Posted 14 апреля 2022,, 07:02

Published 14 апреля 2022,, 07:02

Modified 25 декабря 2022,, 18:36

Updated 25 декабря 2022,, 18:36

фото: Яндекс дзен

Без выбора: российская наука обречена сделать прорыв в будущее своими силами

14 апреля 2022, 07:02
фото: Яндекс дзен
Изоляция нашей страны из-за западных санкций поставила российскую науку перед фактом: необходимо срочно создавать собственное оборудование для промышленности и медицины, возрождать электронику. С какими трудностями столкнулись российские ученые и как их преодолеть, обсуждали вчера на Президиуме Академии Наук.

Ирина Мишина

Тема заседания - «Наука и импортонезависимость России». Правда, трансляция на портале «Научная Россия» по неизвестным причинам оказалась скрыта от глаз людских, и журналистов сделали лишь свидетелями обсуждения малозначимых организационных вопросов. О том, каким образом наука будет помогать импортонезависимости страны, можно догадаться лишь по скупым строкам на сайте «Научная Россия». Там обозначены 3 темы, по которым в Академии наук слушали доклады: «О создании российского производства магнитно-резонансных томографов для высокоточной медицинской диагностики на основе уникальной отечественной разработки», «Об импортозамещении в сфере нефтепереработки и в нефтегазохимии», «Перспективы импортозамещения в области промышленных катализаторов».

Почему эта информация оказалась засекреченной, нам узнать так и не удалось. На редакционный запрос пресс-служба РАН тоже не ответила. Это позволило нам начать собственное расследование ситуации в отечественной науке.

Есть ли наука без международного сотрудничества?

Не так давно серьезные проблемы, которые переживает отечественная наука в связи с введением санкций, обозначили сразу несколько известных российских ученых. Среди них оказался профессор Сколковского института науки и технологий, зав.лабораториями в Институте молекулярной генетики НИЦ «Курчатовский институт» и в Институте биологии РАН Константин Северинов.

Проблемы, о которых идет речь, очевидны. Это ограничение ученых в подписке на ведущие научные зарубежные журналы, возможность публикаций в них, прекращение совместных исследований и поездок. Как быть в этих условиях? Ведь наука по определению интернациональна. Серьезность ситуации даже заставила вице-президента РАН Алексея Хохлова заявить, что российские ученые могут потерять доступ к 97,5% мировой научной информации.

«Подписка на ведущие зарубежные научные журналы не дешевая, поэтому чаще всего институт покупает доступ к пакету журналов на интересующую тему. На этот год у российских институтов и университетов подписка на интересующие журналы оплачена через Министерство образования и науки, поэтому проблем нет. Если западные издательства или научные общества не захотят взаимодействовать с российскими государственными структурами, то институциональных подписок на следующий год не будет. Можно правда непосредственно обращаться к авторам с просьбой прислать полный текст статьи, или к коллегам, у которых есть подписка. Собственно, именно такая ситуация была 15 лет назад. Мы вернемся в прошлое», - считает профессор Сколковского института науки и технологий Константин Северинов.

Еще один вопрос касается непосредственного взаимодействия с ведущими зарубежными научными центрами. Ведь многие начинающие ученые учились в аспирантурах ведущих университетов мира, вели там свои разработки.

«Что касается поездок и сотрудничества, политический климат сейчас к этому не располагает. Тем не менее сейчас у меня 7 аспирантов находятся за границей по программам академической мобильности. Лаборатории, в которых эти ребята работают, ищут средства, чтобы заместить российскую долю финансирования и дать им возможность довести научные проекты до конца. Большое им за это спасибо», - сообщил «НИ» профессор Сколковского института науки и технологий Константин Северинов.

Похоже, что связи ведущих зарубежных научных и исследовательских центров перемещаются в «приватную плоскость». Но тут информация противоречивая. Так, крупный германский исследовательский центр DESY распространил сообщение о запрете на совместные публикации с российскими и белорусскими учеными. Фармацевтическая американская компания Amgen приостановила набор российских специалистов на свою программу стажировок для молекулярных биологов, химиков, медиков и биоинформатиков. Но при этом ряд западных институтов принял решение продолжить сотрудничество с российскими учеными. В их числе Свободный институт Берлина, который продолжает принимать заявки от российских студентов и молодых специалистов, и Университет Гента. «Университеты Нидерландов» приостановили сотрудничество с научными институтами России, но пообещали оказать поддержку студентам из России, Украины и Белоруссии, учащимся в вузах Нидерландов. Европейская студенческая организация Erasmus призвала западные институты поддержать студентов из России. Британская организация Universities UK, объединяющая 140 учебных заведений, рекомендовала своим членам не объявлять «тотальный бойкот» сотрудничеству с Россией…

Есть ли в России собственный ресурс для исследований?

Судя по информации из Российской академии наук, в приоритете сейчас электроника, в которой нуждаются сейчас многие отрасли народного хозяйства. Долгие годы Россия закупала микроэлектронику на Тайване вместо того, чтобы производить свою собственную. И долгие годы шли разговоры, что надо бы создать свою, но Россия продолжала закупать импортную, работающую на американских и голландских технологиях. База для развития собственной микроэлектроники, по заверению президента РАН Дмитрия Сергеева, у нас есть, она находится в Зеленограде, где выпускают до 80% отечественных микросхем. Физики, электронщики, инженеры мобилизуются сейчас туда в экстренном порядке.

Второе направление, которое необходимо «поднимать» - медицинское оборудование. Томографы, диагностическая аппаратура, все, что связано с жизнью человека, выходит на первый план. Тут тоже есть надежда на прогресс. В Физическом институте им. Лебедева РАН (ФИАН) несколько лет назад Евгений Демихов с сотрудниками разработал собственный магнито-резонансный томограф с магнитным полем 1,5 Тесла, обладающий преимуществами перед зарубежными аналогами.

Еще одно "горящее" направление – фармакология. Лекарства – одно из самых уязвимых мест на сегодня. «Если говорить про дженерики (лекарства, которые делаются по открытой формуле, выведенной из под-патента), тут у нас проблем нет. Но на разработку своих новейших препаратов на основе оригинальных молекул у нас, как правило, средств не находится. Это миллиарды долларов на один препарат… Думаю, что научный потенциал отечественных фармкомпаний, таких как Генериум, Биокад и др., достаточен, чтобы разрабатывать оригинальные препараты в тесном сотрудничестве с нашими исследовательскими центрами», - заверил президент РАН Александр Сергеев.

Главное – не изобретать «вечный двигатель»

Возникает естественный вопрос: почему до этого в течение 30 лет наши ученые не могли реализовать весь этот потенциал, который у нас, как выяснилось есть? Схему президент академии наук Сергеев обрисовал просто и красочно:

«Объявляют, к примеру, чиновники из министерства о том, что у нас есть критические направления, по которым надо срочно разработать тот или иной импортозамещающий прибор, материал или лекарство. Предприятиям бросают клич: «Кто готов это сделать?». Желающих, как правило, появляется очень много. Тогда в министерстве спрашивают: «А вы умеете это делать?». Ответ: «Умеем, только надо доразработать один компонент или деталь». Дальше звучит призыв к научно-производственным организациям: «Кто поможет нашим компаниям разработать необходимые компоненты?». И вот тут появляется еще больше желающих, которые многое обещают, получают под это деньги, но очень часто так и не доводят до конца обещанное. В итоге проходят годы, заказчики понимают, что быстрее заказать продукт за рубежом, чем ждать разработки от своих. И по такой схеме наше «импортозамещение» работало десятилетиями!».

И это при том, что деньги на науку выделились в последние годы немалые. Но они куда-то уходили, как вода сквозь пальцы. Так, Федеральным законом от 08.12.2020 385-ФЗ «О федеральном бюджете на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов» ассигнования на гражданскую науку были предусмотрены в составе 35 госпрограмм, их общий объем составит 563,5 млрд руб. При этом на госпрограммы «Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности» пришлось более 90% общего финансирования. Но собственная электронная промышленность так и не достигла уровня Тайваня.

Сейчас российским ученым, судя по всему, придется довольствоваться тем, что есть. Многие ученые задаются вопросом: не приведет ли это к халтуре?

«К халтуре совершенно очевидно приведет официально озвученное снижение требований к качеству статей и научных результатов, достаточных для получения или продолжения российских грантов на проведение научных исследований. У большого количества российских ученых есть мантра: в зарубежные научные журналы статьи из России де-мол не берут из-за политики. Это очень удобная позиция: не надо делать свою работу на должном уровне, можно все объяснить тем, что «русских не любят». Теперь все официально: можно не стараться сделать работу так, чтобы она была опубликована в международном журнале, который читают ученые всего мира. Достаточно какого-нибудь вестника провинциального университета. Очевидно, что в таких условиях количество статей про «память воды» и «вечные двигатели» возрастет, а уровень российской науки упадет», - считает профессор Константин Северинов.

Но иного выхода, кроме как делать эффективные изобретения для производства, у российских ученых, похоже, нет. Ведь еще Фредерик Жолио-Кюри говорил: «Наука необходима народу. Страна, которая ее не развивает, неизбежно превращается в колонию». Мы себе такого позволить не можем.