Posted 8 октября 2022,, 07:45

Published 8 октября 2022,, 07:45

Modified 7 марта, 11:58

Updated 7 марта, 11:58

Поиск лекарств: что сулят перемены в аптечном бизнесе

8 октября 2022, 07:45
Госдума в третьем чтении приняла поправки к закону об онлайн-продаже рецептурных препаратов. Одновременно к нам в редакцию поступил документ, из которого следует, что из государственного реестра лекарственных средств исчезает многое необходимое. Что происходит на рынке лекарств?

Ирина Мишина

Фармацевтический детектив

В распоряжении нашей редакции оказался интересный документ, который Лига защитников прав пациентов направила в Минздрав России. В нем приводится длинный перечень достаточно распространенных лекарств, которые исчезли из государственного реестра. Среди них, в частности, такие распространенные медикаменты, как Анальгин-детские свечи; обезболивающее средство Кетанов; препарат от давления Адельфан; противоастматический Астмопент и даже оксолиновая мазь, которую используют при простудах и как профилактическое средство, чтобы не заразиться.

«Мною были получены жалобы пациентов на недоступность некоторых лекарств, в связи с чем я задал вопрос у себя в социальных сетях о том, каких лекарств не хватает, и получил от граждан список из 79 лекарств. Я проверил его в ГРЛС и, если препарат в реестре был, то я проверял его в дистанционных аптеках: Аптека.ру, Еаптека, Здравсити, Ютека, сверяя с перечнем ЖНВЛП. Итог представлен в Таблице проверки жалоб пациентов. Из нее видно, что 29 лекарств, которые люди ищут в аптеках, отсутствуют в ГРЛС. Еще 28 препаратов, на отсутствие которых поступили жалобы, нашлись в реестре, но их не удалось найти в дистанционных аптеках. При этом граждане жаловались на их отсутствие и в аптеках по месту жительства. Из этих 28-и – восемь лекарств оказались из Перечня ЖНВЛП, что наиболее тревожно», - пояснил руководитель Лиги защиты прав пациентов Александр Саверский. Свое обращение он направил в Минздрав России.

Ответ из Минздрава пока не поступил, и мы решили провести собственное расследование.

«НИ» обратились в Ассоциацию аптечных сетей России. От исполнительного директора РААС Нелли Игнатьевой поступил такой ответ: «Производители лекарственных препаратов все продолжают поставки лекарственных препаратов. К тому же иностранные компании производят лекарства на локальном рынке. Например, три мировых лидера по производству инсулина (Дания, Франция, США) имеют свои производственные площадки в России. Сложности, которые испытывали наши пациенты при поиске нужного количества лекарственных препаратов в конце первого – начале второго кварталов 2022 года, связаны только с ажиотажными спросом и изменениями в логистике ввоза лекарственных препаратов в Россию, которые увеличились во времени. В настоящее время все механизмы отлажены».

Тем временем, эксперты приводят другие данные. «Только за август – сентябрь из государственного реестра лекарственных препаратов исчезли как минимум 55 наименований. Уход лекарств с отечественного рынка – давняя проблема. За 2017 год из госреестра ушло 140 препаратов. Если лекарств нет в государственном реестре, их обращение на территории России – государственное преступление. А ведь в этом списке достаточно много полезных, нужных лекарств, и люди обращаются в нашу организацию с вопросом, почему их нет», - заявил «НИ» медицинский юрист, руководитель Лиги защиты прав пациентов Александр Саверский.

Хотели как лучше, получили как всегда

Проблема внезапного исчезновения лекарств из государственного реестра и из продажи возникла не сегодня. В сентябре этого года Минздрав принял решение прекратить регистрацию 34-х лекарственных препаратов. Соответствующие приказы опубликованы 14 сентября в Государственном реестре лекарственных средств. Регистрация лекарств отменена на основании «обращений от владельцев регистрационных удостоверений на препараты или их уполномоченных представителей».

А до этого, пару лет назад, с началом пандемии ковида в России дешевые препараты из списка жизненно важных начали не дорожать, а просто исчезать – их просто не выгодно стало производить. А если вспомнить еще более ранние изменения, то 11 лет назад почти во всех регионах России выросли цены на лекарства: за 10 месяцев 2009 г. они подорожали в 1,5 раза в годовом сравнении. Произошло это из-за ажиотажа в аптеках, его вызвали пандемия свиного гриппа и эпидемии ОРВИ в России. Для решения проблемы Минздрав и Федеральная служба по тарифам (ФСТ) разработали методику расчета максимальной цены для производителей, а также предельных оптовых и розничных торговых надбавок по списку жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств (ЖНВЛС). Для госрегистрации производитель должен был дать Минздраву максимальную отпускную цену, рассчитанную по этой методике, после чего государственные структуры проводили экономический анализ, согласовывая или отвергая предложенную цену.

"После регистрации цены на иностранные препараты не менялись в принципе, а отечественные лекарства можно было ежегодно индексировать не выше показателя инфляции – на 2–6%", – вспоминает гендиректор фармгруппы «Алвилс» Виталий Алейников.

Именно тогда и был заложен механизм, который дал предпосылки для ухода лекарств с отечественного рынка.

«Лекарства уходят не сами по себе. Виновата в этом порочно-неуклюжая ценовая политика, которая ведет к убыткам у производителей. Стремление сделать препараты дешевле любой ценой ведет к отрицательным результатам. Если резюмировать, лекарственные препараты уходят не из-за качества, а из-за цены, которую регистрирует государство и которая уже не соответствует реальной себестоимости. То есть производитель остается фактически без прибыли», - рассказал «НИ» руководитель Ассоциации российских фармпроизводителей Виктор Дмитриев.

То есть, иными словами, регулирующие органы, заботясь, чтобы у населения были дешевые препараты, не дают повысить на них цены. В итоге бюджетные лекарства уходят, остаются дорогие аналоги. Первыми исчезли ампульные витамины B1, B6, B12, используемые в стационарах, – по 15 руб. за 10 ампул. Их заменили зарубежными комплексными препаратами, которые стоили уже 300–400 руб. за 10 ампул… Точно так же на смену Мукалтину, который стоит от 50 до 73-х рублей, пришли дорогостоящие муколитики.

А где же госзаказ?

Есть и еще одно обстоятельство: инфляция безжалостно диктует свои законы.

«Производители смотрят: если есть аналог дешевому препарату – к нему уже не возвращаются. В итоге, например, на один востребованный противоэпилептический препарат поднимаем цены в ручном режиме. Хорошо, что его производство вообще не свернули…Чтобы не доводить до критических ситуаций, необходимо учитывать рыночные механизмы», - считает руководитель Ассоциации российских фармпроизводителей Виктор Дмитриев.

«Регулирующие органы, заботясь, чтобы у населения были дешевые препараты, не дают повысить на них цены, бюджетные лекарства уходят, остаются дорогие аналоги», - объясняет гендиректор аналитического агентства DSM Group Сергей Шуляк.

Где же выход? Что делать, чтобы лекарства все же не пропадали из госреестра под влиянием рыночных колебаний?

«В этих условиях необходимо создавать госзаказ. Это поможет сохранить на нашем рынке и отечественные, и импортные препараты. Надо заключить госконтракты хотя бы на 3 года, выяснив предварительно потребности потребителей», - считает руководитель Лиги защиты прав пациентов Александр Саверский.

«Озон» вытеснит аптеки?

У пациентов возникают вопросы и в связи с законом, принятым Госдумой, об эксперименте с онлайн-продажей лекарств. Эксперимент будет проходить на протяжении трех лет с марта 2023 года в Москве, Московской и Белгородской областях. Однако, в законе есть оговорка. К примеру, в пояснительных материалах отмечается, что действие закона не распространяется на препараты, содержащие наркотические и психотропные вещества и их прекурсоры, а также сильнодействующие вещества, радиофармацевтические лекарственные препараты, иммунобиологические лекарственные препараты, режим хранения которых ниже +15°C, содержание спирта в которых превышает 25%, а также лекарственные препараты, изготовленные аптечными организациями.

К тому же законопроект предусматривает, что при дистанционной покупке лекарств личность пациента будет проверяться на соответствие данным, которые указаны в рецепте. До этого Минэкономики разработало поправки в закон «Об обращении лекарственных средств», согласно которым рецептурные лекарства можно будет продавать онлайн.

Уже сейчас многие эксперты считают, что этот закон может погубить аптеки. «Аптеки в ближайшем будущем могут заменить разные «Озоны», "Вайлдберриз" и им подобные маркетплейсы. Посадят провизора, и он будет все контролировать. Также онлайн-заказ через ближайшие аптеки упорядочит отпуск лекарств: их будут отпускать строго по электронным рецептам. Возможно, это поможет изжить дурное качество многих провизоров - советовать купить дорогое лекарство вместо полезного, имея за это соответствующий процент», - считает руководитель Лиги защиты прав пациентов Александр Саверский.

Но не стоит забывать, что речь пока идет об эксперименте, не более того. «Участие в эксперименте для медицинских и аптечных организаций добровольное, не все рецептурные препараты допустят к доставке. По итогам эксперимента, в случае его успеха, аптечные организации уже по всей стране будут доставлять рецептурные препараты пациентам на дом», - заявляет исполнительный директор РААС Нелли Игнатьева.

У производителей пока реакция более осторожная. «Идея в принципе хорошая, но будет ли она работать, покажет время. Конечно, все это лоббировали ассоциации интернет-торговли, много копий было сломано. Опыт зарубежных стран говорит и об отрицательных моментах. Главная опасность в том, что будет открыт вход для недоброкачественных лекарств и фальсификаций. Надежда на то, что Росздравнадзор будет следить за этим»,- считает руководитель Ассоциации российских фармпроизводителей Виктор Дмитриев.

На самом деле, в свете одобрения эксперимента с онлайн-продажей лекарств покупателям стоит быть внимательнее и чаще вспоминать аксиому: «Наше здоровье в наших руках».

"