Posted 16 декабря 2019,, 05:26

Published 16 декабря 2019,, 05:26

Modified 7 марта, 15:29

Updated 7 марта, 15:29

ЕСПЧ впервые рассмотрит жалобу российского трансгендера на запрет видеться с детьми

16 декабря 2019, 05:26
ЕСПЧ впервые принял к рассмотрению дело о родительских правах трансгендера. Жалобу подала россиянка, которая раньше по документам была мужчиной и состояла в браке, в котором родилось двое детей.
Сюжет
Суды

После развода заявительница сделала операцию по смене пола и получила новые документы, согласно которым она теперь является женщиной. Бывшая супруга гражданки запретила ей контактировать с детьми, решив, что это может нанести вред их психологическому здоровью. Российский суд позицию бывшей жены трансгендера поддержал, сообщает «Коммерсантъ».

Жалоба в ЕСПЧ гражданкой России от своего имени и от имени двоих ее несовершеннолетних детей была подана 4 сентября 2019 года и принята к рассмотрению в декабре. В ней сказано, что заявительница родилась в 1972 году «генетически и фенотипически» мужчиной. В 2009 году у него и его супруги родился сын, а в 2015 – дочь. Трансгендерный переход автор жалобы совершила в 2015 году. Согласно документам, бывшая супруга заявительницы считала, что информация о трансгендерном переходе отца может не только «нанести непоправимый вред из психическому здоровью», но и стать причиной насмешек и издевательств со стороны одноклассников и других учеников в школе. При обращении в российский суд гражданка также ссылалась на закон о запрете ЛГБТ-пропаганды.

Люблинский суд Москвы назначил судебно-психологическую, сексологическую и психологическую экспертизу совершившей трансгендерный переход гражданке и ее детям. По словам обратившейся в ЕСПЧ россиянки, экспертиза «была проведена безобразно»:

- Два дня подряд меня мурыжили типовыми тестами и пространными интервью. Причем даже не затронули несколько тем, важных для суда. В частности, не спросили, как требовалось, о моем "воспитательном стиле" — в итоговом документе на этот вопрос суда просто не было ответа.

В марте прошлого года, когда результаты экспертизы пришли в суд, эксперты института Сербского заявили, что не знакомы с российскими научными исследованиями о воспитании детей в семьях, в которых один из родителей совершил трангендерный переход. При этом они отметили, что зарубежным исследованиям, где говорится, что такая информация детям не вредит, не доверяют. Эксперты решили, что раскрытие ситуации окажет на детей негативное влияние.

Адвокат ущемленной в родительских правах стороны попросил суд о времени для подготовки рецензии на экспертизу. Сложность заключалась в нехватке специалистов, компетентных в этой узкой области, объяснила сама заявительница. Люблинский суд дал защите двое суток, выпавших на выходные. Вынося решение об ограничении родительских прав, суд подчеркнул, что не сомневается в родительских чувствах совершившей трансгендерный переход гражданки, однако не считает целесообразным ее дальнейшее общение с детьми. При этом суд добавил, что вопрос о контактах с детьми может быть пересмотрен по мере «взросления детей и изменения уровня их психологического развития».

Апелляцию рассмотрел Мосгорсуд через три месяца. За это время была подготовлена рецензия на экспертизу от психиатра, заведующего кафедрой медицинской психологии Казанского государственного медицинского университета Владимира Менделевича. По его словам, эксперты института Сербского в своей работе не прибегли к научным данным. Он уточнил, что во всей их экспертизе имеется только одна ссылка на научную работу 2012 года за авторством ученого из США Марка Регнеруса, в которой речь не идет о трансгендерных людях. В работе американского ученого говорится об однополых отношениях родителей, чьи дети вырастали менее успешными. Также Менделевич заметил, что выводы Регнеруса были подвержены критике ученого сообщества.

- Нет никаких научных оснований утверждать, что воспитание родителем-трансегндером может привести к изменению половой идентификации и сексуальной ориентации детей, - заключил Владимир Менделевич.

Мосгорсуд его рецензию к делу не приобщил, а апелляцию отклонил. Так же поступил и Верховный суд. После этого заявительница обратилась в ЕСПЧ.

Юрист Проекта правовой помощи трансгендерным людям Татьяна Глушкова заявила, что с юридической точки зрения, решение российского суда было основано на проведенной «откровенно тенденциозно» экспертизе.

- Недопустимо лишать человека возможности общаться с собственными детьми только на основании гендерной идентичности. Это является дискриминацией и вредит в первую очередь самим детям, которые лишаются возможности контактировать с одним из родителей, его воспитания, любви, эмоционального контакта с ним, - высказалась Глушкова.

По ее мнению, дети в любом случае узнают о том, что произошло в семье, и им в любом случае придется как-то воспринять эту информацию. Татьяна Глушкова отметила, что ЕСПЧ ранее не рассматривал дел с подобными обстоятельствами, его решение станет прецедентом для всех европейских стран.

Партнер коллегии адвокатов Pen&Paper Екатерина Тягай считает, что это дело «в очередной раз обнажает острую проблему непросвещенности в нашем обществе и ее повсеместное влияние на выводы и рекомендации, формулируемые специалистами в разных областях — будь то медики или юристы». Тягай выразила недоумение относительно формулировки российского суда о пересмотре дела «по мере взросления детей и изменения уровня их психического развития». По ее словам, понятие «взросление» и «изменение уровня их психического развития» очень обтекаемые. Кроме того, по мнению юриста, за ограничением родительских прав кроется большее – в законе сказано, что в случае, когда ограниченный в родительских правах родитель не изменит своего опасного для ребёнка поведения, то спустя полгода органы опеки обязаны предъявить иск о лишении его родительских прав.