Рус
Eng

Эколог Андрей Лалетин: "В Сибири уже пора заповедники делать, а не ЦБК строить"

Эколог Андрей Лалетин: "В Сибири уже пора заповедники делать, а не ЦБК строить"

Эколог Андрей Лалетин: "В Сибири уже пора заповедники делать, а не ЦБК строить"
Интервью

24 декабря 2020, 11:27
Фото: liveinternet.ru
Леса Красноярского края
Пожары и тотальные вырубки в Приангарье нанесли невосполнимый ущерб тайге. Если сейчас разрешить строительство целлюлозно-бумажных комбинатов, под угрозой вырубки окажутся реликтовые леса, которые в Европе сохранились только здесь. Здесь надо не целлюлозу производить, а заповедники делать, говорят экологи.

"Новые известия" поговорили об уникальных лесах на Енисее и Ангаре и опасности, нависшей над ними, с экологом, кандидатом биологических наук Андреем Лалетиным, сопредседателем Российского социально-экологического союза.

- Нужны Красноярскому краю ЦБК?

- Я считаю, что не нужны. У нас недостаточно сырьевой базы. Там, в районе Лесосибирска, уже очень сильно вырублены леса, а ЦБК нужно строить так, чтобы сырьевая база была на много-много лет вперёд. Кроме того, планируется постройка второго ЦБК на Ангаре. Объявили о том, что в Красноярском крае будет два комбината. Это вообще никуда не годится.

- Вы оценивали возможный ущерб?

- Инвесторы есть и в Лесосибирске, и на Ангаре. Я считаю, что рубки будут проводиться в первичных лесах, которые необходимо заповедовать. Это богатство, которым Россия ещё пока владеет. Таких лесов в Европе не осталось совсем, а у нас остались на севере Красноярского края, на севере Иркутской области, в Якутии. Это уникальные старовозрастные леса, никогда ранее не вырубавшиеся. Эти леса необходимо ставить под охрану, организовывать заповедники или национальные парки. Это мнение многих учёных, не только моё. Я сам раньше работал в институте Леса, преподавал экологию в технологическом университете, в Красноярском государственном университете. Я уверен, что эти леса необходимо оберегать и ни в коем случае не рубить.

- Если лесам присваивать статус заповедника или национального парка, как тогда смогут работать ЦБК?

- А для ЦБК необходимы другие технологии – под берёзу и осину. Сейчас у нас очень много вторичных лесов на месте старовозрастных лесов. После рубок и пожаров, которые уничтожили у нас очень много лесов. Надо посчитать сырьевую базу, надо посчитать плечо вывозки, потому что будет невыгодно. Мне кажется, что этот комбинат планируется для того, чтобы была возможность под утверждённый проект получить кредиты. У нас за последние годы в России не было построено ни одного нового ЦБК. Оно, конечно, к лучшему. Воруют, но леса не страдают. А если они начнут строительство, начнут рубки? Вот что происходило в последние годы: сначала пришла компания «Aнгара-Пейпа». Она очень много вырубила, очень много недоплатила налогов нашему краю, и поэтому её пришлось попросить. Она разорилась.Потом на эти же леса, на эту же сырьевую базу пришла компания «Сиблес». Она платила налоги, вела рубки и тоже планировала построить ЦБК.

- Когда планируются рубки, закладываются ли в контракт обязательная восстановительные посадки?

- У нас восстановительные посадки в Сибири в хвойных лесах не работают. Сколько не сажали ель и кедр, они не выживают. Они или сгорают, или не выдерживают конкуренцию с травой, берёзой, осиной. Всё, что высаживается, всё погибает. Это деньги уходят впустую. Даже, если они запланируют высадку лесных культур, даже, если высадят регулярно – до леса они никогда не дорастают, никогда не выживают.

- Какой Вы видите выход из ситуации? Регион должен развиваться, но и леса необходимо сохранить.

- Старовозрастные леса надо оставить. А те, которые уже вырубались, там вырастают берёзовые и осиновые леса. В них постепенно поднимаются хвойный подрост. У нас хвойные леса идут через смену пород. В районе Лесосибирска – тайга. А эти таёжные леса – пихта (она вообще не восстанавливается культурами), кедр и ель могут восстановиться. Но необходимо постоянно, каждый год проводить прополку, прореживание, прочистки. А у нас денег на это нет, культуры ухода тоже нет. Поэтому их высаживают и забрасывают. Они гибнут. Потом на этих же площадях снова, и снова подсаживают. Выполняют план по посадке. Очередная «попилка» денег.

- Как в развитых странах совмещают экономические и экологические интересы?

- Если в таких лесах планировать рубки, они должны быть постепенными. Для ЦБК вырубается всё подчистую. От сплошных вырубок в этих лесах надо отказываться, а вести постепенные рубки. Вырубили 10%, потом, через десять лет, следующие 10%. Таким образом за сто лет мы возьмём все сто процентов, но нисколечко не повредим лес. Кстати, когда идёт сплошная вырубка, никто не вспоминает о животных, птицах, насекомых… В таких лесах, если провести рубку и высадить замещающие культуры, там поселяются насекомые-вредители. Нарушать структуру сплошными рубками очень нежелательно. В Скандинавии, в Канаде делают постепенные рубки. У нас такой культуры нет. У нас получили билет – и всё сплошной рубкой. Шахматной сеткой вырубают всё. И почва выветривается.

- Чем чревата тотальная вырубка леса?

- На Севере есть сезонная мерзлота и вечная мерзлота. А если мерзлота оттаивает, то из неё выходит метан, который в 30 раз более агрессивный парниковый газ, чем углекислый газ. Это тоже способствует изменениям климата. Если в тропиках за эти годы температура изменилась на десятую долю градуса, то у нас на Севере на 2 – 3 градуса за последние сто лет. Это очень сильное потепление и ускорение глобального климатического изменения. Не надо строить ЦБК ни в Лесосибирске, ни в Богучанах. Даже без отдельно проведённой экспертизы, ситуация складывается очевидная. Понятно, что те, кто заплатят, получат экологическую экспертизу, разрешающую строительство. Они получат положительное заключение, если заплатят тем, кто будет проводить исследования. С двухтысячного года идёт постоянное ослабление экологического законодательства. Чтобы всё поскорее забрать – золото, нефть, древесину и получить прибыль.

- Как относится население? Возможны ли протесты как в Шиесе?

- Населению будут рассказывать о новых рабочих местах, о безопасности производства для окружающей среды. У нас депрессивные районы. Закрылись многие предприятия. Сейчас банкротят комбинат в Лесосибирске. Ещё лет десять назад там очень хорошо работали три комбината. Но потом ЛДК-1 закрыли, сейчас Новоенисейский комбинат закрывают, банкротят. А они выпускали продукцию, которую продавали за границу. Это были ДВП, ДСП, щиты. Глубокая лесопереработка. Идут войны между олигархами, перераспределение собственности. Говорят, что москвичи хотят по дешёвке купить Новоенисейский комбинат. А он очень перспективный, с современными технологиями и налаженными рынками сбыта за границей. Но все прибыльные производства у нас подбирают другие собственники. Кстати, эти комбинаты – основные конкуренты ЦБК в смысле сырья, древесины- то больше не будет! И так вывозят сейчас за 200 км. А если ещё ЦБК строить начнут… уже всё порублено и сгорело.Это же даже собственникам не выгодно! Они построят, но сырья доступного хватит максимум на 10 лет! В случае, если за эти годы не случится пожаров. А то и на этот срок не хватит. Если мы сохраним леса, к нам поедут туристы со всего мира, чтобы посмотреть, что такое настоящая сибирская тайга, как это сделали канадцы.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter