Posted 13 мая 2020,, 09:19

Published 13 мая 2020,, 09:19

Modified 7 марта, 15:06

Updated 7 марта, 15:06

Пока не поздно: как Россия будет очищать Арктику от радиоактивных отходов

Пока не поздно: как Россия будет очищать Арктику от радиоактивных отходов

13 мая 2020, 09:19
Наша страна всерьез озабочена экологической ситуацией на Крайнем Севере страны и готова предпринять самые серьезные шаги для решения некоторых, наиболее насущных, экологических проблем региона

В распоряжении Экологического правового центра «Белонна» оказались проекты документов, которые предусматривают конкретные мероприятия по очистке арктической зоны России от затонувших (или затопленных) радиоактивных объектов.

Виктор Кузовков

Согласно этим проектам, к 2030 году государство, силами госструктур, акционерных компаний с государственным участием и полностью частных подрядчиков планирует поднять со дна моря и захоронить 7 крупных объектов, представляющих наибольшую угрозу с точки зрения экологической безопасности.

Речь идет об АПЛ К-159, К-27, реакторных отсеках АПЛ К-11, К-19, К-140, а также об экранной сборке атомного ледокола «Ленин». Всего на дне Баренцева и Карского морей находятся 17 тысяч потенциально опасных объектов. Но именно эти 6 объектов содержат в себе 90% всех потенциально возможных радиоактивных выбросов. Обойдется эта работа, с учетом обследования, проектных изысканий и подъема, в 278 590 000 евро – довольно серьезная сумма. Но если помнить о том, что в случае разгерметизации всего объекта, АПЛ К-159, запрет на вылов рыбы в Баренцевом море может обойтись нашим рыбакам в 120 млн. евро ежемесячно, упомянутые суммы уже не выглядят расточительством.

Именно подлодка К-159 и АПЛ К-27 являются первоочередными кандидатами на подъем и утилизацию. Ситуация там действительно сложная, а возможный объем выбросов сопоставим если не с Чернобылем, то с любой другой крупной аварией на АЭС. Например, на АПЛ К-27 был установлен атомный реактор, в котором в качестве теплоносителя использовался жидкий металл. Это весьма продвинутая технология с точки зрения обеспечения боевой эффективности лодки, но с экологической точки зрения она оказалась, мягко говоря, «не очень».

На момент вывода лодки К-27 из состава флота технологий утилизации или длительного хранения таких отходов ещё не было. Поэтому лодку решили просто затопить, предварительно загерметизировав ядерную энергетическую установку фурфуролом. Однако обследование, проведенное на лодке, показало, что герметизация не очень надежна. А попадание внутрь отсека воды может запустить самоподдерживающуюся ядерную реакцию.

Подобная перспектива не может быть проигнорирована ни экологами, ни государством. Именно поэтому работа по данным двум лодкам являются абсолютно приоритетными – к этому подталкивают и масштабы возможной катастрофы, и определенная срочность, ведь обследование объектов показало их неудовлетворительное состояние.

Нужно отметить, что практика затопления ядерных отходов и объектов, их содержащих, широко использовалась в пятидесятых – восьмидесятых годах. Так, только Россией с 1959-го по 1992-й годы было затоплено 18 тысяч (!) таких объектов. В ту пору, когда технологии утилизации ядерных отходов если и существовали, то только «на бумаге», такой способ захоронения ядерных отходов казался вполне рациональным. Частично их затапливали на некотором удалении от берега и населенных мест, а частично хранили у пирсов, в специально отведенных для этого бухтах, где в девяностые годы можно было наблюдать десятки корпусов выведенных из строя АПЛ, загерметизированные вырезанные реакторные блоки и тому подобные «подарки из прошлого». Проблему хранящихся у пирсов отходов частично решили в минувшие десятилетия, в том числе, и на средства наших «потенциальных противников». А вот до ранее затопленных объектов дело доходит только сейчас…

Много в российском сегменте Арктики и других объектов, представляющих потенциальную опасность сильного ядерного загрязнения территории. За примерами далеко ходить не надо, достаточно вспомнить 569-ю береговую техническую базу Северного флота в губе Андреева и аварию, которая произошла там в 1982 году. Тогда, напомним, в Баренцево море утекло порядка 700 тысяч тонн высокорадиоактивной воды, и это одна из крупнейших аварий такого рода как в российской, так и в мировой истории.

Отчасти принятые решения по подъему радиоактивных объектов со дна Баренцева и Карского морей стали результатом международной конференции, прошедшей в Москве 13 декабря 2019 года. Задачей конференции было обсуждение проекта «NS/2013 /MC.04/13 и оценка экономической целесообразности и подготовка к реализации Плана действия по безопасному обращению/утилизации затопленных радиоактивных объектов в Северных морях». Этот проекты был разработан при финансировании Европейской Комиссии международным консорциумом с участием Института проблем безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук (ИБРАЭ РАН).

По сути, именно тогда состоялась предпроектная проработка всего перечня необходимых работ по подъему и утилизации потенциально опасных объектов. Тогда же участники форума отметили, что международное сотрудничество, направленное на очистку российского Севера от ядерных отходов, можно считать весьма успешным: модернизовано производство на судоремонтных заводах в Мурманской и Архангельской областях, инфраструктура пункта обращения с ОЯТ в Гремихе, пункт долговременного хранения реакторных отсеков и региональный центр кондиционирования и долговременного хранения РАО в Сайда-Губе. Это позволяет надеться, что и реализация новой программы пройдет успешно, и Россия сможет избавиться от мин замедленного действия, заложенных в годы «холодной войны», и резко, почти в десять раз, снизить уровень ядерной угрозы в российском секторе Арктики.

Последнее особенно актуально на фоне нарастающей экономической активности в регионе. Таяние полярных льдов предполагает значительную активизацию грузооборота по Северному морскому пути. Кроме того, доступнее станут и рыбные ресурсы региона. Весьма вероятна и разработка в Карском море и дальше на восток углеводородов, что также может привлечь и инвестиции, и довольно большое количество людей, занятых на данных проектах.

Действительно, то, что в советские времена казалось совершенно недоступным захолустьем, сейчас перестает таковым быть. Многие из упомянутых объектов затоплены в районе архипелага Новая земля, где долгие годы человеческая активность сводилась только к обеспечению функционирования ядерного полигона и метеорологических постов. Сейчас же это потенциально один их довольно оживленных транспортных путей, воспользоваться которым, на пользу всей России, могут грузоперевозчики всего мира. Но понятно, что любая крупная ядерная авария в регионе поставит крест на надеждах России с выгодой использовать открывающиеся возможности новой транспортной артерии.

Отрадно отметить, что аналогичная работа продолжается и на Дальнем Востоке, где хватает своих проблем с отработанным ядерным топливом и другими ядерными отходами. В частности, в приморской бухте Разбойник в 2014 году был построен цех очистки и покраски реакторных отсеков. За минувшие годы была проведена работа по очистке и покраске 55 реакторных отсеков выведенных из строя АПЛ. И пусть вас не вводит в заблуждение мирное слово «покраска» - в данном случае покраска является важнейшим этапом противокоррозионной защиты реакторного блока, и речь идет о действительно передовых технологиях, а не о дяде Васе с пульверизотором.

В 2019-м году делегация инспекторов из Японии, на средства которой и был построен цех, провела на объекте финальную проверку. Ими был сделан вывод о том, что средства были использованы по назначению и потрачены с высокой отдачей. А значит, дальнейшее финансирование японской стороной совместных проектов на российском Дальнем Востоке продолжится, что однозначно является положительной новостью для всех россиян.

Тем не менее, работы по очистке российского Севера и Дальнего Востока от ядерных отходов предстоит ещё много. Это и проблема береговых пунктов хранения, многие из которых морально и физически устарели, и другие затопленные объекты, пусть и менее радиоактивные, но все ещё представляющие серьёзную угрозу для судоходства и хозяйственной деятельности человека.

"