Posted 9 января 2020,, 16:58

Published 9 января 2020,, 16:58

Modified 7 марта, 15:11

Updated 7 марта, 15:11

Рустам Рахматуллин: “На прицеле у застройщика осталась усадьба Позднякова”

9 января 2020, 16:58
Дом купца Булошникова рядом с Кремлем куплен компанией, принадлежащей Мэрии Москвы. Год назад жители выразили протест против планов сделать из здания на Большой Никитской, 17 апарт-отель. Похоже, его удалось отстоять, но на прицеле у застройщика новый объект.

Рустам Рахматуллин, писатель, москвовед, культуролог, один из основателей общественного движения “Архнадзор” и журнала “Московское наследие” в беседе с “НИ” пояснил, что важно, чтобы дом Булошникова не стал предметом размена — даже если этот дом удалось отстоять, на прицеле у застройщика (и, соответственно, в опасности) новый объект:

“Главное, что необходимо отметить, — компания “Менйэстейт” становится городской и входит в собственность города. Следовательно, в руки города переходит судьба дома Булошникова. Мы надеемся, что это означает отказ от планов сноса дома и строительства на его месте девятиэтажного дома на Большой Никитской улице, в самом центре города. Так что, выразим надежду, что это означает отказ от планов г-на Маталыги, и ничего больше — даже если он останется в компании, решение должен принимать город.

И мы настаиваем на том, чтобы дом Булошникова был сохранен таким, какой он есть, чтобы были сохранены параметры застройки на этом участке — сущпол — существующее положение и чтобы на этот участок была распространена объединенная охранная зона. Потому что именно вырезка из объединенной охранной зоны, допущенная 20 лет назад ради сноса соседнего здания, позволила г-ну Маталыге отыскать этот адрес на карте и предложить некорректный проект.

Важно отметить, что судьба дома Булошникова не должна быть предметом размена с г-ном Маталыгой, учитывая сведения о принадлежности ему усадьбы Позднякова на той же улице — Большая Никитская, 26/2. Мы в Архнадзоре всегда обращали внимание на эту связь. Г-ну Маталыге какое-то время назад, видимо, был негласно вручен Никитский радиус — его интересы заканчивались на Малой Бронной улице, где была снесена усадьба Неклюдовых (ул. Малая Бронная, 15).

В случае усадьбы Позднякова речь идет о выявленном памятнике — в отличие от дома Булошникова — о статусном здании, ожидающем отнесения к реестру и известном как Наполеоновский театр. Это уникальная в мемориальном отношении усадьба 18 века.

Мы опасаемся, что при отнесении этого памятника к реестру заказчик оплатит такую историко-культурную экспертизу, научно некорректную, которая будет предполагать сокращение состава памятника и территории памятника — конечно, ради перекрытия двора и подземного строительства — т.е. всего того, против чего боролись, начиная с 2000-х годов, когда дом пытались исключить из всех списков.

Казалось бы, это разговор в сторону, но важно отметить, что здесь не должно быть связки — не может быть никакого торга, никакого размена. Если верно, что другое юридическое лицо на Большой Никитской — это те же застройщики в профиль, то необходимо очень внимательно следить за развитием событий на этой улице. Прежде всего за Наполеоновским театром по адресу Большая Никитская, 26, за прохождением историко-культурной экспертизы и отнесением этого дома к реестру.

Если же нынешние новости означают победу здравого смысла над не управляемым до сих пор застройщиком, то это можно только приветствовать. Если такова реакция правительства Москвы на защиту дома Булошникова, прошедшую очень бурно год назад, включавшую в себя: пикетирование офиса застройщика, письма деятелей культуры (в том числе из окрестных театров и учреждений), публичные слушания — опять же бурные — если такова реакция правительства Москвы, если таким образом удалось фактически вернуть в собственность города дом Булошникова и снять конфликт — это можно только приветствовать”.

"