Рус
Eng

Ренат Каримов: "Сколько в Москве мигрантов, только Аллаху известно"

Интервью
Ренат Каримов: "Сколько в Москве мигрантов, только Аллаху известно"
Ренат Каримов: "Сколько в Москве мигрантов, только Аллаху известно"
12 апреля, 19:52Фото: yaplakal.comПредседатель ЦК профсоюза трудящихся мигрантов Ренат Керимов
И через год после начала пандемии мигранты не могут приехать в Россию. Но у тех, что остались, проблемы прежние, говорит председатель Центрального комитета профсоюза трудящихся мигрантов Ренат Каримов в интервью "НИ" - трудовых договоров нет, сверхурочные не выплачиваются, с медобслуживанием дела обстоят плохо.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

- Насколько уменьшилось число мигрантов за год пандемии?

- Это только Аллаху известно. У нас нет подсчётов. Но количество постановок на миграционный учёт уменьшилось в два раза. Если бы не было пандемии, по разным оценкам, трудовых мигрантов было бы 5 – 10 млн человек. Пять миллионов человек – это целое государство. В этом государстве, чтобы обслуживать такое население, должно быть Министерство иностранных дел, Министерство образования и т.д. Целый аппарат. А кто у нас занимается этими людьми? Если человек приезжает в Америку или любое европейское государство, его ведут государственные структуры. Этим наша миграция радикально отличается от миграции в Европу, где принимающая сторона сразу несёт расходы. Для беженцев строятся лагеря, предоставляются пособия, жильё, рабочие места. А к нам приезжают и сразу начинают финансировать российский бюджет. Мигрант сам покупает билет, помогая Минтрансу, снимает квартиру и помогает владельцу жилья. Едет в Сахарово оформлять патент и помогает бюджету Москвы – платит 15 тысяч рублей за патент, хотя Международная конвенция предполагает, что это если забота не государства, то работодателя. Потом получает патент и начинает платить 5 341 рубль, ещё не найдя работу! Дохода нет, а фиксированный авансовый платёж НДФЛ – есть. Нашёл работу и к фиксированному авансовому платежу ещё добавляется 13%... Поэтому для РФ трудовая миграция – исключительно выгодная вещь, с экономической точки зрения.

- Восстановилась ли миграция из Средней Азии?

- Нет. Сейчас ниоткуда миграция не идёт. Границы закрыты. Границы на замке.

- Повысился ли уровень оплаты в связи с нехваткой рабочих рук?

- У нас нет такой информации. Наверное, у кого-то повысилась, у кого-то понизилась, кто-то вообще не получает заработную плату, потому что работодатель такой попался. Основные проблемы остались прежними. Это – отсутствие трудовых договоров, потому что работодатели не хотят заключать письменные трудовые договора, отсутствие оплаты сверхурочного времени. Мигранты работают по десять и более часов, а получают зарплату как за восемь, и часто без выходных дней. И по-прежнему не изжиты случаи невыплаты заработной платы.

- Вам удаётся помочь тем, кто к вам обращается?

- Не всем, но как-то удаётся. Мы в течение года судились со строительной компанией ООО «Прайм констракшн», которая осуществляла строительство жилого комплекса в районе метро «Преображенская». Там работали граждане Узбекистана, которые не получили зарплату за два с половиной месяца. Им работодатель сказал: «Идите, куда хотите. Зарплату вы не получите». Они пришли к нам. Было десять судебных заседаний. В результате люди получили заработную плату, компенсацию за неиспользованный отпуск, компенсацию за задержку зарплаты и по 10 тысяч рублей морального вреда. Но эти 12 молодых рабочих работали по 10-12 часов в сутки, по семь дней в неделю. У них был один выходной день в месяц. Но в трудовом договоре значилась 40-часовая рабочая неделя. Суд отказался принимать свидетельские показания друг на друга, они все были истцами. Другие свидетели всё время были заняты, никто не пришёл на заседание. Судья требовал предоставления табеля учёта рабочего времени, а работодатели – народ ушлый. Они вместо табеля учёта рабочего времени каждому выдавали нарезанные полоски бумаги, склеенные как портновский сантиметр. На них стояло рабочее время 10 часов, но не было ни подписи, ни печати. Поэтому суд эти «табели» не принял. Поэтому компенсирована была зарплата за восьмичасовой рабочий день.

- Удаётся ли поддерживать достойный уровень оплаты труда? Насколько мигранту выгодно работать в России?

- Это очень относительный показатель - «достойный уровень зарплаты». Мы в профсоюзе не делим мигрантов и не-мигрантов. Мы стоим на позиции, что рабочий человек в массе своей, за исключением отдельных секторов экономики, не получает достойный заработок. Среди них не исключение и мигранты.

- Как решается проблема жилья для мигрантов?

- Это большая проблема, которая тормозит и привлечение безработных граждан из депрессивных регионов. В Москве нет общежитий. Подавляющее большинство мигрантов без всякого участия работодателя, без участия государства, мэрии, кооперируются, снимают квартиры и живут в скученных условиях.

- После январских протестов все заговорили о центре в Сахарово. Там же находится и МФЦ для мигрантов. Очевидно, что на получение любой бумажки мигранту необходимо потратить целый день. Вы пытаетесь решить эту проблему?

- Мы поднимаем эту проблему. Конечно, было бы намного удобнее и разумнее перенести получение документов внутрь МКАДа. Мы даже писали письмо, собирали подписи. Но не отправили это письмо, заранее понимая, какая будет на него реакция.

- Как организовано медицинское обслуживание мигрантов?

- С медицинским обслуживание дела обстоят плохо. К тому же, мигрант из Белоруссии не равен мигранту из Казахстана, мигрант из Казахстана не равен из Кыргызстана, который в свою очередь не равен мигрантам из Узбекистана и Таджикистана. У них разные статусы. Если говорить обобщённо, 80% трудовых мигрантов находятся за рамками российской системы ОМС. Из этих 80%, приблизительно половина имеет полисы добровольного медицинского страхования. Но только единицы процентов знают, как пользоваться этими полисами медицинского страхования. А из тех, кто знает, как пользоваться, маленькая часть получала медицинские услуги по полисам ДМС. Все говорят, что надо получить этот полис. В Сахарово без оформления медицинского полиса невозможно оформить патент. Когда выдают эти полисы, никто из сотрудников Сахаровского миграционного центра не объясняет иностранному гражданину, как пользоваться полисом. Более того, там есть несколько страховых компаний, сотрудник центра говорит: выбирайте любую, всё равно это – бесполезная бумажка. То есть, заранее человека убеждают в том, что это – чистая формальность. Такова линия страховых компаний, которые заинтересованы в том, чтобы как можно меньше народа к ним обращалось, заплатив за полис. Люди не понимают, оплачивая медицинскую страховку, что они могут ей воспользоваться. А государство не помогает понять. Вот это – большая беда.

- Имеют ли право трудовые мигранты на вакцинацию от коронавируса?

- Такого права у них нет. Часть трудовых мигрантов, которые имеют полисы ОМС, это граждане ЕАЭС, имеют призрачное право обратиться в поликлиники и привиться. Те, у кого полисы ДМС – не имеют никакого права. А об остальных и разговору нет. К нам приходят мигранты, которые хотят привиться. Мы позвонили в Штаб, который есть в Правительстве Москвы. Поднялись по служебной лестницы до какого-то высокого начальства, рассказали о проблеме. Нам пообещали ответить. Так и не ответили.

- Есть ли статистика по трудовым мигрантам, на которую можно положиться?

- Объективные цифры по трудовой миграции никто не знает. Это связано с тем, что слишком велика доля нелегальной миграции. МВД может посчитать только количество постановок на миграционный учёт. Но на этот учёт один человек может попадать каждый месяц – всё зависит от того, как его оформляет принимающая сторона. Кто-то принимает на месяц, кто-то на три месяца. Кроме того, есть зависимость от того, на какой срок оплачен патент. Но патент – дорогая вещь. В Москве - пять тысяч триста сорок один рубль в месяц. Это фиксированный авансовый платёж НДФЛ. Можно посчитать по ставке 13% - как будто бы мигрант получил зарплату 40 тысяч рублей. Если же он заработал 20 тысяч, а не сорок, получается, что налог составит уже 26%. Человек устраивается дворником с зарплатой 20 тысяч рублей, с которой бухгалтерия ещё вычитает 13% НДФЛ. Таким образом, один мигрант выплачивает 39% своего дохода.

Наш президент только в прошлом году подписал закон, по которому доход свыше 5 млн рублей в год облагается налогом в 15%. А дворник-гастарбайтер вынужден платить 39% НДФЛ. Получается, что чем ниже заработок у мигранта, тем выше ставка его налога! Куда мы только не обращались! Обратись к Путину, Путин скажет – идите в суд. Мы и в суд ходили!

- Можно ли уменьшить налог?

- Налоговый кодекс специально оговаривает в статье 227 пункт 6, что исчисленный налог может быть уменьшен на величину фиксированного авансового платежа. Но это – целая процедура. Мигрант должен обратиться в бухгалтерию, так написано в Налоговом Кодексе. Но не написано, что мигрант должен знать об этом, должен уметь написать заявления. В бухгалтерии на него цыкнут, скажут – иди отсюда, слишком умный. Но, если бухгалтер проявит сочувствие, то возьмёт заявление, которое необходимо отнести в налоговую инспекцию. Налоговая инспекция должна проверить по базе МВД, действительно ли такой патент выдан, действительно ли такой трудовой договор заключён, действительно ли по 5 341 рубль был оплачен. И только после этого они дают уведомление в бухгалтерию с разрешением уменьшить исчисленный налог.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter