Posted 11 сентября 2014,, 20:00

Published 11 сентября 2014,, 20:00

Modified 8 марта, 04:12

Updated 8 марта, 04:12

Армия Лёни Голубкова

11 сентября 2014, 20:00
«Новые Известия» продолжают публикацию субъективного взгляда фоторепортеров газеты на «Объективную историю» нашей страны и мира. В своем очередном фотопутешествии уже в цветное прошлое Владимир МАШАТИН вспоминает о рождении первой в России финансовой пирамиды «МММ», изменившей жизнь 15 миллионов граждан, забравшей у ни

Легенда лихих 90-х – «первая МММ» Сергея Мавроди – родилась из кооператива по продаже импортной оргтехники. Аббревиатура из трех букв «М» воспринималась россиянами очень нежно и была всегда словом женского рода. Частная компания, зарегистрированная на двух братьев Мавроди и одну неизвестную даму Мельникову, стала классической и крупнейшей в истории нашей страны финансовой пирамидой.

1 февраля 1994 года в свободную продажу поступила 991 тыс. акций АООТ «МММ» номиналом в 1 тысячу рублей. Акции разлетелись, как горячие пирожки, так как торговались по правилу «сегодня всегда дороже, чем вчера». Этот принцип, объявленный компанией, работал безупречно и повсеместно, а все граждане-акционеры достаточно быстро стали финансовыми воротилами.

Вкладчики «воротили» своими капиталами с утра до вечера в очередях многочисленных пунктов «МММ», разбросанных на каждом углу, как ныне валютные обменники. Пункты не только охотно выкупали у граждан проданные акции, но платили за них уже по новому, более высокому курсу. Стоимость ценных бумаг «МММ» устанавливалась с помощью «самокотировок» и менялась два раза в неделю. Темп роста курса акций был фантастический – 100% в месяц! У всех начиналась красивая жизнь, и остановить головокружение от успехов было уже невозможно.

Помню, красивая финансовая жизнь моей семьи началась гораздо раньше, чем у всех наших московских знакомых, по причине удобного проживания на Варшавском шоссе, в шаговой доступности от главного офиса «МММ». Мы были в числе первых тысяч вкладчиков-партнеров «МММ», удачливых первооткрывателей законов финансовых пирамид. Самой везучей оказалась моя мама-пенсионерка, которая через несколько месяцев вернулась живой и здоровой с фронтов «МММ» и с деньгами, которые «благородно» вернул Сергей Мавроди самым упертым пенсионерам. Наши с сестрой денежки так и остались зарытыми в Стране дураков.

Когда впервые в стране запахло настоящими деньгами, российское государство слегка запаниковало и запретило Мавроди дополнительно напечатать уже один миллиард(!) акций, необходимых пирамидостроителю для продолжения банкета. Сергей Пантелеевич не поперхнулся и мгновенно придумал знаменитые «мавродики» – билеты «МММ», которые формально не являлись ценными бумагами и не подпадали под действие законов. Они были просто бумагой, похожей на советские червонцы, но с портретом основателя пирамиды и всеми необходимыми степенями защиты от подделок. Цена такого билета равнялась одной сотой стоимости акции, по аналогии с рублями и копейками. Каждая новая информация о стоимости «мавродиков» и акций «МММ» появлялась на правах рекламы по вторникам и четвергам во всех центральных газетах, на радио и телеканалах, причем цены вывешивались не только текущие, но и будущие, «предполагаемые» на две недели вперед.

Реклама «МММ» стала мощным оружием в руках Сергея Мавроди и одновременно любимым «мыльным» сериалом всего населения России. Не халявщик, а партнер Леня Голубков стал героем 16 рекламных роликов, которые потрясли и покорили Россию своими простыми и незамысловатыми сюжетами. Страна гордилась Голубковым, который сумел купить жене сапоги, себе – экскаватор и домик в Париже. В рейтинге популярности 1994 года персонаж Леня Голубков стал человеком года, опередив президента Ельцина на целых десять баллов вместе с Пугачевой и Киркоровым.

Во многих интервью тех лет Мавроди честно предупреждал, что общество «пока до конца не отдает себе отчета в наших истинных масштабах и возможностях». Если будет надо, говорил Мавроди, «Верховный и народный главнокомандующий Леонид Голубков выведет армию партнеров-вкладчиков в любое время и на любую площадь, даже Красную». И армия эта будет не ополчением «коммунистических» старушек Зюганова, а боевыми отрядами крепких строевых мужиков, которым от любой власти будет что защищать: и свои накопления, и экскаваторы, и дома.

Первое серьезное столкновение с властями у «МММ» произошло в апреле 1994 года, когда к площади у дома № 26 на Варшавском шоссе подкатили автобусы-ПАЗики с закрытыми шторками. Все было как на учениях по освобождению заложников. Я увидел, как бойцы то ли ОМОНа, то ли СОБРа с автоматами наперевес, но без масок бегом пересекли пространство площади, заполненное тысячами людей, стоявших в многочасовой очереди для покупки и продажи акций «МММ». Спецназовцы распугали милицию у входа в офис, опрокинули несколько металлических турникетов и объявили о начале «плановой налоговой проверки «МММ».

На следующий день Мавроди первый раз сделал политическое заявление на правах рекламы по поводу этой демонстративной акции Кремля: «Власти не любят Леню Голубкова. А любит ли Леня Голубков эти самые власти? Об этом его никто не спрашивал. Пока». Мавроди заявил, что созовет всенародный референдум о доверии властям (тогда это было еще можно в Российской Федерации) и легко соберет за неделю миллион подписей, необходимых для этого.

К середине 1994 года стоимость акций, билетов, ваучеров и сертификатов акций «МММ» непрерывно и стремительно возрастала. Дела компании резко шли в гору: в июле цены за акцию увеличились в 127 раз, а число «партнеров» превысило 15 миллионов человек! Финансовый оборот АООТ «МММ» составил треть бюджета Российской Федерации! «МММ» была повсюду и, как говорится, в рекламе уже не нуждалась. Успех «МММ» был настолько очевиден и грандиозен, что толкал людей на продажу единственных квартир и снятие последних денег со своих сберкнижек для покупки акций финансовой пирамиды. В стране уже начали «сыпаться» некоторые коммерческие банки, в которых происходил колоссальный отток денежных средств с депозитов граждан.

Когда размах предприятия превысил все мыслимые и немыслимые ожидания, а заявления Мавроди-Голубкова «не позволю грабить страну» раздавались на правах рекламы все чаще и чаще, правительство забеспокоилось и пригласило Сергея Пантелеевича 3 августа 1994 года в Белый дом «на разговор». Министры обороны и иностранных дел Павел Грачев и Андрей Козырев личным присутствием на этом расширенном заседании правительства РФ, посвященном специально «вопросу «МММ», подчеркивали нежелание государства мириться со столь громадной и неконтролируемой экономической структурой.

Ни Сергей Мавроди, ни Леня Голубков в Белый дом на расправу не явились, поэтому на следующий день бравый спецназ в прямом эфире арестовал отца-основателя «МММ» в домашней обстановке на Комсомольском проспекте.

Российский народ восстал сразу после телеэфира, так как Мавроди отказался руководить «МММ» из тюрьмы и прекратил все выплаты партнерам, вкладчикам и акционерам компании. Почему-то история краха «МММ» 1994 года и всенародной борьбы за освобождение из тюрьмы Сергея Мавроди упоминает только дату 19 августа, когда возмущенный народ пришел к Белому дому и потребовал выпустить на свободу Сергея Пантелеевича. На самом деле народная армия Лени Голубкова начала сражаться уже в день ареста Мавроди, пытаясь захватить главный дом «МММ» на Варшавке и отбить у спецназа деньги вкладчиков. Но омоновцы оказались проворнее, и сотни разъяренных акционеров, как повествует легенда, не смогли остановить 17 КамАЗов с деньгами «партнеров», отъехавших в неизвестность с заднего двора офиса.

Первые пикеты у Белого дома появились 8 августа 1994 года в виде нескольких десятков бабушек и суровых мускулистых мужиков, совсем не похожих на Леню Голубкова. Эти пикеты день ото дня становились все многочисленнее и мускулистее: мужчин становилось больше, бабушек заменяли злые и крепкие тетки из Мытищ – подмосковного городка, от которого Сергей Пантелеевич направился в депутаты Государственной думы. Не раз партнеры и вкладчики «МММ» выходили бороться за свободу Мавроди к Верховному суду на Ильинке, перекрывали 11 августа улицу Петровку у здания ГУВД Москвы в день рождения своего кумира и десять дней подряд собирались для голосования у офиса на Варшавке.

Особенно запомнился день19 августа, когда московский ОМОН жестоко разогнал акционеров «МММ» на улице Красная Пресня. Армия Лени Голубкова была неожиданно изгнана с территории Белого дома силовиками, была изрядно бита и преследовалась бегом до самого метро «Улица 1905 года». От «эмэмэмовских» старушек летели только пух и перья. Я тогда впервые увидел, как разозленные омоновцы били халявщиков – бабушек и дедушек – резиновыми дубинками. В милицейские автобусы волокли только крепких мужиков и молодежь. Журналистов арестовывали всех подряд, отбирали и засвечивали пленки, ломали аппаратуру! Меня и мою фотосъемку спасла заблаговременная договоренность с комиссаром московского ОМОНа Виталием Кийко о том, что ни один мой кадр избиения акционеров «МММ» не попадет в российскую прессу. Обещание я выполнил и нарушу его только сейчас, спустя 20 лет, ввиду истечения срока давности.

Кстати, был еще и ночной поход акционеров «МММ» на Кремль 10 августа 1994 года. Зрелище было необыкновенное, когда на закате дня тысячи людей с плакатами «Свободу Сергею Мавроди» неожиданно заполнили Красную площадь и Васильевский спуск. После своего ареста Мавроди не раз говорил, что мог из тюрьмы «бросить толпы на Кремль и развязать гражданскую войну». Но «не захотел покупать свободу ценой крови 15 миллионов вкладчиков! Плюс у всех были семьи, родственники, друзья. Да это же фактически полстраны! Власти не ведали, что творили. Они играли с огнем».

Тюремная затея Мавроди с депутатством блестяще осуществилась. 14 октября 1994 года освобожденный финансист в виде кандидата в депутаты Госдумы первого созыва предстал на небольшой пресс-конференции в Доме журналиста. Ответ будущего политика про планы на будущее запомнился всем: «Моя сверхзадача – это 1996 год. Я – президент. Потому что у меня будет 30–40 миллионов моих акционеров. Это будет вся страна. Вся страна будет акционерами. Всем станет интересно».

"