Posted 17 марта 2021,, 18:14

Published 17 марта 2021,, 18:14

Modified 7 марта, 14:12

Updated 7 марта, 14:12

"Выпил, думал - выветрилось". Иеромонаха Протолеона осудили за смерть велосипедистки

17 марта 2021, 18:14
Три года понадобилось ивановским правоохранителям, чтобы справить суд над непростым виновником ДТП - настоятелем Предтеченского храма Кинешемской епархии иеромонахом Протолеоном. Священник был пьян, когда на своем Ниссане насмерть сбил велосипедистку. Сестра погибшей рассказала «НИ», легко ли было добиться приговора
Сюжет
Суды

Юлия Сунцова

2 марта Шуйский городской суд вынес обвинительный приговор иеромонаху Протолеону (Белозерцеву Сергею Викторовичу). Он признан виновным по ч. 4 ст. 264 УК РФ (Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения).

Суд назначил ему 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

В октябре 2017 года священнослужитель, по его собственным заявлениям - выпил только бокал вина, сел за руль и на перекрестке наехал на велосипедистку - 55-летнюю жительницу г. Шуя Елену Сизикову. С многочисленными сочетанными травмами женщину доставили в реанимацию. На девятый день она, не выходя из комы, умерла.

Приговор пока не вступил в законную силу, до 12 апреля должна быть назначена апелляция. Жалобу на судебный вердикт подали два адвоката подсудимого и прокурор, просивший для совершившего смертельное ДТП клирика 4,8 лет заключения.

Сестра Елены Сизиковой Лариса Купцова, признанная потерпевшей по делу, рассказала «Новым Известиям», как проходили следствие и суд над священнослужителем и почему процесс над представителем РПЦ затянулся.

«Борьба с иеромонахом, а точнее с его двумя высокооплачиваемыми адвокатами была неравной с самого начала. До суда дошли только через три года. Но хуже того, что и уголовное дело заводить не хотели. Год после смерти сестры мы добивались официального расследования. Ситуацию удалось переломить только после обращения в прокуратуру и к главе Следственного комитета России Бастрыкину. От него приезжал генерал-майор Булаев, и на личном приеме я сообщила, что проверка идет вяло. Он пообещал принять меры и написать в его приемную, если ничего не изменится через три месяца. Только после этого что-то задвигалось», - рассказывает сестра погибшей.

Свою вину в преступлении иеромонах так и не признал, хотя частично оплатил похороны.

Суд назначил ему 1 млн. 100 тыс. рублей – эту компенсацию он должен потерпевшей стороне за причинение морального ущерба. Пока этих денег от священника семья так и не увидела, хотя на своих двух адвокатов, работавших три года, он не поскупился и должен был потратить, по предположениям Ларисы Купцовой, не меньше 3,5 млн рублей.

«Через два месяца после смерти Лены, в январе, Сергей Викторович приехал к нам домой со своим наставником – пресс-секретарем Кинешемской епархии протоиереем Андреем Ефановым, и они устроили торг: 500 тысяч рублей и вы, мол, снимаете с нас все претензии. Хоть данная статья и не предусматривает примирение сторон, принятие денег послужило бы для него смягчающим обстоятельством при вынесении решения. Мы от подачек отказались. После этого на протяжении всех остальных лет было полное равнодушие к семье. Он с нами ни разу не связывался, не узнавал, как поживает 88-летняя мать, потерявшая дочь, которая по сути была ее сиделкой и правой рукой во всем», - говорит Лариса Купцова.

Отец Протолеон как будто вообще не сомневался, что дело прикроют. Он был уверен, что не сядет, либо, в худшем для него случае всё закончится условным сроком. Даже в 2019 году он смотрел в свое будущее сверхоптимистично - поступил в духовную семинарию. Сейчас, по решению Церковного суда, он отстранен от священнодействий, но они будут разрешены ему через 7 лет и, по-видимому, он не теряет надежды возвратить приход, снова проводить таинства, исповедовать, отпускать грехи и причищать прихожан, комментирует собеседница. В этом же году, к слову, на заочное отделение Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенкой православной духовной семинарии поступил и его наставник – протоиерей Андрей Григорьевич Ефанов.

«На всех судах он был бодр духом. В день смерти сестры он ехал пьяным на своем Nissan Primera и ничто мирское, как говорится, не было ему чуждым. Но вот на суде гражданским человеком он быть упорно отказывался. Приходил на заседания в рясе, в подшитых валенках, на вопросы суда отвечал пространными рассуждениями об усопшей рабе Божьей Елене, ее дочери и внуке – тоже рабах Божьих, воле Господа. Бесконечно просил прощения у «уважаемого судьи, секретаря, прокурора, защитников».

Из его реплик было совершенно ничего не понятно, четко артикулировал он только одну мысль: своей вины в преступлении не признает», - рассказывает Лариса.

Параллельно с уголовным процессом клирик прошел через Церковный суд, где перед Господом он свою вину признал и раскаялся. Кинешемская епархия приговорила иеромонаха к пожизненному трудничеству в Свято-Николо-Тихонове мужском монастыре, на семь лет отстранила от служений, навсегда запретила вождение транспортных средств и употребление спиртных напитков.

«На суде я спросила его: «Как же так, Отец Протолеон, в церковном суде вы чувствуете себя виноватым, соглашаетесь с содеянным, несете наказание – живете в келье. А на нашем суде вы говорите, что ни в чем не виноваты?» Это же раздвоение личности какое-то. На мой вопрос он ответил тогда: «Дети же тоже умирают». Собственно, ответ такой же, как и в целом на вопросы суда – никакой логики, ничего вразумительного», - рассказывает Лариса.

Но и церковный закон оказался не писан для иеромонаха Протолеона (Белозерцева). Из оглашенного недавно приговора стало известно, что в 2020 году иеромонах снова гонял на авто по населенному пункту, за что его остановили инспекторы ГИБДД. 29 января 2020 года его привлекли к ответственности по ч.2 ст. 12.9 КоАП РФ (Превышение установленной скорости движения транспортного средства на величину от 20 до 40 километров в час). Уголовный суд в 2021 году счел это отягчающим обстоятельством при вынесении своего решения.

Предварительное расследование и показания свидетелей тоже много сказали о личности иеромонаха Протолеона.

26 октября 2017 года на месте ДТП, на несчастье священнослужителя, оказалась единственная свидетельница К., не побоявшаяся говорить правду. На суде она показала, что первое, что сделал священник после столкновения с велосипедисткой – поменялся местами с пассажиром на переднем сиденье – 70-летним дедушкой, тоже местным духовником, и прибывшему экипажу ГИБДД говорил, что за рулем был не он.

Дорожные полицейские, по данным местных СМИ, составили в тот вечер на водителя Nissan целых три административных протокола: по ч.1 ст.12.8 КоАП РФ (Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения), по ч.2 ст. 12.37 («Неисполнение владельцем транспортного средства установленной федеральным законом обязанности по страхованию своей гражданской ответственности, а равно управление транспортным средством, если такое обязательное страхование заведомо отсутствует») и по ст. 12.6 («Управление транспортным средством водителем, не пристегнутым ремнем безопасности»).

По предположениям потерпевшей стороны, трюк с заменой водителя священник предложил своему пассажиру, поскольку сам был пьян. Судебная экспертиза спустя 4 часа после ДТП зафиксировала 0,5 промилле в крови, хотя на суде иеромонах настаивал на бокале кагора. 70-летний свидетель происшествия –к началу суда умер, поэтому Протолеону (Белозерцеву) ничего не стоило, по советам адвокатов, отыграть версию с заменой водителя назад.

После смерти Елены Сизиковой в местной прессе веером появлялись сообщения о том, что Белозерцев просил прощения у матери усопшей, и она их якобы простила. На деле же, рассказывает сестра, пожилая женщина даже не поняла, зачем на следующий день после того, как дочь увезли в реанимацию, к ней приходили два священника, и на тот момент еще не знала, что один из них и есть виновник ДТП.

«Следствие продвигалось тяжело. Следователи постоянно менялись и не шли с нами на контакт. Еле-еле с начальницей следственного отдела удалось встретиться - и то только через прямое обращение к начальнику полиции, который вызвал ее к себе и попросил объяснить, почему следствие медленно продвигается. На встрече в его кабинете следователь сказала: «не так уж и пьян он был», «между прочим, у него не дешевые адвокаты», «в тот день была гололедица». После этих ее заявлений даже сам начальник полиции не выдержал и протянул мне лист бумаги: пишите жалобу на следователя», - рассказывает сестра погибшей.

В деле и правда скоро появилась справка от Ивановского Гидрометеоцентра о том, что 26 октября в области «могли наблюдаться явления гололедицы». Перебить эту справку удалось снова только через жалобы в Москву, которая спустила в Иваново свой запрос о погоде в день гибели Елены Сизиковой. После этого тот же Ивановский Гидрометеоцентр опроверг сам себя, и написал противоположный по смыслу документ: 26 октября 2017 года в Ивановской области гололедица не наблюдалась.

За три года было назначено четыре автотехнических экспертизы. Пытались разобраться, мог ли священнослужитель избежать столкновения с велосипедисткой, если бы двигался с разрешенной скоростью в 30 км/ч, а не 50 км/ч, как было фактически. Подразделение Минюста России в своем заключении написало, что столкновение было неизбежным, независимо от скорости. На этом основании и отказывали в возбуждении дела. Последующие экспертизы МВД были в пользу потерпевшей стороны: столкновения можно было избежать, если бы водитель автомобиля двигался в рамках предписанного скоростного режима.

На стадии ознакомления с обвинительным заключением от иеромонаха также поступила интересная справка из ГБУЗ МО МОНИКИ им. М. Ф. Владимирского. Нахождение обвиняемого в лечебном учреждении является основанием для отложения его ознакомления с материалами дела. Но без этой процедуры, без реализации этого его права, уголовное дело не может быть передано в суд.

Потерпевшая сторона считает, что таким образом иеромонах Протолеон в очередной раз пытался затянуть процесс. Следователь направил запрос в медучреждение, и из ответа следовало, что Белозерцев Сергей Викторович их пациентом не является.

Священник парировал в том духе, что обращался в ГБУЗ МОНИКИ им. Владимирского в Москве лишь за консультацией, а не для стационарного лечения. При этом на обоих справках – и на той, что пришла в ответ на запрос следователя, и на той, что добыл сам Белозерцев, стояли подписи и печати.

«НИ» не удалось дозвониться до осужденного иеромонаха Протолеона (Белозерцева) и до епархии, где он служил.

Пресс-секретарь Кинешемской епархии Андрей Ефанов в 2017 году пояснил, что иеромонах выпивал в день трагедии, но когда садился за руль «просто думал, что опьянение прошло», «прошло какое-то время, он уже не чувствовал себя выпившим». Также Ефанов ссылался на хорошую репутацию священнослужителя: «Вообще, о нем у нас очень хорошие отзывы. Он зарекомендовал себя очень хорошо. Просто вот он выпил бокал вина и не рассчитал. Он понимает, что он виноват и не оправдывает себя ни в коей мере», - комментировал он радиостанции "Говорит Москва".

После смерти Елены Сизиковой представители епархии заявили, что оплатят похороны погибшей и выплатят семье денежную компенсацию. Но пока даже похороны Белозерцев компенсировал не в полном объеме.

47-летний Протолеон ранее служил в храме Живоначальной Троицы на антарктической станции Беллинсгаузен, которую посещал Патриарх Кирилл.

«Лучше бы ему и остаться с пингвинами...», - прокомментировал смертельное ДТП с участием клирика известный церковный и общественный деятель диакон Андрей Кураев.

"