Posted 25 ноября 2020, 09:21

Published 25 ноября 2020, 09:21

Modified 25 декабря 2022, 16:55

Updated 25 декабря 2022, 16:55

Андрей Ростовцев: «Фальшивые диссертации по-прежнему на потоке»

25 ноября 2020, 09:21
В результате, чиновники принимают все более и более противоречивые решения, что рано или поздно приведёт к коллапсу.

Сооснователь «Диссернета», доктор физико-математических наук, профессор Андрей Ростовцев дал большое интервью питерскому изданию «Новый проспект», в котором рассказал о том, какую на самом деле опасность представляют собой мошенники от науки, занимающие важные государственные и научные посты, а также о том, какие новые виду «ученого» жульничества появились на отечественных просторах.

Вольное сетевое сообщество «Диссернет», которое он возглавляет уже 8 лет последовательно борется с плагиатом в диссертациях и научных статьях. Фигурантами расследования становились за это время известный адвокат и бывший детский омбудсмен Павел Астахов, экс-губернатор Петербурга Георгий Полтавченко и нынешний — Александр Беглов, министр внутренних дел Владимир Колокольцев и глава СК Александр Бастрыкин, миллиардер Аркадий Ротенберг и многие другие.

Более того, по данным «Диссернета» каждый пятый ректор списал свою диссертацию, а десятки вузов щедро раздают степени липовым учёным — для них даже придумали шуточный термин «диссеродельная фабрика». Этому интервью предпослан в виде эпиграфа отрывок из одной из миниатюр Михаила Жванецкого, который как нельзя лучше отражает происходящее в российских науке и политике: «Если ты стырил диссертацию, не строй мост, сволочь! Иди в политику, там таких много»

«Новые Известия» публикуют несколько важных фрагментов из этого интервью.

Об оптимизации работы жуликов

... это как гонка вооружений. Наш подход к фиксации плагиата тоже постоянно развивается вслед за жуликами. Появились инструменты быстрого реагирования на плагиат — прямой плагиат исчез. Тогда стали переписывать, заменять слова. Наши алгоритмы это тоже научились ловить. Теперь жулики ушли в переводной плагиат, в хищные журналы, но появились программы, которые вычисляют и это. Жулики работают, пока их не видно. Когда появляются инструменты, которые их выявляют, они находят новые способы. Отчасти с нашей помощью те журналы, которые раньше брали российских авторов, исключили их из этих баз данных. Остались единицы.

Сейчас наиболее распространённый способ мошенничества — это когда специальные биржи рассылают настоящим учёным предложения за деньги включать в свои статьи дополнительных авторов. И да, эти статьи научны, публикуются в хороших журналах — с этими проблемами нам ещё предстоит работать. Но я не стану говорить, как это будет происходить, чтобы не вспугнуть.

О предпочтениях фальсификаторов

Если посмотреть на диаграмму «Диссернета», научная дисциплина, где больше всего фальсификаций, — экономика, здесь 30–40% всех липовых диссертаций и статей. Следом идут педагогика и юриспруденция. И я всегда говорю, что это отражение нашей с вами жизни. Экономика, право и образование у нас понятно же в каком месте? А это лишь отражение того факта, что в этих областях науки очень слабое экспертное сообщество.

Если взять судебные решения последнего времени и законотворческие инициативы, экспертное сообщество в юриспруденции очень слабое, и почти не слышно, чтобы кто-то громко заявил: «Это абсурд и так нельзя!» А этого нет, потому что нет сильной экспертизы, зато много списанных диссертаций. Это, безусловно, касается всех нас и нашей жизни.

То есть вред не от самих диссертаций (это скорее последствия), корень зла — размытый ландшафт науки и слабое экспертное сообщество, которое живёт за счёт профанации в этих областях.

О последствиях научных фальсификаций

Беда в том, что всё больше и больше неучей приходит в управление страной, в индустрию, в силовые структуры, во все ветви бизнеса и власти. В том, что принимаются управленческие решения, не имеющие ничего общего с научным подходом и доказательными методами. Из базы для этих решений попросту вымывается здравый смысл, всё меньше доля науки. В итоге мы имеем противоречивые заявления и решения, потому что в базе для принятия управленческих решений всё меньше доля науки. Рано или поздно это приведёт к коллапсу, когда решения просто будут противоречить друг другу.

О круговой поруке

Есть ВАК, задача которой следить за научной этикой в том числе. Как правило, сомнительную диссертацию к защите допускает ВАК, которая частично коррумпирована. Есть отдельные экспертные советы ВАК, которые покрывают конкретных людей. Есть диссертационные советы, которые точно знают, что диссертация липовая. Когда диссертация поступает в экспертный совет ВАК, где сидят представители заинтересованных организаций, там тоже всё знают. И так до президиума. Без этой коррупционной цепочки такой поток фальшивых диссертаций был бы просто невозможен. Нет ни одной липовой диссертации, которая случайным образом прошла бы мимо этой цепочки, якобы диссертант всех обманул. Так не бывает. Он встроен в эту цепочку".