты 2012 года отчасти были вызваны также и желанием продлить медведевский период. А крах протеста был так же и крахом «Медведева второго срока», из которого тот вышел совершенно преобразившись – даже в еще большего милитариста, чем милитаристы по своему милитаристическому статусу в бюрократической шеренге. И в еще большего тоталитариста, чем идейные «последователи Сталина». Хотя недавно была высказана и такая парадоксальная мысль, что визит Дмитрия Анатольевича в Пекин был также и предложением рассмотреть его в качестве альтернативы нынешнему курсу с намеком на эхо прошлых либеральных дней…

Курс на выживание

Тем не менее, для нас важен курс как он есть, а не то, во что он фантазийно мог бы преобразоваться. А он – конфронтационный. По мнению «Царьграда» (автор Сергей Латышев), Запад «заманил Россию в Украину», и если бы не заманил, то не было бы всех этих неудобств – с мобилизацией и, что греха таить, с человеческими жертвами и разрушениями. Но заманил, и все получилось, как получилось. Спросонья, не иначе, Россия взяла и заманилась.  

А зачем заманил? Затем, что столетиями Запад зачем-то пестует планы разрушения Российской империи, хотя кажется, что как раз наоборот. На самом деле, предвидение того, что 1/8 планеты вдруг погрузится в хаос, всегда пугала Запад до коликов и вынуждало спасать даже большевистское правительство. Запад не любил СССР, но спас от голода в 20-х и спас в индустриализацию от разрухи, поставив на Восток инженеров и заводы, спас в годы Второй мировой. «Ножки Буша» тоже шли не из Москвы в Америку, а из Америки в Москву. Да и не было сегодняшнему Западу дела до развала России в последние два года пандемии, своих проблем хватало. Это ж надо было потратиться, напасть, развалить, а потом разбираться с образовавшейся гуманитарной катастрофой. Сирии мало что ли было?

Ну, хорошо, допустим, заманил. Допустим, был у кого-то на Западе план нападения на Россию и ожидания, что по затратам он вполне приемлем. Но план, по словам патриотов, опять же не удался. Санкции не подорвали экономику, как ожидалась, напротив, ее стимулировали на импортозамещение, на китайский «Москвич», а 99,9% россиянам их попросту не заметили.

Действительно, что россиянам какое-то повышение цен на продукты первой необходимости и услуги? Что им тарифы ЖКХ, банковские неурядицы, валютные ограничения и что полмира надо пролететь, чтобы куда-нибудь попасть? Тьфу! Переживем! Запад же впадает в отчаянье от бессмысленности затраченных усилий и скоро прибежит мириться. Просить прощения. Предлагать отступного. Он не выдержит, а мы выдержим. Даже если ничего в стране работать не будет, даже если страну выкинут с нефтяного рынка. Встанем по стойке смирно и выдержим.

Текст – победительный. Но один из финальных эпизодов все-таки озаглавлен «Проснитесь: всё очень серьёзно», а в нем сообщается, что «короче, идёт смертельная, экзистенциальная борьба, проигравший которую теряет всё, особенно если им будем мы». Понятно, что мы, наоборот, все получим, но вариант, что все потеряем почему-то тоже не сбрасывается со счетов. Проснулись и – «о, блин!»

Но концепт Медведева (статья «Наши люди, наша земля, наша правда») еще мрачнее. В основном из-за слов, что речь идет не только о… (перечисление насущных задач), но и о безопасности и суверенитете самой России… о ее выживании».

Т.е. вчерашний президент России призом конфликта считает ни много ни мало выживание России, а проигрышем… аж невыживание?

Причем, яйцо, иголка, кощеева смерть почему-то прячутся у него в жалком Киеве, который даже за столицу нормальной страны у нас не считают, а не в Афганистане, где «Талибан» (террористическая организация, запрещенная в РФ), или в почти в стомиллионном Иране, где женщин убивают, или в стремной КНДР. И даже не в Америке, где огромное количество всего, что можно против нас использовать. Геополитическое отступление России Медведев рассматривает до предела, когда применение Россией ядерного оружия станет инвариантным. Но относится к этому абсолютно спокойно: «Беда в том, что в таком случае никто впоследствии не разберется, что это было — ответно-встречный удар или превентивный». И правда, какая разница? Все равно все погибнут.

Как эту нечувствительность объяснить? Непонятно.  Очевидно, объяснять будут весь 2023 год.

"