Рус
Eng
Михаил Беляев – о санкциях: «Уступать давлению США ни в коем случае нельзя»
Интервью

Михаил Беляев – о санкциях: «Уступать давлению США ни в коем случае нельзя»

15 октября 2019, 14:51
Уступить давлению США означает для России сдать свои насущные интересы, а она их сдавать не собираемся, поскольку в таком случае потеряет намного больше

Ни для кого не секрет, что санкции, введенные западными странами против России, оказались достаточно действенным инструментом экономического давления. Так или иначе они повлияли на все отрасли народного хозяйства. О том, насколько реально добиться их смягчения или полной отмены, рассказал в интервью журналисту Тимуру Ахметову старший эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ) МИХАИЛ БЕЛЯЕВ.

- На Ваш взгляд, насколько успешно правительство США использует дипломатию принуждения против нашего государства и различных секторов отечественной экономики, влиятельных чиновников и бизнесменов?

- Санкции действуют более 5 лет по разным направлениям и захватывая разные сектора и постоянно изобретаются новые, расходясь как концентрические окружности и охватывая новые области. Выглядят сейчас они следующим образом: есть санкции направленные против определенной группы товаров, против компаний, которые США сочли причастными к принятию решений по Крыму, по отношению к людям, которых сочли близкими к власти, которая проводит политику, не укладывающуюся в логику США. Финансовая сфера считается наиболее слабым звеном. Именно здесь США оказали наиболее сильное влияние. Тем не менее санкции своей цели не достигли. Они затронули нефтегазовую сферу. По сжиженному газу, по буровому оборудованию, оборудованию для добычи и разведки нефти и бурения. Однако, где-то сыграли и нам в плюс. Главным образом в аграрном секторе, где мы ввели контрсанкции и занялись импортозамещением. Оказалось, что у нас есть сильные сектора экономики: сельское хозяйство, ВПК, нефтедобыча и транспортировка нефти и газа, аэрокосмос и в этих секторах существует прочная производственная и научная база. Мы находим силы на новые военные разработки, все время выходят новые поколения вооружений. Влиятельные чиновники, которых США подвергли санкциям, оказались на практике не затронуты. Единственно, где США смогли их задеть, это не дать визы для поездок, но всегда можно заменить этих людей. Кроме того есть международное признанные чиновники против которых невозможно ввести санкции.

Вообще же применение стратегии санкций выдохлось, потому что оно не достигло своих результатов. Однако США все равно пытаются удерживать нас на тех позициях, которые им удобны.

- Стоит ли нам привлекать и задействовать другие страны для снятия санкций и как лучше это сделать?

- Поскольку санкции - это задумка и инициатива США и они привыкли решать все самостоятельно, ни Франция, ни Германия не смогут ничего сделать и помочь. Великобритания не будет за нас заступаться, она генетически связана с США и действует в их фарватере. Китай тоже не сможет ничего сделать, поскольку прагматичен и соблюдает свой интерес.

- Какие дипломатические стратегии использовало Российское правительство, чтобы эффективно противостоять давлению США и ЕС? И какие дипломатические стратегии следует использовать нашему правительству для противодействия нашим противникам? Кстати, председатель Совета Федераций Валентина Матвиенко предлагала «зеркальную стратегию»-ответ санкцией на санкцию. Как Вы считаете, принесет ли плоды такая стратегия?

- В политике необязательно отвечать санкцией на санкцию. Есть такой прием в дипломатии: вы выслали нашего дипломата, и мы вышлем вашего. Не всегда годится этот прием. Нужно смотреть где он срабатывает, а где нет. Мы должны думать о последствиях. Главное - проявлять сдержанность. Иначе можно оказаться в мировой изоляции и потерять почву в отстаивании своей основной позиции. Если мы отказываемся от стратегии «зеркальных мер», то выберем стратегию ровного и последовательного отстаивания своих интересов по всем направлениям и по всем каналам каким только можно. Это подразумевает использование международной трибуны в ЕС и в ООН. Есть двусторонние отношения с теми странами, которые нужно включать в сферу своих интересов через экономические и дипломатические каналы. Например, Африку, где можно поймать свои экономические интересы. Это более продуктивная стратегия, чем ответ санкцией на санкцию.

- Почему переговоры Лавров - Керри в Париже, Лондоне и Риме не увенчались успехом, и не удалось урегулировать политический конфликт между Россией и США относительно Украины?

- Потому что корни этого конфликта лежат вовсе не в вопросе Украины, а в глубинных разногласиях между США и Россией. Что Россия может урегулировать в отношении Украины? Что мы должны сдать США по Украине? Отдать Крым, разместить американские военные базы. Мы на это не можем пойти. Не для того мы шли на такие экстраординарные меры, чтобы от всего этого отказываться. Тем более что РФ вложила в Крым много денег и получила легитимную поддержку населения Крыма. Кроме того, Крым с давних пор законная территория России, которая лишь на время была присоединена к Украине.

- Баланс сил в переговорном процессе и в урегулировании конфликта в пользу США, тем не менее, некоторые страны Европы колеблются. Может ли правительство РФ изменить этот баланс в свою пользу. Отдельные попытки в этом направлении делаются путем прямых телефонных переговоров Путин - Кэмерон, Путин - Джонсон, Путин - Меркель. Как Вы считаете, достаточно ли они эффективны для изменения?

- Путин – Кэмерон и Джонсон это одна история. Это история российско-английских отношений. Великобритания стоит на пороге выхода из ЕС и, возможно, отдрейфует к США. Европа геополитически тяготеет к России. Несмотря на большое влияние США, европейское руководство понимает, что у нас общие хозяйственные связи, территория и экономический интерес. Китай не скрывает, что его девиз «один пояс, один путь». Европа понимает, что из России и Китая придут инвестиции и товарные потоки. В диалоге Путин - Джонсон нам нечего искать ослабления, а вот диалог Путин - Меркель – это другая история. У нас с Германией самые тесные экономические отношения. Меркель - это Европа, это евразийский интерес, она представляет германскую экономику, которая сама страдает от санкций. С Германией может получиться плодотворный диалог, но не по линии снятия санкций, а по поиску своей экономической ниши, которая позволит европейцам или избавиться от санкций, или использовать их по минимуму. Работать в направлении взаимодействия с Европой перспективно, потому что промышленники и фермеры Европы страдают от санкций, а крупный и средний бизнес там теряет деньги. В Европе мы работаем и получим результат. К примеру, по Северному потоку-2 мы добились того, что желали: все северные европейские страны завязаны в этом проекте.

- Что может предложить правительство РФ правительству США, странам ЕС и правительству Украины для решения политического конфликта?

- Что касается США, то разговор с ними не принесет особого результата, потому что они преследуют свою цель. Мы можем предложить США сотрудничество в аэрокосмической области. У нас есть корабли доставки и мы можем предложить США сотрудничество в этом направлении. Это точка, где мы можем начинать разговаривать с США и договариваться. Это и политический, и экономический момент.

Другой момент - цифровая экономика, которая завязана на редкоземельных металлах. Их очень мало в недрах, особенно в США. У нас они есть, и есть в Африке. США нужен марганец, титан, уран и другие металлы. Авиа- и космическая промышленность у них на 60% завязана на импортируемых редкоземельных металлах. Если эти поставки прекратятся, перспективы США на будущее будут поставлены под реальную угрозу. В этом направлении точка опоры для продуктивных переговоров в нашу пользу.

Что касается стран ЕС, то тут ситуация проще. Более широкая номенклатура товаров: поставки аграрной техники и энергетика. С Европой благодаря нефтегазовому рычагу можно делать шаги друг другу навстречу, тут есть почва для продуктивных переговоров. А вот по Украине предсказать сложно, поскольку ее президент продолжает вести себя вести как шоумен и не понимает, что ему делать и за эти полгода он ничего не сделал. Так что не исключено, что на Украине поднимется новый майдан. Россия с помощью Франции и Германии может объяснить им за столом переговоров что будет, если не буду предприняты какие-то определенные и жесткие действия против тех, кто выступает против формулы Штайнмайера, которая дает выход из проблемной ситуации.

- Почему правительство США подталкивает правительство Украины к силовому решению конфликта?

- Потому что их от Европы отделяет Атлантика. Они чувствуют себя в безопасности. Конфликт между Россией и Украиной им ничем не грозит. К тому же осложнение ситуации на Украине ослабляет Россию, да и Европу тоже, что на руку США – им легче удерживать свои позиции и навязывать свою идеологию.

- Газовая дипломатия может способствовать урегулированию политического кризиса на Украине и поможет России урегулировать кризис в своих интересах?

- Да, потому что у Украины нет другого источника энергии. К тому же Украина привыкла сидеть на нефтегазовой трубе по льготным ценам. Эти поставки могут быть возобновлены. Россия заинтересована урегулировать этот кризис мирным путем.

- Кому, по Вашему мнению, в ЕС принадлежит первая скрипка в этом вопросе?

- Конечно же Меркель, хотя в последнее время она уступает Макрону, который проводи все более наступательную политику, тогда как Германия уже не показывает высокие темпы роста. У них есть свои внутренние проблемы, а когда в стране есть внутренние проблемы, начинаются и внешние сложности.

Макрон же, на мой взгляд, вспомнил о заветах Де Голля и Ширака о независимой политике Франции, которая учитывает евразийские интересы, и без России здесь не обойтись, а Германия будет выступать здесь в коалиции с Францией, поскольку она прагматична.

- Уже 5 лет Россия живет в условиях санкций. Как Вы считаете какими средствами можно полностью снять санкции США и ЕС?

- США не снимут санкции, кроме отраслей в которых они сами заинтересованы. Однако бизнес найдет обходные способы, другие цепочки для взаимодействия. Санкции действуют, потому что мы вошли в конфликт с законодательными и исполнительными органами США. У них свое мое политическое мышление, свои процедуры, выборы, влияние на народ. А бизнес прикидывает. что ему лучше и он высчитывает, как ему влиять на Конгресс и Сенат или найти схемы для обхода санкций. США сейчас показывают нормальные темпы роста и президент Трамп не сможет оказать содействие в снятии санкций, поскольку не захочет нарушать внутренний баланс сил. Лучше всего искать обходные деловые каналы. В Европе это можно делать через Макрона и Меркель.

- Каково будущее российско-американских отношений и следует ли России уступить давлению США?

- Уступать давлению США ни в коем случае нельзя мы это пробовали и проходили в течении многих лет опытным путем. Уступить давлению США для нас это означает сдать свои насущные интересы, а мы их сдавать не собираемся, поскольку в таком случае потеряем намного больше. С США у нас не было особых теплых отношений, кроме периода «перестройки», когда мы подстраивались под них. В Америке понимают, что на нас бесконечно давить нельзя, давлению мы не поддаемся. Поэтому они останутся с нами в позиции баланса, без перехода в панибратские отношения, что означает: «Вы великая держава, мы великая держава. От нашего поведения зависят судьбы мира и то, однако о том, что у нас в ближайшее время наладятся теплые отношения, говорить наивно...»

- Как должны выглядеть российско-украинские отношения, чтобы санкции были сняты?

- Российско-украинские отношения на санкции не влияют. Мы должны устраивать российско-украинские отношения так, чтобы они были наименее опасны в военном отношении и для нас, и для Европы. И это самое лучшее укрепление наших позиций, это дает шанс снять или смягчить санкции европейцам ради сохранения мира в Европе.

- Может ли Россия защититься от санкций с помощью ВТО?

- Я скептичен по этому поводу. ВТО действует под дирижерскую палочку США. Хотя там есть определенные и жесткие правила, согласно которым могут быть наказаны те, кто препятствует развитию мировой торговли. Тем не менее, мы видим, что санкции действуют и идут по нарастающей, при этом в ВТО не раздалось ни единого слова поддержки в нашу сторону.

- Санкции, направленные против российского газовых компаний «Новатек» и «Ямал СПГ», а также их судов, будут иметь успех? Не сорвут ли они крупный контракт, который должны заключить эти компании?

- Ничего они не сорвут. Эти компании не пострадают от санкций, поскольку покупатели газа действуют согласно контрактам в рамках «Северного потока». Тем более, что «Новатек» включен в национальный проект и получил 180 млрд рублей его в рамках. Так что деньги для их развития есть и правительство будет защищать эти компании.

- Как Россия может преодолеть антидопинговые санкции, наложенные на нее МОК?

- Есть такое понятие спортивная дипломатия. Спортсмены выступают в интересах государства и государство поддерживает их с помощью участия в съездах международных федераций, выборов своих спортивных функционеров. Важно проводить в ведущие международные спортивные органы своих людей, но в последнее время мы от этого самоустранились. Раньше у нас были сильные позиции. Спортсмена необходимо поддерживать с помощью спортивных функционеров, поскольку спорт это имиджевая деятельность и выгодное экономическое вложение.

- Почему противники России используют дело о малайзийском Боинге для продления санкций и как с этим бороться?

- Противники России используют любую зацепку против России, чтобы усилиться за ее счет. Бороться необходимо, предоставляя достоверные доказательства мировому сообществу.

- Какую стратегию нам следует применить для достижения уступок в спорных вопросах Крыма и Донбасса от США и Европы?

- Всегда нужно искать разумный компромисс, но учитывать, что Крым останется у нас, а вопрос Донбасса будет решаться вероятно по формуле Штайнмайера. Тут есть три варианта: это возврат Донбасса в Украину, отдельная Донецкая республика или вошедшая в состав России. Та же история с Луганском. Это вопрос длительного переговорного процесса.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter