Рус
Eng
Бизнес-омбудсмен Москвы Татьяна Минеева: куда бежать, если у вас проверка
Интервью

Бизнес-омбудсмен Москвы Татьяна Минеева: куда бежать, если у вас проверка

23 апреля 2019, 16:55
В феврале 2019 года Указом Мэра Москвы Татьяна Минеева назначена Уполномоченным по защите прав предпринимателей в Москве. На Ялтинском международном экономическом форуме- 2019  Минеева рассказала «Новым Известиям» о круге своих обязанностей и возможностей.

Татьяна Минеева – экономист по образованию, выпускница Астраханского государственного технического университета. Работала в правительстве Астраханской области, в Агентстве стратегических инициатив, Клубе лидеров по продвижению инициатив бизнеса. С 2013 года Татьяна является вице-президентом Общероссийской общественной организации «Деловая Россия». Более пяти лет она возглавляла общественный проект «Как дружить с государством», который помогал начинающим предпринимателям грамотно выстраивать отношения с госструктурами, получать от них помощь и поддержку в развитии бизнеса.

- Татьяна Вадимовна, начнём с горячей темы, которую активно обсуждают в прессе и соцсетях: насколько конфликт между сетью кафе «АндерСон» и Роспотребнадзором отражает проблемы предпринимателей столицы в их взаимоотношениях с контрольно-надзорными органами?

- Ситуация показывает, что любая компания может стать жертвой предвзятости или намеренно жёсткого контроля. Нормы КНД настолько запутаны, противоречивы и местами неисполнимы в современных условиях, что органы надзора могут на вполне законных основаниях буквально уничтожить любого предпринимателя.

Проверки – стабильно в топе проблем столичных предпринимателей. И тут Москва, увы, ничем не отличается от других регионов. Число проверок за последние годы выросло в полтора раза. Пока борьба с ними не привела к заметным результатам.

Органы надзора и контроля – как мифическая гидра. На месте одного отмененного правила вырастают два новых. Всё вместе это огромный свод законов и подзаконных актов - распоряжений, постановлений, ведомственных писем и т.д. общим число более 20 тысяч требований к предпринимателям.

Сейчас проблема приобрела такой размах, что вышла на уровень первого лица государства. Задачи, обозначенные Президентом в сфере КНД, предельно ясны. Посмотрим на исполнение.

- Какие органы контрольно-надзорной деятельности чаще всего фигурируют в обращениях предпринимателей?

- Половина обращений – споры с Федеральной налоговой службой (ФНС). В тройку лидеров входят Роспотребнадзор и трудовые инспекции.

Системно предприниматели отмечают сложность администрирования (20%), избыточные требования (18%), избирательность применения механизмов контроля (17%).

- Какие инструменты может задействовать бизнес-омбудсмен столицы для решения этих проблем?

- В России более 50 видов надзора. Ни один человек не в состоянии разбираться во всех. В том числе и я. Поэтому при Институте бизнес-омбудсмена созданы Институт юристов pro bono и Палата общественных уполномоченных.

Юристы pro bono оказывают безвозмездную юридическую экспертизу обращений предпринимателей с уклоном в уголовное право. Всё же половина обращений ко мне касаются уголовного преследования. Общественные уполномоченные занимаются тем же с уклоном в административное право. Обе институции задействованы для решения системных проблем.

На данный момент число юристов pro bono – 35 человек, общественных уполномоченных – 24 человека. Планируется довести эти цифры до 50 и 40 соответственно. Таким образом, все виды контроля будут закрыты, и по каждому из них предприниматели смогут получить квалифицированную юридическую помощь и экспертную оценку.

Эта общественная инфраструктура наравне с закреплённым в законе правом истребовать информацию по существу дела с территориальных органов ФОИВ – мои главные инструменты.

Интервью Анне Ворониной

- Какие последние запросы вы отправляли в ФОИВ?

- Если не брать запросы в интересах конкретных заявителей, то мной было направлено два системных запроса.

Один - в Главное управление МВД и Главное следственное управление СК по городу Москве с просьбой предоставить статистические данные: сколько на данный момент возбуждено уголовных дел в Москве по ст. 210 УК РФ в связке со статьями экономической главы УК РФ.

Недавно я посетила женщин, который находятся по экономическим статьям в Следственном изоляторе №6 г. Москвы. Удивительно, но большинство из поступивших ко мне заявлений было не от предпринимателей, а от их сотрудников – бухгалтеров, директоров, даже от сотрудников отдела продаж. Все они обвиняются как соучастники для того, чтобы следствие могло инкриминировать главному обвиняемому «группу лиц» или даже ст. 210, что существенно удлиняет срок его пребывания под стражей во время следствия и утяжеляет само обвинение. Поэтому любой сотрудник компании может попасть за решётку неожиданно для себя. По сути, следователям от них не нужно даже показаний. Их не посещают в СИЗО месяцами. Эту практику нужно прекращать. Получив статистику, мы попросим прокуратуру провести проверку обоснованности возбуждения уголовных дел по 210 статье в отношении предпринимателей.

- А второй запрос о чем?

- Второй - в Росфинмониторинг с просьбой предоставить статистику за 2018 год и первые три месяца 2019 года о блокировке счетов физических лиц при исполнении ФЗ №115 «О противодействии отмыванию денег и борьбе с терроризмом». Цель – выявить ситуацию с блокировкой счетов самозанятых. Сообщения об этом начали появляться в начале марта. Если по статистике будет резкий скачок таких блокировок среди физлиц – значит проблема есть. Тут очень хотелось бы ошибиться. Ведь самозанятые – важнейший социально-экономический эксперимент по легализации теневого сектора экономики. Если всё же проблема есть, будем ставить вопрос о её системном решении.

- Если говорить о проверках, то какие системные подходы вы видите к решению проблемы?

- Во-первых, я полностью поддерживаю предложение федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова законодательно запретить контролерам возбуждать административные дела против бизнеса по итогам специальных или срочных проверок, а также административных расследований, которые проводятся без участия прокуратуры.

Во-вторых, нужно при создании нового свода КНД ориентироваться на клиентоориентированный подход. И клиентами должны быть не только потребители, но и бизнес. Проверяющие должны помогать ему устранять нарушения, а не ставить целью выполнить показатели по штрафам.

Поэтому я бы добавила прямой запрет на вынесение штрафных санкций в случае первого нарушения. Если не создаётся угрозы жизни и здоровью людей (а таких нарушений объективно немного), то достаточно выносить предписание об устранении.

Параллельно нужно обучать предпринимателей работать с органами КНД. Особенно это востребовано молодыми предпринимателями, которые только открывают свое дело.

- Если вернутся к ситуации с «АндерСон», то какие шаги вами предприняты? Как оцениваете ситуацию на данный момент.

- Обращение от «АндерСон» передано мной на независимую экспертизу Общественному уполномоченному по государственно-частному партнёрству, адвокату Денису Гудкову. Пока он рассматривает документы сторон. Поэтому выводы озвучить ещё не могу.

Как ни парадоксально, мы не можем исключать формальной юридической правоты московского Роспотребнадзора. Но это всё же повод подробно обсудить нормы Санэпиднадзора и его взаимоотношения с предпринимателями.

Сейчас общественные уполномоченные также рассматривают новые правила САНПиН, которые представило федеральное ведомство. Первые отзывы: убрали самые одиозные нормы (например, обязательное мытьё посуды ветошью), но до совершенства им ещё далеко.

Интервью взяла Анна Воронина

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter