Posted 11 июня 2020, 12:11

Published 11 июня 2020, 12:11

Modified 25 декабря 2022, 16:32

Updated 25 декабря 2022, 16:32

Дмитрий Запольский: «Ефремов спал и в момент аварии, и когда садился за руль...»

11 июня 2020, 12:11
Актер, устроивший смертельное ДТП заслуживает лечения в психиатрической клинике, долгого, возможно пожизненного, но такого наказания не существует

Аналитик Дмитрий Запольский подробно описал клиническую картину зависимости Ефремова от алкоголя и стимулирующих веществ:

«Наркотики у Ефремова при анализе не обнаружены. Хватит уже путать стимуляторы и галлюциногены с наркотиками. .. Все эти вещества не вызывают физической зависимости, но могут формировать психологическую. Некорректно говорить, что Ефремов употреблял наркотики!

Теперь о «неестественности» сочетания веществ. Увы, обычно картина выглядит именно так: алкоголик, которому требуется какую-то часть суток проводить в максимальной форме: на концертах, спектаклях или съемках, но который не может в силу образа жизни отказаться от почти ежедневного опохмела, к вечеру бывает сильно пьян. Чтобы привести себя в форму, нюхает ...

Закончены съемки или спектакль, а действие психостимулятора на фоне алкогольного опьянения - нет. Возникает мучительное ощущение «качелей»: от эйфории к слезливости, от бодрости к сонному состоянию агрессии. В этот момент одним помогает большая доза крепкого алкоголя, другим это бесполезно: «качели» возвращаются. И тогда применяют ... (название убрано редакцией). Третье по очереди вещество снижает агрессию и нестабильность настроения. В принципе день закончен, трип финишировал, нужно отдыхать. Но сна нет! Психика перевозбуждена. Человек принимает сильное снотворное. Это действует: нервная система тормозится, можно урвать несколько часов сна. Утром сознание сужено, человек ощущает усталость, раздражительность, экзистенциальную пустоту вплоть до суицидальных желаний. После приема определенной дозы алкоголя настроение сглаживается, появляется аппетит, экзистенциальная проблематика микшируется, наступает короткое просветление, но через какое-то время требуются новые дозы алкоголя. И к вечеру все повторяется.

Так может продолжаться десятилетиями. Дозы медленно растут. Пока не срабатывает социальный фактор: личность деградирует, «кривая» успеха начинает спрямляться, человек осознает, что и заработки растут не прежними темпами, и успех у публики уменьшается (а это естественно - деграданту сложно «воспроизвести» просто вчерашнее, не говоря уж о продвижении вперед). Растет экзистенциальное опустошение, подключается «психосоматика»: тело «слышит», что мозг в тупике и начинает «помогать» дальнейшей деградации - приходят болезни.

Врачи и друзья говорят: завязывай! А как тут завяжешь, если на стимуляторах построен образ жизни, да и мысли? Исход как правило неблагоприятный - ауто-дестракшн. И тут есть несколько развилок: кто-то пытается действительно уйти в завязку, принеся свой экспоненциальный успех в жертву, но сохраняет себя и свою личность в относительной целостности: меняет круг общения на «скучный», переходит к преподаванию, включается в группы самоподдержки по алгоритму «12» шагов или «анонимных алкоголиков», кто-то понимает, что не сможет удержаться и решает «сфокусировать» дозы, ведя старый привычный образ жизни, но уже в узком кругу близких...

Кто-то просто бросает всякую публичную активность и уезжает в Гоа или Таиланд, где доступ к психоактивным препаратам намного естественнее, несмотря на драконовские меры властей и там потихоньку деградирует окончательно. Кто-то действительно совершает суицид (чаще всего сначала демонстративный: выпивается «Крот» для прочистки труб, режутся вены, используется заведомо непригодная веревка) В этом случае резко сужается круг общения (говорят: «N поехал кукухой, с ним нужно осторожнее»! И в этом случае продюсеры заносят «звезду» в черный список: длительные контракты уже рискованны. Кто-то, как Наташа Пивоварова или Алексей Тихонов погибают в пьяных кокаиновых авариях, унося на тот свет несколько жертв. Ефремову не повезло - он выжил и оказался в центре внимания. У кого-то происходит полнейшая соматизация с последующим инфарктом или инсультом. И можно вспомнить Трахтенберга.

А есть ли «функциональный выход» из такого состояния без помощи врачей и психотерапевтов? Как ни странно, но случается. Человек внезапно теряет интерес к своей публичной жизни и впадает в депрессию с тяжелой ангедонией. Ему больше не хочется хотеть. Состояние тяжелейшее и долгое - от 2 до 5 лет. С хорошим дорогим профессиональным терапевтом бывают позитивные случаи: чаще всего у бизнесменов, реже - у музыкантов, актеров и художников.

Если вернуться к кейсу Ефремова, я думаю, что он спал. Не только в момент аварии, но и тогда, когда садился за руль. Так сказать «не приходя в сознание». Во всяком случае умысла на убийство невинного развозчика деликатесов у него не было.

Это трудная моральная коллизия: можно ли осудить и посадить человека, который совершил преступление в невменяемом состоянии? Ради морального блага общества необходимо. А с точки зрения честного медицинского подхода? Чем он отличается от шизофреника, убившего прохожего, который показался ему дьяволом? Тем, что у шизофреника биохимия мозга не спровоцирована приемом веществ? Тем, что его мозг отравлен случайно, а не специально?

Мне по-человечески жаль Ефремова, он не заслуживает русской тюрьмы, как и никто не заслуживает ее: это не наказание, а унижение. Он заслуживает лечения в психиатрической клинике, долгого, возможно пожизненного, но такого наказания не существует.

Может ли он стать здоровым полноценным человеком? В какой-то степени да, хотя деградация необратима. Я желаю нам всем забыть его имя. Он этого заслуживает в полной мере. И скажите мне, дорогой Васильев и Быков - а вот вы ведь знали/могли знать, предполагать, что ваш коллега сделает из вас посмешище и опозорит. Ау, вы ничего не хотите сказать? Или гонорары так высоки, что игра стоила свеч?

Мне противно. Московская тусовка деградировала ниже плинтуса...»