Рус
Eng

Реконструкторы против реноваторов: второй раунд

Интервью
Реконструкторы против реноваторов: второй раунд
Реконструкторы против реноваторов: второй раунд
12 мая 2018, 10:05Людмила Бутузова
Эйфория от реновации прошла. За красивыми обещаниями мэрии оказалась банальная уплотнительная застройка. У москвичей отбирают землю. Строительный мусор девать некуда. Под ковши экскаваторов идут дома, которые легко простоят сотню лет... «НИ» обсудили ситуацию с почетным  строителем, архитектором Алексеем Кротовым.
Архитектор Алексей Кротов живет в бывшей пятиэтажке, которую реконструировал по своему проекту

- Алексей Владимирович, скажите: это только обиженные злятся или действительно москвичам от реновации стало хуже?

- Реновация в том виде, в котором она проходит в Москве, затеяна не для того, чтобы жителям стало лучше. Я об этом говорил, наверное, уже тысячу раз, но не устану повторять еще столько же, чтобы не забывалось, как программу преобразований города превращают в настоящее бедствие для него.

Начнем с того, что делать «реновацию» собираются за счет бюджета города Москвы в сумме 3,5 трлн. рублей. Это очень лакомый кусок, который, видимо, дает ключ к ответу на все вопросы. И прежде всего, на главный - для чего она предназначена? Сейчас уже мало кто сомневается, что для одной-единственной задачи: для перекачивания денег из бюджета Москвы в девелоперские компании. Это не просто жадность и кумовство, это попытка предотвратить коллапс: квартиры не покупаются, девелоперы банкротятся, кредиты не отдаются, банки рушатся или проворовываются, экономика дохнет.

Где взять денег? Инструментом для решения этой задачи является застройка за счет бюджета города. Для освобождения мест под застройку нужен снос существующих домов. Расселение, качество и количество реновационных домов, проблемы собственности, проблемы жителей - это побочные задачи, которые приходится решать по ходу решения главной задачи. Эти задачи вторичные, как отходы производства. Любой вопрос о реновации имеет ответ лишь в том случае, если он задан с учетом основной задачи программы:

- Зачем сносить крепкие дома? Чтобы освободить дорогую землю под застройку.

- Зачем уплотнять перенаселенный город? Чтобы освободить больше земли.

- Что, Собянин не видит, к чему это ведет? Видит: всё это ведет к решению поставленных задач.

- На недавнем совещании в правительстве Москвы вы назвали это картельным сговором чиновников и строительного лобби. Возражений не последовало. Мэрия вообще не вступает в дискуссии на тему реновации и уж тем более не оправдывается и не объясняет «отходам производств» свои действия. По- своему они правы. Чтобы ни происходило «под ковром», Москва меняется. Всеми силами держаться за морально устаревшие хрущевки и лишать город развития - тоже неправильно.

- Город – живой организм. Он должен меняться также, как меняются наши представления о жизни и наши требования к ней. Реконструкция – единственный инструмент для преобразования застроенных территорий. Раз в 25-27 лет должен проходить капитальный ремонт любого строения. Раз в 50 лет, когда меняются представления о жизни и требования к нашему жизненному пространству, необходимо проводить объемно-планировочные изменения. С помощью реконструкции можно привести в порядок даже давние постройки, причем сделать их соответствующими нашему времени. Что уж говорить о пятиэтажках, которым всего-то 50-60 лет, а срок службы как минимум полтора века. Реконструкция таких домов - обычная общепринятая практика, например, в Европе. А у нас в Москве эпопея со сносом "устаревшего" жилья началась с обыкновенной лжи. Восемь тысяч пятиэтажек мэрия одномоментно признала ветхими и предаварийными. И началась обработка населения – по телевизору сплошняком кадры ржавых труб, сгнившего где-то пола, разваливающихся балконов, не ремонтированных фасадов. На неискушенных тетушек это производило впечатление. Для специалистов это безобразие не является основанием для сноса, а всего лишь свидетельством плохого исполнения мэрией своих обязанностей по содержанию муниципального жилого фонда. Специалисты, в отличие от чиновников, знают, что ветхость домов определяется по износу основных (несущих нагрузку) конструкций – фундаментов, стен, колонн, перекрытий. Но никак не по трубам коммуникаций, не по состоянию дверей, полов, фасадов, крыш. А если смотреть только на подтеки на стенах, то и на Кремлевской стене они тоже бывают. И что, прикажете сносить Кремль?,

Полных обследований конструктивной прочности пятиэтажек, доказывающих необходимость их сноса, мэрия не проводила, экспертные заключения по ним не составлялись, собственникам они не предоставлены.

- А куда смотрело профессиональное сообщество архитекторов? Где были эксперты по градостроительной и жилищной политике?

- В комбинации, задуманной городскими властями и представителями индустриального домостроения, они оказались не нужны. С профессионалами не просто не советовались, от них плотно отгородились и начали делать «реновацию» на свой лад.

Кстати, сам термин «реновация» отсутствует в федеральном законе. Однако он есть в московском законодательстве со ссылкой на Владимира Ресина, идеолога и покровителя столичного стройкомплекса, сформулировавшего термин «реновация» как «принудительное освобождение территории (снос зданий и сооружений, извлечение из подземного пространства инженерных коммуникаций, сетей и др.) для обеспечения возможности нового строительства вне зависимости от степени сохранности расположенных на ней строений». Этот термин фигурирует и в директивных документах Правительства Москвы.

Парадокс в том, что Москва не нуждается в массовом индустриальном домостроении. Оно создавалось для строительства больших об'емов жилья в чистом поле. Столица давно построена, индустрия выполнила свои функции и должна уйти в другие места – обустраивать Россию, благо она у нас большая и нуждается в возведении новых городов. Но, во-первых, сложилось так, что хорошая кормушка для стройкомплекса есть только в Москве, поэтому им нужна зачистка городских территорий, чтобы опять строить, как в чистом поле. Во-вторых, панельные железобетонные дома нигде в мире уже не строят из-за их дороговизны, плохой экологичности, неремонтопригодности, уродливого внешнего вида. Иного наш стройкомплекс не умеет, да и зачем ему меняться, если это железобетонное уродство вполне отвечает вкусам нынешней московской власти, по большей части пришлой, всю жизнь прожившей в другой культуре, не чувствующей духа и уклада Москвы. Они считают, что история столицы начинается с них и, стало быть, делать надо только одно – крушить до основания, а затем возводить нечто в соответствии со своими представлениями о прекрасном. Невежество и самонадеянность — опасное сочетание для градостроительства. Нынешние варяги рано или поздно уйдут, а нам жить с этими проблемами. И мы понимаем, что это за проблемы, когда город по численности населения увеличивается в несколько раз. Это нехватка дорог, меньше зеленых насаждений, хуже инсоляция, хотя нас сейчас пытаются убедить, что она и не нужна, весь Гонконг без нее живет. А у нас-то ради чего отнимать наши социальные завоевания? Ради уплотнительной застройки, выгодной двум десяткам строительных олигархов и временным чиновникам у них на службе?

- Хочу заступиться за чиновников. Не все они такие уж приверженцы типового высотного домостроения. На сайте правительства Москвы до сих пор висит пошаговая инструкция для тех, кто заинтересовался реконструкцией. Разработана еще в 2014 году в рамках государственной программы «Жилище». Она не отменена. Более того, появились признаки для ее реанимации – мэр Собянин весьма благосклонно высказался за то, чтобы реконструировать и надстроить 4000 пятиэтажек, не попавших в программу реновации. Торгово-промышленная палата признала, что у этой технологии богатые архитектурные возможности, способные украсить безликие сегодня районы массовой застройки Москвы. Глава департамента градостроительной политики Левкин публично восторгался «подвигом» жителей с улицы Мишина, которые своими силами, без привлечения бюджетных средств, превратили скромную четырехэтажку в роскошный девятиэтажный дом. Разе это не совпадает с вашим проектом по реконструкции Москвы?

- Самое сложное - получить разрешительные документы, градостроительный план застройки участка (ГСПЗУ). На самом деле это 3 листочка, где написано: разрешается надстройка 4 этажей. Никаких геологических изысканий не требуется, дополнительного технического обследования – тоже, все давно есть. Вообще нет проблем, если мэрия действительно нацелена на улучшение жилищных условий москвичей, а не на тотальный снос в интересах застройщиков. Увы, в этом приходится сомневаться. С выдачей разрешений тянут под всякими предлогами, отказывают вообще без оснований. Левкин восторгался домом на Мишина, 32, но, однако, не сказал, что разрешительную документацию в его департаменте не давали 7 лет. Мытарили как в известной байке: «либо ишак сдохнет, либо падишах помрет». Все остались живы, но представьте, какое надо иметь терпение, чтобы так долго противостоять коррупционно-бюрократической машине. Председателю ЖСК Гарри Куренкову за этот подвиг надо орден давать!

На сегодняшний день у нас 27 ЖСК и 16 инициативных групп собственников, решивших реконструировать свои дома: ЖСК «1-й Войковский, 16К3»; ЖСК «Паперника, 21»; ЖСК «Паперника, 19»; ЖСК «Маршала Рыбалко, 14К3»; ЖСК «Аэродромная, 18»; ЖСК «Лодочная, 33»; ЖСК «Лодочная, 25»; ЖСК «Новоспасский»; ЖСК «Анадырский, 19/2»; ЖСК «Чусовская, 4К3»; ЖСК «Лобанова, 5»; ЖСК «Дмитровское шоссе, 17К1»; ЖСК «Кондратюка, 4»; ЖСК «Новикова-Прибоя, 4К2»; Новикова-Прибоя, 12К3; Большая Филёвская, 6К2; Новочерёмушкинская, 4К1; Новочерёмушкинская, 38К1; Крестьянский тупик, 14-16; Международная, 9; Малые Каменщики, 18 и другие. Представляете, сколько это решительных, инициативных семей, болеющих за Москву и готовых своими силами благоустраивать город и свой собственный быт!

И что? Из 26 ЖСК, вошедших в нашу программу «Реконструкция пятиэтажек», ни один не может приступить к практическому строительству, потому что нет подписи того же Левкина. Двум домам – на Паперника и на 1-ом Войковском проезде – буквально на днях вообще «тормознули» реконструкцию «за нецелесообразностью». Как это понимать? На Паперника, 21 из 76 собственников квартир 72 проголосовали за модернизацию дома. Для них целесообразность этого дела очевидна – люди останутся жить на старом месте, у метро, в очень хорошем районе, за счет надстройки и обустройки получат по 20 квадратных метров дополнительной площади, лифты, холлы, подземные стоянки для автомобилей, смогут купить вторую квартиру по себестоимости строительства (80 000 рублей за кв. метр). Земля приватизирована, архитектурный проект выбран и утвержден на общем собрании, инвестор есть, строительная компания, что называется, под парами - десять месяцев и комфортабельный дом готов. Какую «нецелесообразность» углядела наша мэрия? Люди страшно разочарованы – столько было надежд и усилий, а дом, как они подозревают, приговаривают к сносу – слишком хорошее место, чтобы оставлять его коренным москвичам, и никакого навара чиновникам и стройкомплексу. Его просто не с кого снять – в доме одни пенсионеры и бюджетники, у них нет денег на откаты.

Все это надо учитывать и говорить об этом открыто. Индустриальное строительство - конвейер с налаженными захватами и откатами, а реконструкция – индивидуальна, социально ориентирована. Принципиально разные задачи и подходы. Это не их бизнес. Реконструкция, возможно, была бы интересна чиновникам, но под их контролем и при участии их проектировщиков и застройщиков. «Только не это! Городские чиновники хотят рулить процессом в своих корыстных целях, интересы людей для них ничто», - пишут в Фейсбуке москвичи, в общем-то готовые участвовать в проекте реконструкции своих домов, но без «посредников», которые уже и так немало потрудились над «улучшением» их жилищных условий.

- От конфронтации все равно мало толку. Мне кажется, очень верно высказался Андрей Широков, председатель Комитета торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ: «В сложившейся ситуации реконструкция — это самый подходящий и лучший выход из положения. Но решить проблему можно только коллективно: город, инвесторы, жители. Причем, именно собственники квартир вправе решать, будет реконструироваться их дом или нет». Возможно, я ошибаюсь, но люди на государевой службе редко высказывают свое мнение, чаще – «консолидированную позицию». А это значит, что какая-то движуха в сторону здравого смысла все же пошла.

- Случилось то, чего власти ожидали от москвичей меньше всего: осмысление реновации с этической и политической точки зрения.

Ведь до этого и население малоэтажной Москвы представлялось им зависимым, малоимущим, доживающим век в советских квартирах среди ветшающей обстановки и, по сути, не заметившим своего вступления в право собственности: когда-то государство дало одну квартиру, теперь дает другую. Власти не поняли, что, кроме первого поколения собственников, они имеют дело со вторым и третьим поколением. С наследниками, которые могли переехать, но не переехали, потому что им тут нравится. С новыми владельцами, которые заплатили за квартиру реальные личные деньги, в том числе с помощью ипотеки (то есть полуторную и двойную цену). «Реноваторы» вообще проигнорировали прописную, но весьма существенную для людей истину, что ДОМ – это из разряда самых личных, интимных и несменяемых просто так вещей – как город, родина или дети. Нельзя сказать: заберем у вас этих детей, а дадим новеньких, покрасивее. В результате наступили сапогом на чувства сотен тысяч людей и продемонстрировал почти неприличное презрение к москвичам.

Да, радикально пока ничего не изменилось, но откат назад наметился. Городских землевладельцев и реконструкторов уже не гонят взашей от мэрии, когда они приносят письмо Сергею Собянину с просьбой взять под личный контроль первые 10 домов для прохождении Градостроительной земельной комиссии. Московское правительство дает зал для «круглого стола», где общественники обсуждают возможности реконструкции многоквартирных домов. Первых лиц, разумеется, нет, «на круглый стол» направляют второстепенных клерков. Но и это неплохо - второстепенные донесут информацию до начальства и себе на ус намотают, как мэрия готовилась к своей реновации потихоньку от горожан и как не один год размежевала кварталы в свою пользу. Какой это обернется проблемой для жильцов, решившихся на реконструкцию, и представить было трудно. Сейчас пытаются выяснить, что у них с землей, и оказывается, что чиновники ее так отмежевали, что ни детская площадка, ни зеленые насаждения им уже не принадлежат, у дома нет даже трех метров территории, чтобы развернуться с реконструкцией. Доходит до абсурда – некоторые кооперативы, созданные еще в советское время, владевшие огромной территорией и на свои деньги построившие дома, сегодня оказались в таком же ущемленном положении. Самое интересное: в архивах документов нет, они изъяты, а на руках у собственников они есть. Кто украл землю стоимостью в несколько сотен миллионов рублей? Кому за это отвечать и кто должен вернуть москвичам их собственность?

Это вопрос ключевой для Москвы и для ее градостроительного будущего. Землю надо возвращать законным владельцам. Петиция от инициативных горожан направлена президенту Владимиру Путину. Мэрия в курсе. И, похоже, призадумалась. Во всяком случае, прежнего хамского – «вы трепыхайтесь, все равно будет по-нашему» - не прозвучало. А это, как говорится, уже «шаг навстречу».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter