Posted 20 мая 2019,, 09:43

Published 20 мая 2019,, 09:43

Modified 25 декабря 2022,, 15:33

Updated 25 декабря 2022,, 15:33

Смерть не помеха: на месте рухнувшего Бауманского рынка строят дом по реновации

Смерть не помеха: на месте рухнувшего Бауманского рынка строят дом по реновации

20 мая 2019, 09:43
На площадке, где 13 лет назад при обрушении Бауманского рынка погибли 68 человек, начато строительство дома по программе реновации.

23 февраля 2006 года среди бела дня в Москве обрушилась крыша знаменитого Бауманского рынка, погребя под собой его посетителей. С тех прошло больше 13 лет. Свято место пусто не бывает. О том, что будет стоять на этом месте, написала в ФБ блогер Мариам Файн:

«Проезжаю сегодня на трамвае по Бауманской улице, показываю внуку место, где был Бауманский рынок, рассказываю о трагедии и и вдруг с ужасом вижу, что там строит жилой дом фонд реновации! Но ведь там погибло около 100 человек (на самом деле – 68, прим. ред)! Разве можно строить дом на месте массовой гибели людей? Как люди будут жить в таком доме? На мой взгляд, всё, что там можно было сделать - это сквер и небольшую мемориальную доску с именами трагически погибших людей. Кстати, помню, что разрешения поставить такую доску за свой счёт просила азербайджанская диаспора (больше всего там погибло азербайджанцев), но им почему-то не разрешили. И вот теперь - жилой дом! По реновации! То есть людей туда переселят насильно, не спрашивая их согласия, или - как альтернатива - несогласных загонят в какую-нибудь тьму-таракань. Может быть, люди не помнят о той трагедии? - вряд ли, не так много времени прошло, 13 лет всего... Или я чего-то не понимаю, и это нормально - строить дом на месте массовой гибели людей?»

Этот пост вызвал неоднозначную реакцию у его читателей.

Во-первых, москвичи уверены, что их обманули, поскольку на этом месте власти Москвы обещали построить совсем не жилые дома.

Анна Новская пишет:

«Я выросла в этом районе, трагедию все жители района помнят и большинство в группе Басманного района были ЗА сквер и еще был проект Немецкого культурного центра, исторически там была Немецкая слобода, но «денег нет, но вы держитесь». Некоторые очень даже ЗА туда переселиться по реновации. В Басманном районе есть места для домов для реновации, но они все идут под коммерческую застройку, сами понимаете почему...»

Ей вторит и Алексей Воронцов: «До этого власти говорили что там будут всякие оздоровительные центры и прочие блага для жителей. Эти объявления о постройке домов по реновации стали полной неожиданностью...»

Но главное, что взволновало москвичей, это факт жилого строительства на этом месте. Тут мнения были совершенно полярными.

Так Анна Нестерова пишет: «Пост о том, что нельзя строить на месте гибели людей. Тогда в городе, имеющем многовековую историю, множество мест, где нельзя строить...»

Александра Имашева иронически развивает эту мысль:

«У нас и на кладбище строят, и ничего такого в этом не видят. У нас и на главной площади страны кладбище, и все вокруг веселятся. Может быть, поэтому мы и живем так, как живем...»

Мария Волкова приводит пример из собственной жизни:

«И в Москве и не в Москве полно таких мест, увы! Сама живу в доме, построенном на месте кладбища. Всехсвятского. И живущие здесь узнали об этом только тогда, когда двор раскопали, а там останки. Вроде, казалось, кладбище было за оврагом... Мне тогда лет 8 было, но ужас свой и родителей помню...»

Инга Коростылева замечает, что как раз для таких случаев существует закон:

«На этот счёт есть закон. Со времени последнего захоронения как раз лет 30 или 50 должно пройти. Все логично - в большинстве случаев уже не остаётся скорбящих. А если осталось несколько человек, могилы переносят. Я сегодня на кладбище в Европе случайно забрела. Могила, 1985 год. И уведомление от администрации кладбища, что она будет устранена, а место отдано под новое захоронение, если в течение 3 месяцев не объявится кто-то из родных. Неподалёку одна такая уничтоженная могила, расчищенная под новое захоронение. Могила имеет сакральный смысл до тех пор, пока есть люди, скорбящие о захороненном. После это просто место на земле...»

Однако Анна Новская резонно отмечает, что «кладбища - это места захоронения, а не место гибели - это разные вещи, это пытается донести автор поста. Давайте центр на Дубровке снесем и там запилим жилой дом...»

А Наталия Тарханова напоминает о еще по меньше мере одном подобном случае в Москве:

«Кто забыл, 9 сентября 1999 года был взрыв в Печатниках, погибли в доме 100 человек. Так вот, на этом месте уже давно стоят 4 башни и это не программа реновации.. Так что жилые постройки на месте массовой гибели, увы, не ново. Но к слову сказать, эти дома долго не заселялись. А те, кто приехал в Москву и не знает истории этих мест, то им все равно...».