Posted 8 декабря 2020,, 14:17

Published 8 декабря 2020,, 14:17

Modified 25 декабря 2022,, 16:57

Updated 25 декабря 2022,, 16:57

Общественная палата РФ представила свою экспертизу по закону об иноагентах-физлицах

Общественная палата РФ представила свою экспертизу по закону об иноагентах-физлицах

8 декабря 2020, 14:17
Госдума сегодня в первом чтении рассмотрела законопроект о статусе иностранных агентов. В Общественной палате России в это время проанализировалиопыт регулирования деятельности иностранных агентов за рубежом и обнародовали собственную экспертизу законопроекта.

Впервые в российском законе прописывается определение иноагента для физических лиц. До этого такой статус могли получать только организации. Профильный комитет парламента также поддержал ужесточение требований к НКО, выполняющим функции иностранного агента и иностранным НКО, работающим на территории России. Документ расширяет понятие «иностранные источники», вводит дополнительные основания для внеплановых проверок, а также обязывает организации предоставлять в Минюст программы своих мероприятий и различные отчеты.

И юрлицам, и физлицам необходимо регистрироваться иноагентами, если они получают из-за границы финансирование, иную имущественную выгоду, в том числе через посредников, а также любую организационно-методическую помощь от иностранных источников и занимаются при этом политической деятельностью или собирают сведения военной и военной-технической тематики.

В Общественной палате сегодня обсуждали, как деятельность иноагентов регулируется на Западе.

- Как работает аналогичный российскому законопроекту американский закон об иноагентах FARA (Foreign Agents Registration Act)? Он не запрещает деятельность иноагентов, но жестко ее регулирует. Гражданин или организация могут быть признаны таковыми, если удовлетворяют двум требованиям. Первое: лицо находится на территории США, при этом гражданство роли не играет. Второе: гражданин или организация действуют под контролем иностранного государства или даже просто являются представителем иностранной коммерческой компании (если ее офис находится за пределами США) или иностранного принципала - какого-то иного иностранного заказчика – например, СМИ, политической партии, физлица. К примеру, достаточно иметь знакомого иностранного чиновника, который попросит купить ему билет на самолет – и всё, американцу уже надо регистрироваться как иноагенту, потому что под закон подпадает любая деятельность, касающаяся передачи денег или имущественных благ, - говорит член комиссии Общественной палаты РФ по безопасности и взаимодействию с ОНК Мария Бутина, которая отсидела в американской тюрьме в "статусе" российского иноагента.

По ее словам, иноагенты в США отчитываются о своей деятельности каждые 6 месяцев: подают регистрационные формы, оплачивают пошлины, детально отчитываются о своей деятельности, включая финансовые операции, каждый телефонный звонок, каждый пост в социальных сетях.

Минюст США совместно с ФБР также разработал специальную брошюру для чиновников – что делать и как себя вести, если вдруг столкнулся с иностранным агентом? В руководстве описаны ситуации – приходит бизнесмен, приглашает к разговору об энергетической политике/сельхозпродукции и вдруг переходит на «риторику, схожую с риторикой отдельной страны». Такого человека нужно срочно сдать в ФБР, либо отдел Минюста по иностранным агентам, подчеркивает Бутина.

В США сегодня около 700 иноагентов-юрлиц и 2300 иноагентов-физлиц. Всего с 1938 года в стране было зарегистрировано 40 тысяч иноагентов.

Какова ответственность в США за деятельность иноагента без соответствующей регистрации? Штраф в размере 25 тысяч долларов и (или) тюремное заключение сроком до 5 лет. За всё время действия закона FARA в стране к ответственности привлекалось 67 человек.

- Предлагаемые поправки и действующий закон об иноагентах в Российской Федерации – это реакционная мера. Мы видим попытки вмешательства в российскую политику, и они будут усиливаться в избирательный цикл. Исходя из национальной безопасности, я полагаю, что этот закон должен быть очень строгим, - высказалась Мария Бутина.

Политическая деятельность на иностранные деньги в России в принципе должна быть запрещена, а кроме того, не помешает закон о лоббизме, который принят в тех же Соединенных, считает политолог, профессор НИУ ВШЭ Леонид Поляков.

- Сейчас предпринимаются попытки залатать пробелы в нашем законодательстве, которое регулирует деятельность общественных организаций, ведущих политическую деятельность на иностранные деньги. Но это не очень эффективно: смышлёные люди по ту сторону баррикад всегда будут находить дыры. В Америке существует такое понятие как лоббизм. У нас нет закона о лоббизме, и эта деятельность ничем не регламентируется, - говорит Поляков.

Вместе с тем, при принятии законов об иноагентах или лоббизме нужно строго очерчивать понятие политической деятельности. Необходимо отделять ту деятельность, которая касается политической борьбы, и ту, что является сферой гражданского общества, потому как сегодня в России под политическую деятельность может попасть всё, что угодно. В Совете по правам человека при Президенте РФ – множество жалоб от НКО, которые занимаются, к примеру, защитой животных, благотворительными делами, помощью детям-сиротам, и эти организации тоже каким-то образом зачисляются в политические, поясняет профессор.

Любая страна вырабатывает меры по защите своей безопасности, в том числе от угрозы со стороны физических, юридических лиц. Но когда Россия в плане законодательных актов что-то копирует с законодательства тех же США, в обществе это почему-то вызывает истерику, хотя в других странах это считается нормальной практикой, комментирует зампред комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Михаил Аничкин.

- Мы живем в условиях сильнейшего противодействия со стороны иностранных государств, небывалой антироссийской истерии, которые возобновились с учетом развития нашего государства. Приходится даже возвращаться к давно забытым понятиям – таким как, к примеру, подрывная деятельность против государства. Она должна пресекаться, а государство должно использовать систему мер по противодействию тем или иным лицам, которые, используя свое положение, наносят ущерб политической деятельности страны. Деятельность, которая финансируется с заграничных счетов, должна контролироваться в России. Но новый закон одновременно не должен быть страшилкой для общества, он должен быть тонко настроен, иметь конкретное действие, - комментирует Аничкин.

По его словам, в том же западном истеблишменте таким понятием как идеологическая диверсия спокойно оперируют, у нас же на любое аргументированное мнение об иностранном вмешательстве в политическую деятельность России навешивается ярлык «пропаганда» и вызывает отторжение у большого количества людей.

Такая реакция общества, возможно, обусловлена историческим опытом России. Идеологическая передавленность во времена Советского Союза ведет к тому, что до сих пор любые вопросы, касающиеся госрегулирования, свободы слова, пропаганды на втором слое рассуждений воспринимаются с особенным трепетом, рассуждает первый зампред комиссии по экспертизе общественно значимых законопроектов и иных правовых инициатив Общественной палаты РФ Артем Кирьянов.

- Сегодня в рамках нашей комиссии по экспертизе мы имеем консенсусную позицию с Думой: необходимо дальнейшее углубление законодательства, которое регулировало бы деятельность не только юридических, но и физических иностранных агентов. Также мы поддерживаем необходимость маркировки тех СМИ, которые являются распространителями внешней политической повестки. Мы смотрим на порядок регулирования иноагентов в США в других странах, смотрим, как там защищают свой суверенитет и реагируют на подрыв государственного строя. Но почему при этом интуитивно отвергаем все те меры, даже более мягкого характера, применительно к России? – говорит Кирьянов.

По его словам, новый закон не налагает запрет на возможность иноагентов высказаться по тому или иному вопросу, он лишь обязывает лицо быть формально промаркированным – привязанным к источнику финансирования.

- Упорядочивание деятельности иноагентов – это не тормоз гражданского общества и его институтов, а закон – точно не инструмент массового подавления людей. На самом деле люди хотят знать – кто, о чем и на чьи деньги говорит. Сегодняшнее попустительство к вопросам внешнего политического влияния, разворачивание экспертных сетей за деньги политических иностранных структур в России – предпосылки к повторному распаду СССР, и нельзя этого допустить..., - добавляет Кирьянов.