Posted 28 декабря 2021,, 07:08

Published 28 декабря 2021,, 07:08

Modified 7 марта, 12:46

Updated 7 марта, 12:46

Cancel culture: что такое «культура отмены» и приживется ли она в России

28 декабря 2021, 07:08
Такое неоднозначное явление общественной жизни, как cancel culture (или «культура отмены»), возникло из желания наказать порок и высказать неодобрение человеку или группе людей, занимающих высокое социальное положение.

И оказалось вдруг, что слаженные действия людей, горящих жаждой справедливости и мщения, могут опустить с небес на землю любую знаменитость.

Толпа показала свою силу, и одних это обнадежило, других напугало, а третьи крепко задумались.

Как отменяли Джоан Роулинг

Летом 2020 года знаменитая писательница Джоан Роулинг, придумавшая Гарри Поттера и его волшебный мир, оказалась не в лучшей ситуации.

Писательница перепостила в своем аккаунте Twitter некую статью о гуманитарной помощи бедным людям, пострадавшим от пандемии коронавируса. В этой злополучной статье, среди всего прочего, говорилось и о том, как важно обеспечить для женщин из регионов, пострадавших от ковида, доступ к гигиеническим средствам во время менструации. При этом автор статьи, следуя актуальным тенденциям, назвал женщин «менструирующими людьми» — возможно, подразумевая, что у транс-мужчин тоже могут быть месячные, а у некоторых женщин их нет.

Джоан Роулинг перепостила статью, сопроводив текст язвительным комментарием — мол, раньше для людей, к которых случаются менструации, существовало другое слово. Несколько позже писательница пояснила, что уважает трансгендеров и ничего против них не имеет, но ей претит отрицание важности биологического пола и обесценивание женского опыта. Однако было поздно — на Джоан обрушился шквал негодования, который состоял не столько из критики по существу, сколько из оскорблений и даже угроз. Сработал эффект толпы.

Травлей в соцсетях и прессе дело не ограничилось. Актеры, которые воплотили на экране известные романы писательницы — Дэниел Рэдклифф и Эмма Уотсон — осудили Джоан Роулинг. Фан-сайты посвященные вселенной «Гарри Поттера», объявили, что впредь не будут публиковать даже информацию о Роулинг. Отпечатки ладоней писательницы в Эдинбурге кто-то залил красной краской. Читатели принялись закрашивать имя писательницы на купленных книгах, да и продажи этих книг резко снизились. Исполненные ненависти заявления в социальных сетях сопровождались красноречивым хештегом #jkrowlingiscancelled — «Джей Кей Роулинг отменена».

Так Джоан Роулинг стала одной из жертв cancel culture — «культуры отмены». Ее, как и других (справедливо или несправедливо) «отмененных» попытались стереть из информационного пространства, вычеркнуть из всех сфер общественной жизни, потому что кто-то решил, что писательница достойна наказания.

За что сегодня убивают в первом эпизоде

Несколько лет назад в социальных сетях зародилось движение #MeToo. Цель движения была благородна и справедлива — осудить тех, кто замечен в сексуальном насилии и домогательствах.

Когда несколько женщин заявили о том, что их домогался голливудский продюсер Харви Вайнтштейн, он довольно скоро лишился всего — контрактов, поддержки общества и коллег по цеху, а затем и свободы. А затем люди поняли, что таким образом можно не только высказать свое «фи», но и наказать практически любого неугодного, а также неплохо заработать. Реальное насилие, разумеется, осталось при этом насилием — преступлением, которому нет оправдания.

Сразу несколько женщин обвинили в сексуальном насилии актера Криса Нота. Случилось это вскоре после выхода сериала от HBO «И просто так». Пострадавшие (или якобы пострадавшие) от знаменитого насильника женщины заявили, что на протяжении долгих лет они не могли собраться с силами, чтобы заявить о преступлении, но потом как-то вдруг собрались.

А затем последовала неожиданная смерть Мистера Бига в исполнении Криса Нота в первой же серии сиквела «Секс в большом городе». Как предположили в интернете, создатели сериала уже знали об обвинениях, предъявляемых актеру, поэтому и уготовили ему скорую кончину. По мнению дотошных зрителей, экранная жена насильника (актриса Кэрри Брэдшоу) даже не пытается спасать Мистера Бига...

Что не так с cancel culture?

Явление, выросшее из института репутации, которой полагается дорожить, вышло из под контроля.

Наказание зачастую не соответствует тяжести проступка — то, что происходит сегодня с Джоан Роулинг, это наглядно демонстрирует. Писательницу продолжают «отменять». Так, ее проигнорировали, запуская специальный эпизод «Возвращение в Хогвартс», посвященный 20-летию выхода первого фильма о юном чародее Гарри Поттере. А ведь Роулинг всего лишь высказала свое мнение, никого не унизив и не оскорбив.

В этом серьезная проблема «культуры отмены» — наказание не может быть рассчитано и соизмерено. Молот народного гнева бьет с максимальной силой (вспоминается осуждение «врагов народа» в не столь далекие времена). Как будто нет разницы, что сделал человек — корректно, пусть и не без иронии, высказал свое мнение в соцсетях, как Роулинг, или действительно насиловал женщин, как Харви Вайнтштейн.

При этом люди заражаются ненавистью и присоединяются к травле, даже не зная, имел ли место осуждаемый поступок на самом деле. В науке такая непропорциональная реакция на незначительные или даже вовсе не имевшие места события называется моральной паникой. В том же ряду стоит, например, охота на ведьм.

Толпа зачастую действует по принципу «накажем сейчас, а доказывать будем потом». В 2017 году вспыхнул очередной голливудский скандал — в сексуальных домогательствах обвинили актера Кевина Спейси. То, что Спейси домогался представителей своего пола, а не женщин, не облегчило участи знаменитого актера. Его карьера рухнула буквально в одночасье. Контракты с ним были разорваны, даже сцены с участием Спейси вырезались из фильмов. Каких-либо внятных доказательств вины известного актера не обнаружилось, и он был оправдан судом, но ущерб, который был нанесен актеру «отменой», компенсировать невозможно.

В России подмоченная репутация на продажи не влияет

Теперь о том, как происходит «отмена» в России.

30 июня сеть продуктовых магазинов «ВкусВилл» опубликовала рекламную статью о своих клиентах, и в этой статье оказалась фотография однополой семьи. Определенной части населения фотография не понравилась, и компания стала жертвой коллективной агрессии. Через некоторое время «ВкусВилл» удалил информацию, которая так раздражала часть клиентов, заменив спорную фотографию на иллюстрацию с гетеросексуальной семьей и добавив подпись с извинением.

Однако метания «ВкусВилла» были замечены ЛГБТ-сообществом, и теперь компании досталось от тех, кто приветствовал включение в рекламу фотографии с однополой семьей. Компания оказалась между двух огней.

Однако, как сообщила изданию «‎Сноб»‎ Тамара Мори (руководитель PR-агентства Mori Agency), в России института репутации как такового нет. Потребитель не голосует массово рублем против компаний, которые оказались замешаны в скандалах, поэтому реального ущерба от подобных акций компании не несут.

В нашей стране не раз случались скандалы, которые давно бы уничтожили репутацию иной зарубежной компании. Вспомним, например, рекламу Reebok с горячим призывом пересесть «с иглы мужского одобрения на мужское лицо» или случай с гибелью домашних животных, которых перевозил «Аэрофлот». В этих случаях призывы к бойкоту на прибыль существенно не повлияли.

Особенности национальной отмены

По словам кандидата философских наук и доцента кафедры общей философии КФУ Полины Котляр, «культура отмены» представляет собой явление современного мира, в котором победили соцсети и новые медиа. В этом мире меняется полярность, бренды утрачивают главенствующее положение и побеждает «простое субъектное население», а пользователи медиа могут влиять на повестку. «Культура отмены» — это возможность для каждого быть услышанным, приводит слова Котляр портал kazanfirst.ru.

Приживется ли «‎культура отмены» в России, сказать сложно.

Полина Котляр утверждает, что сама по себе такая отмена не несет никакого отрицательного смысла. Это можно сравнить с тем, как покупатель в «Пятерочке» зовет кассиршу, чтобы сделать возврат. Люди просто возвращают то, с чем не согласны. Это голосование лайком или рублем против того, кто вам неприятен, и особого сакрального смысла, какого-то двойного дна в этом нет.

Однако политолог Руслан Айсин напоминает, что социальные медиа принадлежат корпорациям, и человеку просто не дадут сказать ничего лишнего. По словам Айсина, «культура отмены» вполне контролируема и может стать инструментом для манипуляции людьми.

«Культура отмены» — часть более широкого явления, которое называют «новой этикой». К «новой этике» относят, например, такие разноплановые феномены, как движения #MeToo, #яНеБоюсьСказать или BLM, а также иные виды борьбы различных социальных групп и меньшинств за свои права.

Сегодня в России «новая этика» критикуется как провластными журналистами, так и оппозиционными общественными деятелями. И те, и другие говорят о «новой этике», не жалея эмоций. Константин Богомолов, например, в своей статье для издания «Новая Газета» назвал «новую этику» «этическим Рейхом», а прогрессивную общественность и активистов — «новыми штурмовиками», которые помогают тому же государству сверхэффективно бороться с инакомыслием.