Posted 12 декабря 2022,, 08:37

Published 12 декабря 2022,, 08:37

Modified 7 марта, 11:51

Updated 7 марта, 11:51

Кафку сделали былью, Оруэлла переплюнули, Сорокина воплотили…

12 декабря 2022, 08:37
Вера Соколинская
Окружающий мир выглядит настолько ненормальным, что буквально все постоянно сверяются, не сошли ли они с ума?

Объективная реальность данная в субъективных ощущениях: в метро теперь все закрывают экран телефона. Думала, только мне параноидально кажется (или меня окружают подпольщики) — нет, Зоя С. тоже отметила. Примета времени! Хрен знает, кто рядом сидит, опасаемся друг друга. И все разную, но запрещенку...

Спонтанно выясняется, что многие знакомые неожиданно стали понимать мову… Как говорится, в пьянстве замечен не был, но по утрам жадно пил сырую воду.

Арестович затмил Курпатова на должности главного психотерапевта. Притом только голосом и интонацией (в традициях Кашпировского:) — про что именно говорит - роли не играет, только б говорил, а то антидепрессантов дефицит, снотворное уже не берет.

После арестов за не те песни — музыку все только в наушниках. А шо, вдруг окажется украинская, или певец — иноагент, не то что-нибудь заявил или уже заблокировано прокуратурой, а ты не в курсах… Или соседка сумасшедшая услышит и ей что почудится.

Многие задумались: Чайковский еще наше все или уже гей, и опять статья, но другая. Вот же даже у рэперов слова расслышали…

Страшно упал престиж НАТы в народе. Нас так долго пугали, что она подходит к границам, аки серенький волчок, что укусит за бочок — и ничего.

Обещался один на «Абрамсе» приехать — пустобрех, просто зла не хватает.

Америку снова принято ругать. (Как во времена, когда все мечтали о ее джинсах и музыке). Но вяло ругают, без огонька (ну, вот опять, хоть бы что новенькое), зато с обеих сторон. Как про Фанни Каплан: «За то, что еврейка стреляла в вождя. За то, что она промахнулась»; с одной стороны, мол, накачивают оружием, не дали закончить в 3 дня; с другой — плохо накачивают, что ж они до сих пор не победили. Все страшно недовольны. За то, что запрещали стрелять далеко, за то, что разрешили…

Их дед до молодого, сделавшего в полгода стремительную карьеру от наркомана и клоуна до самого Антихриста — не дотягивает.

То есть, конечно, Америка - нам враг, но такой, который мог бы победить одной раздачей гринкарт. (Чего, вражина такая, не делает!)

Сказывается и многолетняя риторика про то, что все куплены Госдепом, и революции цветные, и везде их происки — народ годами слушал и понимает, что, стало быть, богатая страна раз на все хватает, миром правит, а нашим спецслужбам с их не тягаться (а круче спецслужб у нас ничего, вот и выходит).

Неожиданно буквально все полюбили Казахстан. Прям, до желания немедленно поехать. Мы ж когда про Караганду шутили не думали, а вишь ты как оно повернулось.

Все назло выучили скороговорку: Касым-Жомарт Кемелевич и фамилия почти русская — Токаев. И мужиком себя показал, возразил в глаза, мол, не будем признавать, но как бы и в друзьях, не кинул...

А вот прибалтов наоборот. Их возненавидели все, под девизом: вы или крестик снимите, или трусы наденьте. Для одних: газ покупают, а на тех, кого травят и преследуют, отыгрываются, мелочно и подло — на слабых. Для других: деньги берут, а уж поливают для отвода глаз с энтузиазмом.

Вот к венграм и сербам — никаких претензий: честно ребята бабло отрабатывают. Путина любят, но и спасаться не мешают. Понятно, своя рубашка ближе к телу, но без садизма и нравоучений. «Порядочный человек делает подлости без удовольствия», по мере необходимости - это по-нашему.

Финляндию оплакивают, как Икею. Питер уж так ее любил, от нас туда в 5 раз чаще ездили, чем в Москву. Финнов оправдывают во всем, мол, их заставили, что им оставалось. Любим, жалеем. Особенно мы, из Ингерманландии. Если пеняем, то лишь на то, что никакого реваншизма-то у них (а мы так надеялись).

В Питере отмена «Аллегро» однозначно затмила уход Макдональдса; черт с ними, со вредными гамбургерами, только бы финны это не всерьез. Мы понимаем, но форточку-то в нормальную жизнь не закрывайте! - мы ж тут задохнемся, прости господи, духовностью.

Взлетел авторитет Израиля, все опять кинулись скрести по сусекам еврейские корни. Еврей — снова не национальность, а средство передвижения.

Подруга заказала из архива документы в надежде… Все ж по паспорту русские. Узнала столько семейных тайн!.. - но все опять не о том. Вот ведь бьют по морде, а блага — строго по документам.

Раньше только про их медицину (про которую у нас легенды), теперь туда же и купол, и Моссад. Опять же всех принимают; хоть на время, за скромный процент, зато безвиз и к ним хоть летают.

В ЦРУ у нас больше никто не верит (вокруг же одни «агенты» - мы их знаем, только ругаться между собой). Наверно, чуть получше наших, «работающих по трусам».

Чем больше выступают попы, тем больше атеистов. То же самое с заграничной оппозицией. Их съезды, в отличие от «Короны Российской империи» не веселят, хоть и похожи.

Что случается, когда «привыкшие к тепличным условиям подполья» вырываются на свободу — бог весть, но они сплошь превращаются в каких-то скунсов, поливающих друг друга и все вокруг. По языку знаем, что в эмигрантской среде он или утрачивается, или архаизируется, застывает, как муха в янтаре— дрожжи борьбы скисают в уксус.

Думаю, глядя на то, во что превратились давно уехавшие товарищи, убедила многих лучше здесь сесть в тюрьму. Как бы рискнуть жизнью туловища, но сохранить личность.

Окружающий мир выглядит настолько ненормальным, что буквально все постоянно сверяются, не сошли ли с ума: одни — с друзьями, другие — с телевизором. И обе стороны в ужасе, что нас мало и все идет не туда. То есть, тянем в противоположные стороны, а оно все в пропасть.

Подозрительность и агрессивность заполняют все свободное пространство и вырываются, как воздух из шарика, с совершенно неожиданно с оглушающим напором. Все на грани нервного срыва (кроме уже сорвавшихся, кто в депрессию, кто — с цепи), а вокруг антураж Рождества и рапорты начальства о благоустройстве. На что со всех сторон: Вы что издеваетесь, сволочи?!?

Кафку сделали былью, Оруэлла переплюнули, в Ремарке пожили, «Психолог в концлагере» перечитали, Пелевина с Сорокиным воплотили. Как говорится, сдвиги есть, все тронулись.