Рус
Eng
Всеволод Луховицкий: «Ни один министр не примирит родителей и учителей»
Интервью

Всеволод Луховицкий: «Ни один министр не примирит родителей и учителей»

25 июня 2018, 19:37
Они очень часто не понимают друг друга и не осознают общности своих интересов

Государство уже много лет реформирует системы образования, а конца этим реформам не видно. В результате нервничают все участники этого процесса: и учителя, и ученики, и их родители. Свое мнение по этому поводу в интервью корреспонденту «Новых Известий» Марине Балуевой высказал учитель русского языка и права московской школы «Интеллектуал», сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Всеволод Луховицкий.

- Всеволод Владимирович, за последние годы школьная система в нашей стране претерпела множество попыток кардинального реформирования. Эти попытки, судя по всему, будут продолжаться. Например, сейчас в СМИ появляются сообщения о грядущей отмене классно-урочной системы. А каково ваше отношение к отмене классно-урочной системы?

- Такое же, как и к любой педагогической идее. Я не могу заранее сказать, что это универсально хорошо, не могу сказать, что это универсально плохо. Все зависит от конкретных обстоятельств. Есть школы, где это не нужно. И, наоборот, возможны ситуации, когда обучение в разновозрастных группах целесообразно. Главное, о чем следует помнить, что, как и любая другая концепция, она не должна быть внедрена насильно. Если нам завтра объявят, что каждую школу нужно преобразовать, ну, например, в школу-парк, это будет ужасно

- Не исключено, что нам так скажут, почему бы и нет?

- Вряд ли нужна такая унификация. По своему опыту я хорошо знаю, как работают разновозрастные группы. Много лет работал в коммунарском движении, это было замечательно. Сейчас у меня в спецкурсах занимаются одновременно ребята с 8 по 11 класс. Но я не решился бы отменить классно-урочную систему по всей стране. Кроме того, классно-урочная система организационно связана с массовой общеобразовательной школой, с ЕГЭ, с вузовской системой и многими другими формальными вещами в структуре нашего образования.

- Какова на ваш взгляд роль учителя в качественном образовании и насколько эта роль соответствует тому отношению к учителю, которое реально существует сегодня в обществе и государстве?

- О чем бы мы ни говорили: о классно-урочной ли системе или, наоборот, о разновозрастных группах, проблемных лабораториях, экспедициях,, театральных коллективах или иных детских объединениях, - что бы это ни было, там всегда должен быть взрослый. Невозможно представить себе, что учитель должен «создать проблемную ситуацию», а дальше сложить ручки и ничего не делать. Учитель был и остается центральной фигурой. Детям нужен именно взрослый. Даже студентам он нужен, хотя и в меньшей степени, чем детям. Взрослый, который будет вести их к цели самыми разными способами. Способы – не главное, главное – цель. Если поставлена цель - воспитание и образование, то какая разница, какими способами это достигнуто. Нельзя сказать: это неправильно - читать лекции или делать что-то еще. Потому что если лекция интересна, она будит мысль, захватывает...

- Мотивирует, как теперь принято говорить

-Верно, если она мотивирует, то почему нельзя? Самое страшное будет, если победит тенденция любыми способами обойтись без личности учителя. А к тому все и идет. Проект московская электронная школа – характерный пример. В Общественной палате недавно было обсуждение возможности повсеместного внедрения электронной школы, в резолюции предложено объявить мораторий, но всего на один год. И это не приказ, а всего лишь рекомендации, к ним могут и не прислушаться.

- В приказном порядке всем без исключения перейти на цифровые носители?

- Использование планшетов, безусловно, разнообразит обучение, но без учителя все равно ничего не получится. Если детей посадят перед мониторами и дадут им хоть самого прекрасного преподавателя издалека, это никогда не заменит человека рядом с ребенком, не обеспечит живой пример и живое взаимодействие.

- Скажите, пожалуйста, вот есть «Школа самоопределения Тубельского» в Москве. Казалось бы, концепция этой школы полностью соответствует принятому ныне федеральному государственному образовательному стандарту: здесь и партнерские отношения учителя и ученика, «субъектно-субъектные, как принято говорить, и саморазвитие личности, ну буквально все словно взято из ФГОС. И, тем не менее, не только опыт этот не распространяется, но и отношения с руководством образования, мягко говоря, не складываются.

- Здесь мы имеем дело с чудовищным противоречием. С одной стороны ФГОС, который красиво говорит...

- Простите, что перебиваю, ФГОСы написаны на удивление косноязычно, это практически единодушная оценка учительского сообщества.

- Хорошо, выразимся иначе. ФГОС предписывает нам делать всякие прекрасные вещи. Но эти требования не имеют никакого отношения к реальности. Потому что оценка школ производится по результатам ЕГЭ и олимпиад. Вот сегодня мне пришла радостная весть: среди моих выпускников два стобалльника по русскому языку. Я, конечно, очень рад за них персонально. Но, на мой взгляд, это ни о чем не говорит: эти ребята далеко не самые знающие из моих учеников.

- То есть формат ЕГЭ не позволяет пока определить самых лучших. Да вы, насколько я знаю, и не натаскиваете учеников на ЕГЭ специально.

- Да, у нас просто идут уроки, обучение, после которого ЕГЭ сдавать не так уж трудно. Конечно, в оценках здесь большой элемент случайности и приблизительности, поэтому, повторюсь, были ребята, которые знают лучше, но баллов получили меньше. С другой стороны, возвращаясь к стобалльникам, и моей заслуги полностью в этом нет, ребята, возможно, занимались с репетиторами или на курсах. А оценивать и школу, и меня будут по этим результатам. Сегодня пришла премия за победителей на Всероссийской олимпиаде. Опять же, все очень спорно: почему надо премировать именно этих учителей? Почему не тех, кто работает со «сложными» детьми?

А школа Тубельского не заточена на победы в олимпиадах. На этом примере очень хорошо виден парадокс: риторика ФГОС выступает за всякие красивые вещи - взаимное уважение, творческая обстановка и все такое. Однако школу оценивают не по этим показателям. Сейчас коллектив школы пытается что-то сделать, чтобы соответствовать реальным требованиям стандартизации.

-Чтобы школа выжила?

- Не просто выжила, но и сохранила традиции, педагогическую концепцию.

- Вы преподаватель права и лидер независимого профсоюза. Как, на ваш взгляд, соотносятся права учителей и качество образования?

- Качество образования определяется многими факторами, в том числе и учителем. Хотя и это относительно. У самого прекрасного учителя могут быть неудачи. Если бы кто-то взялся оценивать школу на протяжении нескольких десятилетий, отслеживая судьбу выпускников, тогда можно было бы оценить школу более или менее адекватно. Но я не помню, чтобы проводились такие исследования.

Нет сомнения, человек уважаемый и хорошо защищенный будет учить лучше. Не потому что такой человек умнее или опытнее, а потому, что детям полезно общение с человеком, который работает с удовольствием, гордится своей профессией, говорит, что считает нужным, поступает в соответствии со своей совестью. Это хороший, вдохновляющий пример. Пример человека защищенного – это и есть настоящее гражданское воспитание.

Учителей в России больше миллиона. Почему вопрос ставится только так: что они должны детям? А себе они разве ничего не должны? Разве не должны они себя защищать, не давать в обиду? Если несколько сотен тысяч человек смогут отстоять свои трудовые права и академические свободы, это не может не оказать влияния и на все общество.

- Банальный вопрос: что бы вы сделали, если бы вы стали министром?

- Министр только регулирует идущие процессы, но не определяет их. Так же, как, к примеру, и министр финансов. Дело в другом. Чего не сможет ни один министр, так это привести к договоренности родителей и учителей. Эти две группы часто не понимают друг друга: не хотят, или не могут, или не осознают своих интересов, или есть какие-то иные причины, - не важно. Ничто не может отменить необходимости совместного обсуждения школьных проблем. Для этого необходимо избавиться от многих стереотипов. Родители часто считают, что вот, эти учителя, они, во-первых, все взяточники, во-вторых, насильники, да еще и неучи. Учителя думают в ответ вот, эти родители к детям безразличны, необразованны, дома пьют, да еще и бьют детей. Необходимо избавиться от предвзятости и перейти к сотрудничеству. Если эти две группы участников образовательного процесса объединятся, посмотрят иначе друг на друга, это будет великая сила.

Из досье «Новых Известией»

- Проект «Цифровая школа» предложен премьер-министром Д.А.Медведевым в декабре 2017.Направлен на формирование у школьников навыков в цифровом мире. Потребует масштабного переоснащения школ и переподготовки учителей. Но начинать, по мнению министра О.Васильевой, можно уже сейчас.

- Школа самоопределения имени А.Н. Тубельского – государственное инновационное общеобразовательное учреждение в Москве, известное своим воспитательными традициями, направленными на развитие личности.

- Школа «Интеллектуал» - общеобразовательная школа для одаренных детей с углубленным изучение различных предметов: психология, математика, история искусства, физика, социология, филология, китайский язык и другие. Двенадцатое место в рейтинге «Лучшие школы России 2017».

- МПРО «Учитель» создан 16 января 2011 года. Входит в состав Конфедерации Труда России. Второй по численности учительский профсоюз в стране.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter